18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
03:06 13.11.2018
Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга

Кино

15.07.2011 18:15

«Новые горизонты» Кинофорума: Смерть Печорина и жизнь в трубе

Заключительный день программы «Новые территории», если даже и не внес изменений в конкурные расклады накануне подведения итогов, то уж точно оставил самые приятные впечатления, предложив к просмотру две картины с ярким и самобытным авторским почерком.

«Новые горизонты» Кинофорума: Смерть Печорина и жизнь в трубе

Заключительный день программы «Новые территории», если даже и не внес изменений в конкурные расклады накануне подведения итогов, то уж точно оставил самые приятные впечатления, предложив к просмотру две картины с ярким и самобытным авторским почерком.

Началось всё с премьерного показа единственной российской картины в конкурсе – новой работы режиссера Романа Хруща «Печорин», смелой экранизации школьной классики. Премьера «Печорина» происходила на фоне примечательного зрительского ажиотажа, и, судя по звонким аплодисментам, народ остался доволен. «Герой нашего времени» неоднократно подвергался экранизациям, однако никогда структура текста не претерпевала столь серьезной переработки. Намереваясь путешествовать, Печорин произносит провидческие слова: «Авось, где-нибудь умру на дороге», и буквально через несколько страниц читатель узнает, что по возвращении из Персии герой действительно скончался. Этот печальный факт натолкнул сценаристов картины (сценарий был написан Константином Паустовским и Алексеем Баталовым еще в 1960-е годы) на нетривиальный ход – выстроить киноповествование вокруг смерти героя, додумав, дорисовав необходимые драматические детали.



В итоге, умирающий Печорин (Станислав Рядинский) лежит в запряженной ослом повозке, которая под испепеляющим палящим солнцем везет его сквозь вечные пески пустыни навстречу скорой кончине. В эти последние часы героя преследуют мучительные воспоминания, вспыхивая в затуманенном сознании беспорядочной чередой имен, лиц, событий: Вера, Мэри, Максим Максимыч, Вернер, погубленные Бэла и Грушницкий. Сюжетные линии сохранены в воспоминаниях не полностью, высвечены лишь ключевые моменты. Печорин больным совершенно не выглядит, и эта деталь кажется намеренной, призванной навести на мысль, что причиной смерти стала не телесная немощь, а неизлечимый душевный недуг. Сбежав в пустыню в надежде спастись от заполнившей душу неизбывной скуки, Печорин лишается и спасительной отвлекающей рутины, окончательно замыкаясь в своем внутреннем мире.



Творческая группа любовно подошла к воссозданию антуража печоринского времени (что особенно замечательно с учетом крайне скромного бюджета картины): прекрасные исторические костюмы ручной работы, всевозможные аксессуары, даже пуговицы на офицерских мундирах с номерами реально существовавших полков. Поражает не только качество деталей, но и их продуманность: томик «Франкенштейна» на столе у Печорина уже дорогого стоит. Актерский ансамбль подобран на отлично – лица выразительны, как с картин ушедшей эпохи, актерские работы эмоциональны и ярки, а про Станислава Рядинского так и вовсе можно, не преувеличивая, говорить в самом восторженном слоге: его Печорин сложен, противоречив – высокомерен и циничен, но одновременно преисполнен трагизма и безрассудной отваги.



Завершать программу «Новые территории» удостоился чести иранский режиссер Вахид Вакилифар со своим полнометражным дебютом «Гешер» («Gesher»). Гешер в данном случае вовсе не название русского театра в Тель-Авиве, а некое морское млекопитающее, но также и символ тяжелой работы трудовых мигрантов. Вакилифар приехал в один из газопромышленных районов на юге Ирана, чтобы снять документальный фильм о чудовищных условиях жизни иранцев, в последнее время в массовом порядке вынужденных оставлять свои семьи и переезжать в промышленные регионы ради заработка. Режиссер нашел интересующих его персонажей и сделал свою документалку, а потом немного подумал и снял полнометражный игровой фильм, не меняя ни тему, ни персонажей, выступивших теперь в качестве непрофессиональных актеров. А продюсером картины выступил отбывающий сейчас шестилетний срок в иранских застенках режиссер-диссидент Мохаммад Расулов.



В центре сюжета – три приятеля, один из которых работает на заводе, другой – водителем, а самый старший – голыми руками чистит засорившиеся общественные туалеты (зрелище не для недавно пообедавших). Но это еще что: самым экзотическим оказывается место проживания мигрантов – один из сегментов газовой трубы, ровной шеренгой оставленных за ненадобностью на берегу океана. Причем это не художественное преувеличение: поговорив с режиссером после премьеры, убеждаешься, что всё в фильме – суровая правда. Пейзаж на экране – совершенно фантастический: какие-то нагромождения металла, огромных бочек, арматуры, гигантских труб, из которых в небо взвевается высокое пламя. Днем все это индустриальное страшилище выглядит как фабрика по производству дроидов на планете Джеонозис, а по ночам – вылитый Мордор, царство Саурона. Никакого искусственного драматизма режиссер не нагнетает: герои существуют в режиме «завод-труба-завод», по вечерам смотрят портативный телевизор (получая электричество от автомобильного аккумулятора) или мечтают, глядя на корабли на линии горизонта. В общем, «Гешер» заставляет содрогнуться и с нежностью вспомнить о своей любимой работе.



Елена Иванова,
«Фонтанка.ру»

Фото: II Санкт-Петербургский международный кинофорум, globus-kino.ru.

О новостях кино и новинках проката читайте в рубрике «Кино»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор