Конец строительной империи Амелина

Борьба за наследство Сергея Амелина привела к тому, что многомиллиардные контракты группы компаний «Стройимпульс», заключенные с Минобороны, расторгнуты. Опасаясь срывов сроков сдачи знаковых объектов, назначенное в марте новое руководство «Оборонстроя» заканчивает строительство силами дочерней фирмы и пытается вернуть выплаченные авансы. Даже с учетом возврата государству недвижимости, приобретенной ранее у Минобороны за деньги Минобороны, военное ведомство может недосчитаться 3 миллиардов рублей.

0
www.sportsdaily.ru
www.sportsdaily.ru
ПоделитьсяПоделиться

Борьба за наследство Сергея Амелина привела к тому, что многомиллиардные контракты группы компаний «Стройимпульс», заключенные с Минобороны, расторгнуты. Опасаясь срывов сроков сдачи знаковых объектов, назначенное в марте новое руководство «Оборонстроя» заканчивает строительство силами дочерней фирмы и  пытается вернуть выплаченные авансы. Даже с учетом возврата государству недвижимости, приобретенной ранее у Минобороны за деньги Минобороны, военное ведомство может недосчитаться 3 миллиардов рублей.

Смерть Сергея Амелина, который в возрасте 46 лет неожиданно скончался в январе 2013 года, вызвала не только споры между наследниками, но и поставила под угрозу срыва многомиллиардные строительные контракты, по которым единолично контролируемая Амелиным группа компаний «Стройимпульс» должна была построить для Минобороны более 100 объектов. Сейчас чиновники «Оборонстроя», переживая, что могут не успеть с вводом в строй олимпийских объектов в Сочи и Президентского кадетского корпуса в Тюмени, спешно переводят договоры с субподрядчиками на  собственное ОАО «234-СУ» и пытаются получить обратно авансы. Последнее пока получается не очень.

К январю 2013 года входящее в группу компаний Сергея Амелина ООО «Стройимпульс СМУ-1» имело контракты с ОАО «Главное управление обустройства войск» (ОАО «ГУОВ») на постройку 103 объектов, в качестве авансов по контрактам на счета фирмы было перечислено более 17 миллиардов государственных рублей. Но часть этих денег ранее предположительно была выведена в одну из подконтрольных Амелину компаний. Ситуацию усугубили противоречия между матерью покойного бизнесмена, другими наследниками и доверительным управляющим, которые не позволили нормально исполнить обязательства перед государством.

Напомним, в апреле 2013 года разгорелся конфликт между одной из наследниц, матерью Сергея Амелина Еленой Амелиной, и назначенной по её же инициативе доверительным управляющим имуществом покойного экс-вице-губернатором Петербурга адвокатом Анной Марковой.

По мнению Анны Марковой, Елена Амелина, ещё до вступления в права наследства, фактически начала самостоятельно руководить деятельностью предприятия, хотя на тот момент уже было известно о наличии как минимум еще одного наследника. Назначенный генеральным директором ООО «Стройимпульс СМУ-1» Максим Бобров охотнее выполнял указания матери своего покойного босса и ее представителей, нежели согласовывал свои действия с доверительным управляющим.  Особенно насторожил ряд договоров, заключенных Бобровым с субподрядными организациями. Результаты проведенной по указанию Марковой внутренней проверки показали: есть основания предполагать, что около 2 миллиардов авансов от Минобороны ушли на счета спешно созданных фирм, аффилированных с сотрудниками «Стройимпульса».

Так, в конце марта 2013 года почти полмиллиарда рублей было перечислено на счет ООО «МонолитПромСтрой», которое в том же месяце учредили  главный бухгалтер и начальник отдела кадров «Стройимпульса СМУ-1», а также трое бывших сотрудников компании. По словам Анны Марковой, договоры, которые были заключены Бобровым с этой фирмой, не были согласованы в соответствии с внутрикорпоративными процедурами «Стройимпульса» и содержали удивительные условия, например предоплату  90%, в отличие от принятых в строительном бизнесе 30%. Подозрение вызывали и договоры с другими организациями, среди которых также были субподрядчики, близкие к «Стройимпульсу». Рентабельность некоторых контрактов оказалась вообще отрицательной и достигала минус 80%. У Анны Марковой возникали и другие вопросы к генеральному директору, тем более что многие решения фактически принимались не Бобровым, а третьими лицами, которые даже не числились в штате «Стройимпульса»: в частности Виктором Яковлевым, представляющим интересы Амелиной. Елена Амелина, в свою очередь, считала, что не дело доверительного управляющего вмешиваться в оперативное управление предприятием.

Недопонимание между Еленой Амелиной и Анной Марковой в начале апреля переросло в противостояние, вызвавшее паралич в работе компании. Кто главный в «Стройимпульсе», стороны конфликта решали с помощью охранных предприятий. Сначала при поддержке нотариуса Анна Маркова потребовала от Елены Амелиной прекратить вмешательство в дела общества до завершения периода доверительного управления. В ответ на это  Максим Бобров издал приказ о недопуске на территорию «Стройимпульса» доверительного управляющего Анны Марковой, а также гендиректора еще трех входящих в наследство Сергея Амелина компаний Дмитрия Леови. Но доверительного управляющего поддержала сторона второго наследника, которая увидела угрозу для наследуемого имущества (Елена Амелина и ранее не скрывала: бизнес сына она намерена наследовать одна).  

Маркова прекратила полномочия Максима Боброва и временно возложила обязанности гендиректора на себя, проложив себе дорогу в руководящий кабинет с помощью судебных приставов и полиции. Это решение было оспорено в арбитражном суде Еленой Амелиной, которая добилась судебного запрета на внесение изменений в учредительные документы, что, в свою очередь, повлекло трехмесячный коллапс в деятельности общества, фактически оставшегося без легитимного руководителя. Хотя уже в конце апреля новым гендиректором «Стройимпульса СМУ-1» решением Марковой назначен Игорь Козлов, данная ситуация была преодолена только в конце июня, когда обеспечительные меры в виде запрета вносить изменения в ЕГРЮЛ удалось отменить. К этому времени контракты Минобороны с ООО «Стройимпульс СМУ-1» были прекращены, в арбитражный суд Москвы подано два иска об истребовании авансовых платежей на общую сумму около 7 400 000 000 рублей. На счетах «Стройимпульса СМУ-1» находилось около 1 700 000 рублей.

В приведении компании в критическое состояние стороны конфликта склонны винить друг друга. Анна Маркова отмечает, что, согласно результатам независимого аудита, к моменту её назначения доверительным управляющим компания уже находилась в тяжелом положении: «Оборотных средств было достаточно для закрытия только 15% долгов. При такой степени риска предприятие можно считать банкротом». Кроме того, управление фактически было передано «третьим лицам», что создало угрозу вывода активов, являвшихся по существу неотработанными авансами от государства, и отвечать за это пришлось бы доверительному управляющему.  Елена Амелина считает, что в развале «Стройимпульса» виновна Анна Маркова: «А что говорить. Она уже разорила всю фирму». Представляющий её интересы юрист Виктор Яковлев полагает, что за период управления Анной Марковой «Стройимпульсу» нанесены значительные убытки, но корректно оценить их размер пока не может, так как не имеет доступа к документам общества.

Правда, не очень понятно, как Маркова могла нанести значительные убытки, не имея даже доступа к счету: наложенные стороной Елены Амелиной обеспечительные меры почти полностью парализовали хозяйственную деятельность компании.

Как рассказала корреспонденту «Фонтанки» заместитель генерального директора ОАО «ГУОВ» Лариса Левина,  решение о прекращении контрактов со «Стройимпульсом СМУ-1» и об истребовании авансов было принято, когда стала очевидной угроза срыва строительства объектов, задержать сдачу которых в эксплуатацию позволить было нельзя.

«Президентский кадетский корпус в Тюмени мы обязаны открыть к 1 сентября. До конца года необходимо ввести в строй ряд олимпийских объектов в Сочи. Также среди приоритетных проектов — здания Академии связи им. Буденного в Петербурге, архив Минобороны в Подольске. А с апреля по июнь 2013 года в «Стройимпульсе» было на официальном уровне не решить ни одного вопроса - там попросту не было легитимного руководителя».

Так же, как и Анну Маркову, руководство «ГУОВ» обеспокоило неожиданное увеличение количества никому неизвестных фирм-субподрядчиков: «Так не бывает. При уже размещенных «Стройимпульсом» заказах на все работы вдруг появляются новые субподрядчики. На 2 миллиарда рублей, непонятно, на какие объемы работ.  Это смущает».

В настоящее время, сформировав совместно с руководством «Стройимпульса СМУ-1» комиссию по сверке взаиморасчетов, «ГУОВ» приходит к неутешительным результатам. На 1 мая 2013 года «Стройимпульсу» было перечислено авансовых платежей на сумму 17,212 миллиарда рублей, неотработанный аванс составляет около 7 миллиардов рублей. По имеющейся информации, уже выполнены, но пока документально не оформлены, работы еще максимум на 1 миллиард рублей. На счету «Стройимпульса» - практически ничего. Но еще примерно на 2,7 миллиарда недвижимости нашлось у аффилированной компании.

Как говорит Лариса Левина, в настоящее время ведутся переговоры о частичном погашении долгов «Стройимпульса» за счет передачи в государственную собственность нескольких объектов недвижимости.  Как объяснила корреспонденту «Фонтанки» Анна Маркова, это здания,   приобретенные Сергеем Амелиным у «Оборонсервиса».

Напомним, в рамках громкого уголовного дела, по которому обвинения предъявлены бывшей главе Департамента имущественных отношений военного ведомства Евгении Васильевой, расследуется афера с продажей ОАО «31 Государственный проектный институт специального строительства», когда 70 % акций института перешли подконтрольной самой Васильевой фирме «ВитаПроджект», 30 % акций - ОАО «Сосновоборэлектромонтаж», принадлежащему строительному холдингу «ТИТАН-2», а здание института на Смоленском бульваре, дом 19, — в собственность учрежденному Сергеем Амелиным ООО «Теорема».

Также «Теоремой» была приобретена военная недвижимость в Большом Предтеченском переулке, дом 30 (там располагалось Главное управление обустройства войск), здания на улице Косыгина и в поселке Архангельское под Москвой. Интересно, что, судя по всему, объекты недвижимости у Министерства обороны «Теоремой» приобретались на деньги самого Министерства обороны, выплаченные  авансом «Стройимпульсу» и перечисленные в качестве займов на счета «Теоремы».

Если акции 31 ГПИСС после возбуждения уголовного дела приобретатели добровольно возвратили государству, то недвижимость, приобретенная Амелиным, до последнего времени оставалась в собственности «Теоремы». В результате переговоров, оцененное в 2,7 миллиарда рублей, это имущество должно быть передано в счет долга «Стройимпульса». При этом, как поделились с «Фонтанкой» в «Оборонстрое», возвращенная недвижимость, скорее всего, будет использована для нужд самого министерства.

«Фонтанка» занялась арифметикой. Из перечисленных «Стройимпульсу СМУ-1» авансов на сумму 17,212 миллиарда рублей не принято работ на сумму около 7 миллиардов рублей. Выполнено, но не ещё официально не принято работ — максимум на 1 миллиард. Недвижимость «Теоремы» -  2,7 миллиарда рублей. На счету «Стройимпульса СМУ-1» - несколько сотен миллионов рублей, в масштабе долга — капля. Так что, по очень предварительным и очень приблизительным подсчетам, не менее 3 миллиардов рублей, которые надо бы возвратить государству, взять неоткуда.

Собеседник «Фонтанки» в «Оборонстрое» согласился: «Сумма приблизительно в 3 миллиарда зависает. Мы продолжим работу по поиску способов взыскания данной задолженности».

Несмотря на то, что 6 месяцев со дня смерти Сергея Амелина истекли 20 июля, в права наследства пока никто не вступил, и сколько времени ещё продлится наследственное производство, неведомо. Не стоит забывать, что, кроме матери покойного бизнесмена Елены Амелиной и признанного ребенка, на долю в наследстве может претендовать ещё один ребенок — 12-летний мальчик, чье родство с покойным на сегодняшний день судом не подтверждено.

По данным «Фонтанки», в деле о наследстве возможны неожиданные повороты. Даже с учетом того, что основной строительный актив — ООО «Стройимпульс СМУ-1» находится в состоянии, которое иначе чем банкротством назвать сложно, на личных счетах Сергея Амелина находится сумма, превышающая 1,5 миллиарда рублей — без учета стоимости недвижимости и другого имущества.

Денис Коротков, «Фонтанка.ру»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...