18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
21:00 18.12.2018

Тимур Башкаев: В Апраксин двор будет модно приходить

28 ноября на совете по инвестициям будет представлена очередная концепция реконструкции Апраксина двора, который Смольный пытается привести в сколько-нибудь цивилизованный вид с 2004 года. Конкурс на ее разработку в начале месяца выиграло архитектурное бюро Тимура Башкаева. Во что может превратиться торговый квартал XIX века в самом центре Петербурга, «Фонтанке» рассказал глава московской мастерской.

Тимур Башкаев: В Апраксин двор будет модно приходить

28 ноября на совете по инвестициям будет представлена очередная  концепция реконструкции Апраксина двора, который Смольный пытается привести в сколько-нибудь цивилизованный вид с 2004 года. Конкурс на ее разработку в начале месяца выиграло архитектурное бюро Тимура Башкаева. Во что может превратиться торговый квартал XIX века в самом центре Петербурга, «Фонтанке» рассказал глава московской мастерской.

- На прошлой неделе вы представляли идеи по реконструкции Апраксина двора на совещании с вице-губернатором Игорем Дивинским. Можете рассказать, каково ваше видение развития одного из самых проблемных петербургских кварталов?

- Это будет по-настоящему современный многофункциональный городской центр, в котором, конечно, сохранится торговля, но эта функция будет не главной. Акцент будет сделан на общественную составляющую, культуру и образование. Эти функции сделают территорию более привлекательной и самое главное — повысят ее статус. В Апраксин двор будет модно приходить, там будет происходить масса событий, выставок, театральных представлений, будут медиатека, коворкинги, пространство для молодежи.

- Какую часть территории планируется оставить за торговлей, а какую передать под другие функции?

- На данной стадии мы понимаем, что общегородских функций должен быть не мизер, а такое количество, чтобы люди могли ассоциировать это место с общественным пространством, а не с торговлей. Конкретный баланс мы пока ищем, но вектор развития территории очевиден.

- Видели разработанные проекты по реконструкции Апраксина двора - Криса Уилкинсона или вашего конкурента на конкурсе Никиты Явейна?

- Конечно, видел. Формально у Криса Уилкинсона был очень интересный, красивый проект. Правильно, что формировались общественные пространства. Но! Ценой сноса исторической застройки. По мнению экспертов и историков, и я согласен с ними, Апраксин двор ценен не отдельными домами не слишком высокого качества. Он ценен сохранившейся средой XIX века. А Уилкинсон эту среду разрушал, менял ее масштаб и парцелляцию.

Проект Явейна тоже хороший, но такое ощущение, что он был сделан очень быстро. Может быть, времени было мало, может быть - такое техническое здание. Самое слабое место этого проекта — паркинг. «Студия 44» предлагала построить 4-этажную подземную парковку под существующими зданиями. Даже если это будет разрешено, никакая экономика проекта такое решение не потянет. Это безумно дорого.

- У вас уже есть идеи, как сделать реконструкцию экономически рентабельной и в то же время сохранить историческую застройку?

- Это самое сложное. Мы должны понимать, что экономика проекта зависит от очень многих вещей — не только от объема коммерческих площадей, но и от инженерии, решения вопроса с парковками. А вы знаете, в каком состоянии находятся сети в этом районе — в бедственном. В некоторых зданиях нет ни воды, ни канализации, ни централизованного отопления. И если задачу реконструкции всех инженерных коммуникаций полностью повесить на инвестора, никакая компания этот проект никогда в жизни не потянет. Это безумно сложно и дорого. И то, что раньше реконструкцией инженерии как раз должны были заниматься только инвесторы, — это, возможно, одна из причин, почему эти проекты не были реализованы.

В проектах, которые делаем для Москвы, мы выверяем бизнес-модель не месяц, не два, а иногда и год. А над концепцией развития Апраксина двора мы работаем всего две недели. Поэтому пока до конца выверенной модели нет. Но общий подход понятен. Конечно, очень нужна помощь города в решении наиболее сложных проблем реабилитации исторического квартала. И Петербург, наверное, может это сделать в рамках программы реновации исторического центра, которая уже принята.

- Предыдущие проекты реконструкции Апраксина двора не состоялись еще по одной причине, даже, может быть, более веской, — из-за имущественных вопросов. Территория Апраксина двора принадлежит нескольким десяткам мелких собственников.

- Множество собственников - это не проблема, но некая трудность. Собственники — уважаемые люди, наши с вами соотечественники. Они прекрасно понимают, что, с одной стороны, есть перспектива просто закрытия этого района, грубо говоря, "черкизона", а с другой — есть возможность принципиально повысить качество Апраксина двора. И если с владельцами зданий в квартале вести диалог по-человечески, в режиме компромисса, то все может получиться. Наша задача не ущемить кого-то, сделать реконструкцию не за чей-то счет. Наша задача — сделать хорошо всем: и собственникам, и городу, и главное — петербуржцам. А если «переламывать через колено», то и результат будет соответствующий.

Надо добиваться роста качества среды не на проценты, а в разы. Это залог успеха и одновременно база для достижения договоренностей с собственниками. Если мы скажем, что сделаем через 2 - 3 года принципиальное улучшение, такую инфраструктуру и среду, где можно будет организовать современные магазины любого уровня, проект будет поддержан. Для города выгода тоже очевидна - сейчас эта территория приносит в 2 - 3 раза меньше дохода в виде налогов, чем могла бы.

- Новые здания на территории двора появятся?

- Мы опираемся на те рекомендации, которые нам дают город, КГИОП и на историко-культурную экспертизу. Это целый том документации, в которой досконально описано, что и с каким зданием можно делать. И экспертиза устанавливает, что новое строительство или надстройка существующих корпусов на этой территории невозможны. После реконструкции должна быть с максимальной точностью восстановлена среда позапрошлого века. И я уверен, что это можно сделать.

- За 20 дней успеете разработать проект?

- Успеем. Сейчас мы в основном не рисуем и не проектируем, а придумываем, чем наполнить пространство, - смотрим мировой и российский опыт, понимаем, чем живет город и что нужно людям, социуму. Каждое свое предложение мы будем подтверждать этими материалами. К тому же собирать материал по Апраксину двору мы начали заранее. Еще на этапе принятия решения об участии в конкурсе мы общались со многими специалистами, которые занимались этим кварталом.

- Как относитесь к идее восстановления Спасо-Сенновской церкви?

- Конечно, мы ее восстановим. О том, что это необходимо, говорят все эксперты, КГИОП. И место, участок для этого есть.

- Что будет со зданием бывшей типографии Лениздата?

- Формально участок под этим зданием не попал в территорию рассмотрения. Сейчас оно не является частью Апраксина двора.

- Что вы думаете о предложениях его снести?

- Можно рассматривать этот вариант или полную реконструкцию. За страшным фасадом скрываются огромные помещения, которые можно использовать для обслуживания исторического квартала. Посмотрим на следующем этапе.

- Почему на конкурсе вы предложили такую низкую цену за разработку эскиза концепции?

- Для нас нет принципиальной разницы, делать эту работу за 200 тысяч или 500 тысяч. Это венчурные вложения в интересный проект. Мы понимаем, что можем разработать эту концепцию, и работаем на будущее.

- С исторической застройкой вы уже работали?

- Да, у нас был очень интересный проект реконструкции Ярославского вокзала в Москве. Это памятник федерального значения, построенный в стиле модерн по проекту Федора Шехтеля. Однако мало кто знает, что внутренние интерьеры здания проектировал не менее талантливый архитектор Лев Кекушев. И его работу во время советских реконструкций особенно не берегли - знаменитые колонны закрыли кладкой, часть галерей заложили мрамором. Во время научной реставрации и реконструкции мы вместе со специалистами-реставраторами все это обнаружили, открыли подлинные сохранившиеся витражи, по фотографиям заказали копии фонарей той эпохи, убрали часть бетонных перекрытий, сделанных в советское время на месте бывшего внутреннего двора вокзала, создав центральный атриум. Мы гордимся этой работой. Но с Апраксиным двором будет даже в каком-то смысле легче - многие регламенты по его реставрации уже прописаны.

- А в Петербурге у вас проекты были?

- Мы делали проект для СО ЕЭС — диспетчерское управление энергосистемами Северо-Запада. Хотя это был интерьерный проект. Но для меня нет разделения на москвичей и петербуржцев, есть единое культурное пространство. Выпускники МАРХИ, как профессионалы, знают и чувствуют Северную столицу не хуже многих петербуржцев. Мы его изучаем несколько лет. Во время учебы мы приезжали на выходные в Петербург каждый месяц.

- В последнее время ваше имя связывается с проектом «Новая земля» по застройке Бирюлево с помощью системы искусственных озелененных платформ...

- Откройте наш сайт - у нас никогда в жизни не было такой работы. Я удивлен сам появлению этого проекта под моим именем в СМИ. Я предполагаю, что это связано с преподаванием в МАРХИ. За последние 8 - 9 лет под моим руководством было защищено несколько десятков дипломных проектов. Может быть, и этот проект — студенческий. Хотя если бы мне предложили, я бы с удовольствием сделал реконструкцию промзоны Бирюлево. И, конечно, на принципах градостроительной концепции «Новая земля».

Беседовала Антонина Асанова, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор