18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
19:49 12.12.2018

Нигерийский военный флот не любит конкурентов

До сих пор задержанные в октябре нигерийским военным флотом российские моряки остаются под арестом в этой африканской стране. Несмотря на периодические заявления дипломатов, что их освобождение грядет через день-два, и предупреждение нигерийской стороны об ответных мерах. Заложниками в борьбе за развивающийся рынок охранных услуг в Гвинейском заливе стали 15 членов экипажа охранного судна, в том числе петербуржцы.

Нигерийский военный флот не любит конкурентов

moran-group.org

Задержанные в октябре нигерийским военным флотом российские моряки остаются под арестом в этой африканской стране. Несмотря на периодические заявления дипломатов, что их освобождение грядет через день-два, и предупреждение нигерийской стороны об ответных мерах. Заложниками в борьбе за развивающийся рынок охранных услуг в Гвинейском заливе стали 15 членов экипажа охранного судна, в том числе петербуржцы.

Судно обеспечения безопасности Myre Seadiver, принадлежащее российскому подразделению транснациональной Moran Security Group, было задержано военно-морским флотом Нигерии в порту Лагоса 19 октября 2012 года. Поводом послужило наличие на борту оружия - 14 автоматов АК-47 с 3643 патронами, 22 винтовок с 4955 патронами к ним и 20 полуавтоматических карабинов Benelli MR1.

«Мы установили, что судно пришло в наши воды без должного уведомления и имеет оружие на борту, что нарушает законы Нигерии», - заявили нигерийские военные. С тех пор экипаж судна, состоящий из 8 моряков и 7 охранников, под арестом.

Необходимо пояснить, что наличие оружия на борту Myre Seadiver никто не отрицает. Более того, собственник судна, специализирующаяся на услугах в области безопасности, Moran Security Group утверждает, что информация о его наличии была своевременно передана нигерийским властям, весь груз был задекларирован в установленном порядке через местного агента.

Информация российского внешнеполитического ведомства все три месяца продолжает оставаться крайне оптимистичной.

"Поскольку на борту судна, зашедшего в Нигерию для проведения ремонтных работ, пополнения запасов и смены экипажа, находилось необходимое для деятельности компании некоторое количество стрелкового оружия и боеприпасов, официально задекларированное через местного морского агента, нигерийские власти временно задержали судно для проверки. Ни о какой контрабанде оружия речи не идет", - заявили в МИД РФ 24 октября.

Согласно сообщению от 21 декабря, министр иностранных дел Сергей Лавров беседовал по телефону с главой МИД Нигерии Олугбенго Аширу, «нигерийская сторона была предупреждена о недопустимости дальнейших проволочек с освобождением россиян, чреватых серьезными негативными последствиями для двусторонних отношений».

27 декабря родственники моряков были обрадованы официальным сообщением о том, что экипаж Myre Seadiver вернется на Родину «в ближайшие дни». Прошли новогодние праздники, и 7 января 15 задержанных моряков с базы ВМС вместо освобождения были препровождены в полицейский участок. Правда, посол Нигерии в России заверил, что арестованные будут дома до конца месяца. Январь закончился, а моряки останутся под арестом как минимум до 14 февраля, когда должно состояться очередное заседание суда. О наступлении «серьезных негативных последствий» в российско-нигерийских отношениях пока ничего не слышно.

Что из себя представляет арестованное судно? Это бывший норвежский шельфовый спасатель, переоборудованный для охранных нужд. Гражданское судно, служащее базой для вооруженных охранников, готовых высадиться на борт коммерческих судов для обеспечения их безопасного плавания в криминальных водах Африки. До последнего времени Moran Security Group работала в водах Аденского залива и Индийского океана. В списке клиентов — «Совкомфлот», Объединённый грузовой флот и другие известные компании. В 2012 году свежеприобретенный в Норвегии Myre Seadiver через Аденский залив (где экипаж принял участие в учениях по обеспечению безопасности) совершил переход в Гвинейский залив. На новый и перспективный рынок.

«Гвинейский залив — это сейчас место гораздо более опасное, чем пресловутые воды Сомали», - объяснил корреспонденту «Фонтанки» генеральный директор крюингового агентства «Волдинтер» Николай Вовненко. «Красное море, Аденский залив, Сомали — там сейчас порядок более-менее наведен, в регионе присутствуют значительные группировки ВМС многих стран, налажена работа частных охранных структур. Посмотрите сводки за последние полгода — если и были пиратские нападения, то на небольшие частные яхты, коммерческое судоходство не пострадало». Сегодня наиболее опасной зоной в африканских водах Вовненко считает западное побережье, богатое нефтяными месторождениями. «Посмотрите, сколько там скапливается судов. Одновременно на рейде может стоять полсотни танкеров, бункеруются по 4-8 суток. И всем нужна охрана. Нападения совершаются постоянно. Правда, тактика, в отличие от Сомали, другая: уводить суда пиратам некуда, ограничиваются грабежом и захватом заложников. Охрана судов востребована, рынок серьёзный, за него готовы побороться многие».

Николай Вовненко уверен, что настоящая причина ареста судна и экипажа — именно борьба за рынок охранных услуг. «Нигерийские власти заявили, что безопасность судов они будут обеспечивать самостоятельно, никакие частные охранники из других стран им не нужны. А что представляет из себя их охрана? Появляются на судне двое бездельников с автоматами только на дневное время. Вечером их забирает катер, и охраняй сам себя всю ночь пожарными брандспойтами да баграми. Да и днем ситуация не лучше — охраннички еще те. Наш моряк подошел к такому, отстегнул магазин от автомата — магазин без патронов. Много он навоюет?». К российским охранникам у Николая Вовненко отношение другое: «Там отставные офицеры, прошедшие «горячие точки», в огне побывавшие. Знают, что можно, что нельзя. И никого к охраняемому судну не подпустят. Насколько мне известно, ни одного захвата, ни одной высадки пиратов на суда под охраной наших специалистов допущено не было». Заметим, именно «Волдинтер» набирал моряков для Myre Seadiver, и через эту же фирму оформлялись бойцы охраны.

«Что ещё за чушь с контрабандой? Полтора десятка автоматов, несколько винтовок — это не товарная партия. Это штатное вооружение охраны, и оно было задекларировано в установленном порядке, через агента, рекомендованного нигерийской таможенной службой. Слова агента, который говорит, что ему никакой информации не предоставлялось, - бред. На судне, пока оно находилось в нигерийских водах, прошла частичная смена экипажа, проводились ремонтные работы, всё оформлялось через агента, никаких претензий не было. Я не верю агентирующей компании, которая утверждает, что капитан не предоставлял необходимые декларации, и удивлен, почему у нигерийской конторы Bluseas Maritime Services Nig. Ltd ещё не отобрали лицензию».

Замечает Николай Вовненко и интересную подробность. До недавних пор никаких проблем с нигерийскими военными моряками не было. А вот незадолго до ареста судна местный военно-морской начальник сменился, сразу изменилось и отношение к российским секьюрити.

Сначала — освобождение, разбирательства потом

Представитель Moran Security Group Алексей Бадиков, который, по некоторым данным, находится непосредственно на месте событий, более осторожен в комментариях и не готов высказывать предположения, почему первый опыт вхождения на западноафриканский рынок морской охраны оказался неудачным. Чувствуется, что взвешивает каждое слово. «Пока строить версии мы не готовы. Мы сейчас занимаемся вызволением экипажа. Когда ситуация благополучно разрешится, будет время, чтобы разобраться в причинах». В то же время, по его данным, охранные компании других государств (в основном, британские) в нигерийских водах работают весьма активно.

По мнению Алексея Бадикова, сбой произошел где-то в сложной системе внутренних взаимосвязей между нигерийскими структурами. «Что-то произошло в системе отношений между агентом и нигерийским военным флотом, и агент избрал тактику «голова в песок»: ничего не знаю, ничего не получал, ничего не видел. Но это глупо, потому что этот же агент обеспечивал снабжение судна и смену экипажа — это легко доказать».

«Агент говорит, что никаких документов от Myre Seadiver не получал. Но одно дело показания агента, а другое дело — документальные доказательства. Есть проведенные нигерийскими банками транзакции, выставленные агентом инвойсы, документы, которые предоставлялись на заход. У нас есть целый пакет доказательств, которые легко проверяются. Всё, что заявлено агентом, легко опровергается. В Нигерии всё очень просто — если бы были неопровержимые доказательства вины, флот бы не держал у себя задержанных 2 месяца. Через три - пять дней передали бы в полицию, дальше суд и тюрьма — в этом смысле в Нигерии система отработана нормально. Но в том и дело, что предъявить нашим морякам нечего». Почему эти документальные доказательства в течение трёх месяцев не могут убедить нигерийские военные и гражданские власти, ответа нет.

Что касается бытовых условий, в которых содержится арестованный экипаж, Алексей Бадиков охарактеризовал их как «нормальные». Все моряки содержатся в полицейском участке, причем за счет владельца судна: «Мы их снабжаем каждый день едой, водой, всем необходимым. Условия нормальные бытовые, с этим вопросов никаких нет. Сотрудники посольства постоянно посещают, контролируют».

На вопрос о перспективах представитель Moran Security Group предложил ещё подождать: «Я надеюсь, что сдвиг какой-то будет на следующей неделе. Обвинение не предъявлено, в связи с отсутствием обвинения заседание суда перенесли на 14 февраля. Но и к этому времени обвинения не будет, потому что вменить экипажу нечего».

Игры генералов

У родственников сейчас практически никакой информации нет. Члены экипажа представляют почти всю Россию: капитан и один из матросов из Петербурга, старпом из Татарстана, старший механик из Великого Новгорода, повар — из-под Нижнего, боцман из Удмуртии. Брат петербуржца матроса Павла Мишина рассказывает: до 7 января с братом можно было поговорить по телефону, а после помещения моряков в полицейский участок мобильные отобрали.

«Уж не знаю как, брату всё-таки удалось мне позвонить. Говорит, что он и ещё один моряк заболели малярией. Но вроде им помогли, не столько доктор из посольства, сколько местные врачи. Волнуюсь, что дальше с ними будет — это же тюрьма в тропиках. И вообще — мой-то брат, матрос, какое отношение к грузу имеет? Игра генералов. Кто-то кому-то не дал на лапу. Мой брат сидит в африканской тюрьме. И никто ничего не сделал — одни слова».

Александр Бодня, председатель Балтийской территориальной организации Российского профсоюза моряков: «Наши дипломаты всё время рассказывают, что все уже практически дома, уже все договорились и поручительства дали. Матрос уже малярией болеет, условия ужасные, а наши говорят: условия нормальные. Посол в Нигерии заявляет, что нигерийские власти заботятся о правах человека. А моряки четвертый месяц под арестом. В африканской стране не могут разобраться, кто у них главнее. Судья, прокурор, или военно-морские силы. Наши люди пришли защищать наши суда. Их арестовали. И кому от этого лучше. В Нигерии продолжается воровство. Недавно индийских моряков освободили, которых 1,5 месяца держали в заложниках. На днях угнали пароход, 5 тысяч тонн керосина выкачали. И военно-морские силы этого не видели. А два десятка задекларированных автоматов на нашем судне разглядели».

Алексей Бадиков сказал корреспонденту «Фонтанки», что сменный экипаж для охраны и перегона Myre Seadiver (сейчас судно вне контроля судовладельца на военно-морской базе в Лагосе) не будет направлен в Нигерию, пока не будут освобождены арестованные моряки. В то же время, по нашей информации, новому экипажу уже оформлены документы, и он готов к вылету в любой день. Возможно, владельцы судна знают больше, чем говорят, и ситуация действительно разрешится в ближайшее время.

Нигерийский военный флот не любит конкурентов

Денис Коротков

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор