18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
17:28 24.09.2018

Финская Фемида ставит несогласных на место

Финская Фемида демонстрирует, как правильно работающая система может поставить на место тех, кто не согласен с действиями официальных или приравненных к ним лиц. При этом несогласным не всегда может помочь даже ЕСПЧ. Действие системы подтверждается на примере двух дел, рассмотрение которых завершилось за последний месяц. Еще одно дело пятилетней давности говорит о том, как судебная практика финского государства влияет на стабильность политической жизни Финляндии.

Финская Фемида ставит несогласных на место

Финская Фемида демонстрирует, как правильно работающая система может поставить на место тех, кто не согласен с действиями официальных или приравненных к ним лиц. При этом несогласным не всегда может помочь даже ЕСПЧ. Действие системы подтверждается на примере двух дел, рассмотрение которых завершилось за последний месяц. Еще одно дело пятилетней давности говорит о том, как судебная практика финского государства влияет на стабильность политической жизни Финляндии.

Не согласен - на полгода

Первая история хоть и произошла несколько лет назад, но на фоне сегодняшних политических событий представляется наиболее актуальной. С нее и начнем.

В 2006 году несистемная оппозиция (анархисты) попыталась организовать в Хельсинки несанкционированный митинг (Smash Asem) против политики властей. Этот митинг остался по сей день последним несанкционированным митингом в Финляндии. А в этой стране любой митинг может превратиться в несанкционированный, если во время проведения митинга нарушены законные требования полиции и ответственное лицо из организаторов не может контролировать митингующих.

По финскому закону право на митинг, или точнее - общественное собрание, защищается законом, и заявление митинга носит уведомительный характер. Но при этом организатор митинга гарантирует (фактически своей свободой) мирное проведение митинга, безопасность митингующих и сторонних лиц.
Тогда, в 2006 году, полиция не получила (по своему мнению) "достаточного контакта" с ответственными за митинг лицами и приказала завершить митинг , окружив его участников (до 300 человек). Митинг стал несанкционированным.

Через 15 минут стояния в окружении кто-то из митингующих выстрелил из водяного пистолета в полицейского и вроде бы кинул камень. Митинг был признан полицией опасным. Все несогласные (а также случайные прохожие) были арестованы. 86 человек из 136  получили уголовные обвинения.
В дальнейшем полиция сказала, что митинг был организован в неправильном месте и мешал автомобильному движению, а устроители его недостаточно контролировали.

74 активных участника стали частыми гостями последующих судебных разбирательств. Никто из них не получил более 6 месяцев условно (за словесные противодействия полиции, то есть угрозы). Попытки отдельных участников того несанкционированного митинга засудить полицию закончились плачевно. Все 53 дела (рекорд Финляндии) против полицейских (избиение, неподконтрольные аресты) завершились полным проигрышем истцов и выплатой ими всех судебных издержек и расходов полиции. Главная проблема истцов – невозможность идентификации полицейских, которые были в масках и без именных бирок.

Так что наши 15 суток против полгода условно в Финляндии можно назвать торжеством демократии.

Как учительница задолжала профсоюзам миллион евро

Образование в Финляндии бесплатное. Школы получают от государства адресную помощь на покрытие реальных зарплат учителей и вспомогательного персонала, а также подтвержденных расходов, вызванных процессом обучения.

Учительница училища Кильява (Kiljavan Opisto) обнаружила, что ее училище постоянно получало адресную помощь на непонятных основаниях (об этом писали Demari, 06.05.2011, и Yle, 06.05.2011), а ей за регулярные переработки, ненормированный рабочий день и т.п. недоплатили около 250 000 евро за предыдущие 7 лет (Demari, 06.05.2011, и HS, 06.05.2011). Она посчитала, что раз ее переработки и ненормированный рабочий день признаны реальными при выплате адресной помощи, то она имеет право получить эти выплаты.

Учительница заявила на училище в полицию и потребовала компенсировать ей ущерб. Профсоюз учителей, являющийся частью Центрального объединения профсоюзов (SAK), сразу отказался защищать интересы дамы (Yle, 06.05.2011). Надо отметить, что училище Кильява принадлежит и управляется SAK, и выгодополучателями являлись как раз функционеры SAK. Не удовлетворившись отказом, учительница решила начать частную тяжбу (то есть за свой счет) против SAK.

Вначале уездный суд города Хювинкяя (Hyvinkään käräjäoikeus), а потом и апелляционный суд города Коуволы (Kouvolan hovioikeus) постановили, что вопросы о ее зарплате и адресных дотациях училища никак не связаны между собой и должны расследоваться отдельно (Yle, 06.05.2011). После этого оба суда, ссылаясь на коллективный договор (työehtosopimus) учителей, решили, что учительница получала зарплату в соответствии с законом, и отклонили требования о дополнительных выплатах. Так как учительница проиграла первую часть дела о дополнительных выплатах, то суд обязал ее выплатить судебные издержки SAK в размере 470 000 (четыреста семьдесят тысяч) евро с пенями, которые начисляются с даты начала дела. Верховный суд утвердил это решение (Yle, 20.12.2011).

Вопрос о выплате адресных дотаций посчитали административным, а не уголовным делом (то есть неумышленной ошибкой) и передали в верховный административный суд (Korkein hallinto-oikeus), где дело рассматривается с 2004 года по сей день (Demari, 06.05.2011). Так как дело было признано административным, то оно будет, скорее всего, закрыто в ближайшее время в связи с истечением срока давности. Это означает, что лишние дотации так и останутся в распоряжении функционеров профсоюзов.

По закону решение судов о выплате судебных издержек передается Службе приставов (Ulosottovirasto). Приставы обязаны изымать все «лишние» средства у должника до тех пор, пока основная сумма и набежавшие пени с начала 2004 года (сейчас размер пени около 11% годовых по korkolaki 4 § 1) не будут полностью выплачены. Фактически в этом деле размер основной суммы уже соответствует примерно одному миллиону евро, а размер ежегодно начисляемых пеней превышает 100 000 евро.

Фактически у учительницы можно забрать все (см. 4-я глава ulosottokaari). «Лишним» имуществом считается частная квартира (человек вполне может жить в арендованной, §4), машина (§3), средства в банке (§8) и т.п. Кроме этого автоматически конфискуется «лишняя» часть зарплаты/пенсии (§45 - 47), и должнику оставляются только средства на уровне минимального пособия по безработице (§48) – должно хватить на пропитание. Должник обязан самостоятельно объяснять все свои непредусмотренные траты. Укрывательство имущества и доходов, как и недостаточные объяснения, караются значительно суровее, чем, к примеру, убийство по неосторожности.

Подробнее об этой истории читайте здесь:

http://www.demari.fi/uutispaiva-demari/uutiset/uusimmat/1300-kiljavan-opisto-voitti-ikuisuuskiistan-hovissa
http://yle.fi/uutiset/kotimaa/2011/05/kiljavan_opiston_opettajalle_470_000_euron_lasku_oikeudenkayntikuluista_2569673.html
http://www.hs.fi/kotimaa/artikkeli/Ex-opettajalle+liki+puolen+miljoonan+lasku+Kiljavan+palkkakiistasta/1135265934661
http://www.yle.fi/uutiset/kotimaa/2011/12/ei_valituslupaa__opettajalle_470_000_euron_lasku_3118979.html

Финский суд против решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ)

…Налоговая служба Лаппеенранты посчитала, что одно кафе получает слишком мало доходов. Работники налоговой службы провели экспертную оценку бизнеса и начислили дополнительные налоги. При этом налоговиками не было найдено неточностей или несоответствий как в бухгалтерии, так и в налоговом заявлении кафе.

Бывший юрист налоговой службы Liisa Mariapori, выступая свидетелем защиты в суде Лаппеенранты 3 декабря 1997 года, где рассматривалось дело о повышении налогов, заявила, что экспертная оценка без подкрепления ее фактами является лжесвидетельством. Однако суд принял экспертную оценку налоговой службы. На высказывания Лиисы Мариапори на данном этапе никто просто не обратил внимания.

Ситуация изменилась после того, как Мариапори написала книгу, где описывались методы налоговых служб Финляндии, – ”Налоговик, убийца бизнеса” (Verottaja tappolinjalla). Книга получила достаточную популярность в Финляндии, что вызвало резкую реакцию вначале налоговой службы, а затем и финской Фемиды.

Одна только фраза на странице 154, где было сказано, что заверенная работником налоговой службы экспертная оценка без подтверждающих ее фактов в суде Лаппеенранты 3.12.1997 по своей сути является лжесвидетельством, - послужила обоснованием для открытия дела о клевете в отношении Лиисы Мариапори.

Ниже приведённое описание дела взято из решения верховного суда Финляндии ККО 2011:100 (дело H2010/216) от 22 ноября 2011 года.

Апелляционный суд Вааса (Vaasan hovioikeus) 25 апреля 2006 года посчитал, что Лииса Мариапори 3 декабря 1997 года в суде Лаппеенранты злостно оскорбила двух работников налоговой службы, обвинив их в лжесвидетельстве, т.е. в должностном преступлении. По мнению суда, эти действия могли негативно повлиять на общественное положение и карьеру налоговиков. Суд обязал ее выплатить «за моральные терзания» каждому по 2000 евро с соответствующими пенями. Обвинение в отношении Мариапори по уголовной статье «клевета» было отклонено за истечением срока давности этого «преступления».

Кроме этого апелляционный суд посчитал, что пункт книги ”Налоговик, убийца бизнеса”, где было сказано о лжесвидетельстве работника налоговой службы, является уголовным преступлением - «злостной клеветой», и приговорил Мариапори:
- к 4 месяцам условного заключения с завершением испытательного периода 31 июля 2005 года;
- к штрафу в размере 5000 евро с пенями;
- к конфискации всех бумажных и электронных носителей, имеющих отношение к книге ”Налоговик, убийца бизнеса”, либо к изменению указанных в решении суда пунктов книги (список был приложен и касался всей книги).

Мариапори также обязали выплатить судебные издержки работникам налоговой службы и государства в размере 36 895,03 евро без учета начисляемых пеней.

Европейский суд по правам человека в деле Mariapоri vs Finland (37751/07) от 6 июля 2010 года постановил, что Финляндия в приговоре Мариапори нарушила 10-ю статью Хартии о правах человека, особенно 1-й и 2-й пункты, где гарантирована защита ее права «на свободу слова», а также 1-й пункт 6-й статьи Хартии, так как суд длился слишком долго. ЕСПЧ постановил выплатить Мариапори компенсацию более 49 000 евро.

Основываясь на решении ЕСПЧ, Мариапори потребовала у верховного суда Финляндии, чтобы приговор апелляционного суда города Ваасы в ее отношении был снят и изменения, внесенные судом в книгу ”Налоговик, убийца бизнеса”, были убраны. Кроме этого она потребовала, чтобы суд компенсировал ее расходы по иску.

Верховный суд начал изучение дела Мариапори 21 сентября 2011 года (дело H2010/216). Суд признал, что, в соответствии с 46-й статьей Хартии, решение ЕСЧП не только обязывает страну выплатить пострадавшей утвержденную компенсацию, но и провести под наблюдением Совета Европы общие (касающиеся всех) и/или адресные действия, чтобы нарушения прав или негативные последствия, связанные с нарушением прав, закончились.

Затем верховный суд сослался на свое раннее решение ККО 2008:24 (пункт 1) и на рекомендации, перечисленные в Recommendation No. R(2000)2 on the re-examination or reopening of certain cases at domestic level following judgments of the European Court of Human Rights. На основании этих документов суд доходчиво объяснил, что решение ЕСЧП не является основанием для отмены существующего приговора в отношении истца. Суд, ссылаясь на указанные рекомендации, обосновал то, что новое расследование дела является наиболее эффективным методом восстановления нарушенных прав и связанных с этим негативных последствий для пострадавшего.

После этого верховный суд быстро провел «новое расследование» дела Мариапори и юридически обосновал, что решение ЕСПЧ не оправдало Мариапори, а только доказало, что действия апелляционного суда города Ваасы были «чересчур жесткими», учитывая тенденции в европейской юридической науке. На этом основании приговор за клевету (и клеймо уголовного преступника) был оставлен в силе.

Наконец, суд аккуратно и доходчиво обосновал, что те 49 000 евро, которые ЕСПЧ обязал выплатить Мариапори, являются смягчением «излишне жесткого» приговора апелляционного суда Вааса. Это фактически означает, что компенсация ЕСПЧ направляется не Мариапори, а пострадавшим от ее «особо тяжких действий» (по финским законам речь идет об особо тяжкой статье). Мариапори технически может остаться должна государству и работникам налоговой службы, если она осталась должна после суда в 2006 году.

Единственная поблажка, которую суд сделал в отношении Мариапори, заключалась в снятии с нее испытательного срока и условного срока. Надо отметить, что условный срок закончился еще в 2005 году. Формальной же причиной его снятия послужило, скорее, не решение ЕСПЧ, а обязательства Финляндии, данные Парламенту Европейского Союза в 2007-м, в соответствии с которыми Финляндия обязалась отменить все решения по ограничениям свободы в делах, связанных с клеветой/свободой слова.

Подробнее читайте здесь:
http://www.finlex.fi/fi/oikeus/kko/kko/2011/20110100

По просьбе «Фонтанки» эти истории комментировали финский адвокат и правозащитник Кари Сильвеннойнен (Kari Silvennoinen) и его партнер из России - руководитель российского представительства бюро Сильвеннойнена, адвокат из Санкт-Петербурга Василий Давыдов.
По фактам выступлений в Хельсинки в 2006 году позиция адвоката Кари Сильвеннойнена сводится к тому, что финская полиция является наиболее привилегированным государственным органом, и судебные споры с полицией, как правило, оканчиваются в пользу полицейских. Пока г-н Сильвеннойнен склонен считать, что уровень реализации финскими гражданами своих гражданских прав в Финляндии еще далек от удовлетворительной оценки.

По мнению Кари Сильвеннойнена, в деле учительницы «истица... перессорилась со всеми, включая своих адвокатов, которых у нее было немало. Позднее она сама представляла себя в суде, что было ее грубейшей ошибкой. Действительно, 300 000 евро судебных расходов - это огромная сумма, но прежде всего, я полагаю, это цена ее собственных ошибок. Она перемещала и перепутала все существенные факты по делу, в результате чего дело очень усложнилось (обычно трудовые споры не такие сложные). С другой стороны, и это отмечено в многочисленных комментариях по данному делу, судом было допущено множество процессуальных ошибок».

Г-н Сильвеннойнен ссылается на мнение известного финского профессора, работающего долгое время в качестве судьи, г-на Юрки Виролайнена (Jyrki Virolainen) . Уважаемый в Финляндии профессор считает, что разбирательство по данному делу, длившееся в течение шести лет, не соответствует никаким стандартам. Он делает вывод о том, что это связано с пассивностью судьи, ведущего дело, а также поведением сторон в ходе подготовки дела к разбирательству и в процессе основного заседания. В своем материале Юрки Виролайнен приводит цифры заявленных учителем требований: 247 346 евро - долг по заработной плате с процентами, 60 000 евро - расходы стороны по делу и судебные расходы в размере примерно 500 000 евро. То есть сумма заявленного истицей требования составляла сумму около 800 000 евро.

Партнер Сильвеннойнена адвокат Василий Давыдов добавляет: «Менять в ходе судебного процесса адвоката, как и пытаться самостоятельно представлять свои интересы в сложном судебном деле, как в Финляндии, так и в России крайне нежелательно. Следует отметить, что трудовые споры, связанные со значительными суммами, в частности, например, споры топ-менеджеров со своими работодателями, как в российских, так и в финских судах идут по несколько другому сценарию, чем обычный трудовой спор. Они сложнее, и вероятность выигрыша работника в таком споре несколько ниже. Замечу, что присуждение сумм к возврату во многом зависит от мастерства участников процесса и мнения судьи».

По делу бывшего работника налоговой службы Лиисы Мариапори (Liisa Mariapori) адвокат Кари Сильвеннойнен говорит следующее: «По всей видимости, финский верховный суд еще не скоро будет судом, не зависимым от воли и указаний государства. Данное дело является фактическим примером того, как с помощью верховного суда Финское государство частично уклоняется от исполнения решений Европейского суда. Это не единственное подобное дело в Финляндии, и, к сожалению, финский верховный суд пока придерживается подобной политики в процессе интерпретации решений Европейского суда».

"Фонтанка.ру"
 

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...