13.11.2009 01:15
0

Кумарина посадили за уголок на 14 лет

Первый из четырех судов, где главным фигурантом является Владимир Кумарин, завершился. Петербургские судьи в столице (там они заседали из-за якобы имевшихся угроз жизни подсудимых) приговорили "серого кардинала Петербурга" к 14 годам колонии строгого режима и штрафу в 1 миллион рублей.

ntv.ru
ntv.ru

Первый из четырех судов, где главным фигурантом является Владимир Кумарин, завершился. Петербургские судьи в столице (там они заседали из-за якобы имевшихся угроз жизни подсудимых) приговорили "серого кардинала Петербурга" к 14 годам колонии строгого режима и штрафу в 1 миллион рублей.

Видео телеканала "НТВ"

Вот это "утка"!

Оглашение приговора петербургскому авторитетному предпринимателю вызвало небывалый ажиотаж в Москве. Причем большие страсти развернулись за пределами зала заседаний. Не прошло и часа после начала оглашения (это процесс чтения тысячи-другой страниц), как «Газета.ру» вышла с новостью о том, что Куйбышевский суд вынес обвинительный приговор подсудимым. В течение нескольких часов эта «новость» облетела Рунет. Свои варианты приговора читателям предложили практически все новостные издания - от «Эха Москвы» до «РБК». При этом журналисты в одной новости писали и об «обвинительном приговоре» и о «продолжающихся слушаниях». Причем в репортажах акулы пера не только озвучивали новости, но и придумывали новые статьи УК: так, корреспондент «Дежурной части» «Вестей» сообщил, что Барсуков обвиняется в организации преступной банды.

Дальше всех пошло официальное издание правительства РФ - «Российская газета», на сайте которой в 15:40 появилась публикация под заголовком «Ночной губернатор» получил 15 лет». В ней говорилось не только о вынесении приговора как о свершившемся факте, но и озвучивались якобы полученные основными подсудимыми сроки. Так, по данным «РГ», Барсуков «должен отсидеть в тюрьме полтора десятка лет», Вячеслава Дрокова «по приговору суда отправят на 16 лет в колонию строгого режима. Оба главаря должны выплатить штраф по миллиону рублей», а Альберт Старостин получил условный срок за активное сотрудничество со следствием.

Таким образом журналисты едва не помогли подсудимым избежать наказания. Ведь если бы приведенные в материале сроки наказания и реально оглашенные (около 20:00) в суде совпали, можно было бы говорить о том, что резолютивная часть приговора стала известна до оглашения, оказалась нарушена тайна совещательной комнаты, что согласно статье 381, части 2, пункта 8 УПК РФ является «безусловным» основанием для отмены приговора.

Стоит отметить, что для стороны обвинения данный приговор был очень важен. Эксперты отмечают, что выделение "доли малой" (двух эпизодов) из общего «рейдерского дела», где присутствует 210 статья, явно не случайно. И обвинительный приговор в этом деле был более прогнозируем.

А вот при наличии обвинения в организации преступного сообщества предусмотрено рассмотрение дела судом присяжных. И тут, как уверяют юристы, может быть много нюансов, которые могут помочь обвиняемым уйти от наказания, как это было не раз в громких процессах (например, в деле о подготовке покушения на губернатора Петербурга).

Другие дела, которые инкриминируются Барсукову — покушение на предпринимателя Васильева (в котором погиб охранник), и организация убийства Георгия Позднякова, также предусматривают рассмотрение их присяжными. И одно дело, когда под судом оказывается ранее осужденный, и совсем другое - когда ни в чем не повинный «пенсионер и благотворитель».

Торжество математики

Несмотря на опасения многих адвокатов из числа защитников ОПГ Барсукова, суд при вынесении приговора по, пожалуй, самому громкому делу этого года пошел на частичное сложение. В итоге сроки оказались даже меньше тех, которые просило гособвинение. И, тем не менее, в ближайшее время стоит ждать обжалований, причем, возможно, от всех сторон. Наблюдения с заседания-марафона - у корреспондента "Фонтанки".

Тройке под председательством судьи Горбуновой вполне можно участвовать в конкурсе на скоростное чтение. Обвинение исчислялось не страницами, а томами, заседание шесть раз прерывалось на небольшие перекуры для присутствовавших в зале и передышки для судей. Требовался отдых и главному из подсудимых - Владимиру Барсукову (Кумарину). Он, по свидетельствам его защитников, не очень хорошо себя чувствовал, и высидел весь процес буквально на грани. Впрочем, в состоянии "на грани" к концу марафона подошли практически все участники, уставшие более всего морально; касается это и судей, которые заметно спешили переворачивать листы, пренебрегая порой правом присутствовавших на то, чтобы вообще что-либо слышать.

Тройка, семерка, туз и другие

Нехитрая арифметика заседания такова: тройка - судьи, семерка - подсудимые, туз - Кумарин. В "аквариумах" (в Мосгорсуде нет привычных "клеток", подсудимые находятся буквально за стеклом) тоже семь человек - восьмой, Олег Кумище, до последнего был "свободным", его отпустили под залог в 250 тысяч, и сидел на скамье. 12 адвокатов и более 30 прокуроров, включая главного гособвинителя Ирину Шляеву.

Ничего нового по вменяемым эпизодам суд не огласил, всем подсудимым вменялось ровно то же, что и ранее: захват ООО "Пушкинское" (кафе "Петербургский уголок") и универсама "Смольнинский", все были признаны виновными по каждому эпизоду.

Раз, два, три, четые, пять

С самого начала заседания присутствующие яно настроились на долгое бдение. Выдержав пятиминутку "обстрела" фотографами, подсудимые сели на свои места и большинство открыли-таки лица, Асташко, представший сперва в медицинской маске по последней моде, снял ее. Только Владимир Барсуков так и остался сидеть в углу своего "аквариума" с низко опущенным капюшоном. Вид у "ночного губернатора" Петербурга, как некогда называли этого человека, показался весьма понурым: сгорбленная фигура в спортивном костюме с наметившимися вытянутыми коленками, однако из-под низко опущенного капюшона на всех исподлобья смотрели усталые глаза. Большую часть времени он так и просидел, глядя в пол и изредка поднимая взор на кого-то из близких или знакомых. Иногда, когда чтение переходило в уж больно заунывную стадию, взгляд пробегал по строчкам газет, лежавших на скамье.

Читали и в соседнем "аквариуме". "Предавший" Барсукова, как считают многие, Александр Баскаков вопреки ожиданиям оказался не по правую руку от него, а вообще - в другом "застеколье" в компании с Асташко и Старостиным. В их небольшом боксе по рукам ходил свежий номер "Коммерсанта". Где-то через минут двадцать после начала заседания Баскаков потянулся к пакету, стоявшему в ногах, оттуда появились хлеб, сыр, упаковка рыбы, колбаски. Самое время для второго завтрака, тем более что в президиуме не происходило ровным счетом ничего любопытного: судьи, сменяя друг друга, попеременно монотонно и даже заунывно декламировали текст приговора. Тридцать прокуроров тоже скучали, беседуя между собой, играя на мобильных. Журналисты зевали, особо утомленные покинули зал уже на 16-ой минуте. Приставы то и дело сменяли друг друга на посту у стекла, чтобы дать отдохнуть товарищам. На описание ролей каждого из подсудимых по "Петербургскому уголку" суду потребовалось поколо получаса, едва перешли к универсаму "Смольнинский", так чтение окончательно затихло и в зале уже никто не разбирал ни слова. Еще через 10 минут Владимир Барсуков, уже и так изрядно уставший и беспрестанно обмахивавшийся и промокавший лоб платком, попросил сделать перерыв.

Во втором "действии" перешли к показаниям и материалам, которые легли в основу обвинительного приговора. Самым первым и главным суд посчитал показания покойной владелицы "Уголка" Шпаковой, затем ее же заявление в Центральное РУВД о захвате ООО и показания прежнего директора ресторана Власова. Чтение опять перешло в формальность, судья шептала мимо микрофона, двое других что-то обсуждали, все это перекрывалоь шумом кондиционера, который решено было включить в переполненном помещении с пятью дверями и без единого окна. И так до пятого перерыва в половине шестого. К этому моменту судьи перемахнули за половину и сообщили залу о том, что никаких процессуальных нарушений ни при возбуждении уголовного дела, ни в ходе судебного разбирательства, не зафиксировано. Перешли к разбору показаний. "У суда нет оснований не доверять показаниям Баскакова и Старостина" (по сути, выдавших всю схему деятельноси ОПГ, кстати, про то, что на скамье подсудимых именно ОПГ под руководством Барсукова, суд к этому моменту уже огласил). В этот момент присутствовавшие понадеялись, что дело близится к финалу, после перерыва в зал вернулись некоторые журналисты из тех, кто большую часть заседания провел в коридоре. Но не тут-то было.

Подсудимым, уже не знавшим, что делать - газеты прочитаны, с родственниками уже все жестами обсуждено, поесть как-то не время - да и скоро уже возвращаться в "Матросскую тишину" с приговором, которого все ждут с заметным нетерпением. И не потому, что интересно - с самого начала понятно, что осудят, никаких сомнений. Настолько все неприкрыто, если даже написание приговора у судей заняло сутки: последнее слово было 11 ноября, а приговор назначен на 13-ое. В практике по таким большим процессам подобное - редкость. Все порядком устали.

"Именем Российской Федерации"... прозвучало только без четверти восемь. Сами сроки удивили многих. Даже адвокаты в ходе заседания строили догадки и предположения, строя таблички "запрошено гособвинителем - прогноз - ..." Корректировки в последний столбец были внесены благодаря статье Уголовного кодекса, предусматривающей частичное сложение сроков, на которую мало кто надеялся.

Итог таков: Владимир Барсуков, признанный виновным по обоим эпизодам рейдерских захватов и в легализации доходов, полученных преступным путем - 14 лет строгача и миллион штрафа. Дроков - 15 лет и также миллион, Цыганок - 12 лет и 500 тысяч, Малышев - 13 и 700 тысяч штрафа, Асташко - 9 лет, Кумище - 8 лет (его сразу же взяли под стражу в зале суда), Баскаков - 7 лет, Старостин с учетом деятельного раскаяния и изобличающих показаний на других членов ОПГ - 5 лет. Последним четверым штрафа не положили, объяснив это их незавидным материальным положением.

Закрыв двери 435-го зала Мосгорсуда в начале девятого, сотрудники Дома правосудия торопили журналистов и адвокатов с комментариями. Гособвинение само спешило уйти, однако Ирина Шляева все-таки согласилась дать краткую оценку. Буквально на ходу она сказала, что пока прокуратура довольна результатами, даже несмотря на то, что сроки меньше тех, что она просила. Но только "пока". "Мы решим обжаловать или нет приговор, только после того, как получим его на руки и прочитаем", - заявила Шляева.

Адвокат Барсукова Сергей Афанасьев в свою очередь заявил, что несомненно будет обжаловать приговор и более того - у защиты так и остались вопросы к процессуальной стороне дела: он не согласен с тем, что рассмотрение было перенесено из Петербурга в Москву, при этом обжаловать все равно придется в Горсуд северной столицы. Защитник Баскакова Матвей Лесняк в разговоре с "Фонтанкой" тоже выразил недовольство ходом рассмотрения. Он обратил внимание на то, что, ссылаясь на время, расстояние и дороговизну, суд отклонял 80 процентов ходатайств защиты о вызове свидетелей, в том числе и повторном, а таже истребовании доказательств. При этом все просьбы обвинения исполнялись практически безотказно. То, что его подзащитный дал признательные показания и фактически "сдал" всех, Лесняк не удивлен: "Приходя на встречи с клиентом, я обратил внимание, что на его имя уже три карточки посещений, исписанных мелким почерком. К нему буквально каждую неделю кто-то приходил. Следователи, прокуроры... Я уверен, что без давления тут не обошлось. И в случае с моим подзащитным явный самооговор. Только вот истребовать эти карточки и исследовать суд не захотел".

Всех приговоренных доставили в "Матросскую тишину". Сколько им сидеть - пока не ясно: все решится на обжаловании, кроме того, суд засчитал то время, что они провели в изоляции под следствием.

И все-таки формально последнее слово осталось не за судом. Цыганок на вопрос председательствующей - понятен ли приговор и процедура его обжалования, громко и настойчиво несколько раз повторил «нет, не понятно», при этом не преминул попомнить Бадри Шенгелия, которого он тоже хотел бы видеть рядом на одной скамье. Суд, оборвав его фразой «Дело закрыто», поспешил прочь.

Ксения Потеева, "Фонтанка.ру"

Старший партнер юридической компании "Pen&Paper" Константин Добрынин так прокомментировал приговор:

"Сам приговор г-ну Кумарину – ожидаем, предсказуем и справедлив. Но. Во всей этой ситуации «торжества закона и неотвратимости наказания», на мой взгляд, как юриста, присутствует одно существенное упущение. Да, приговор соответствует «букве закона», но абсолютно не соотносится с таким понятием, как «дух закона» или, даже, «дух права» -  т.е с общим представлением о том, как должен выглядеть закон, и самое главное – как он должен реагировать на возникающие в правовом поле общества конкретные отношения. Если помнить об этих вещах , то рядом с г-м Кумариным на скамье подсудимых должен был бы находиться и широко известный рейдер г-н Шенгелия. Тогда бы это было и морально, и справедливо, и нравственно. И не искажало бы общую идею законности и справедливости, в соответствии с которой и развивается «буква закона»"
 

Скриншот сайта "Российской газеты"
Скриншот сайта "Российской газеты"
Скриншот сайта "Яндекс"
Скриншот сайта "Яндекс"

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор