Сейчас

+5˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+5˚C

Пасмурно, Без осадков

Ощущается как 2

2 м/с, вос

771мм

74%

Подробнее

Пробки

2/10

«Время розовых пони прошло». Что происходит с российским бизнесом за рубежом спустя год после первой волны релокации

29168
Фото: freepik.com
ПоделитьсяПоделиться

Чтобы решить проблемы с логистикой, платежами, сохранить зарубежных контрагентов, российские компании весь прошлый год активно переезжали в дружественные страны. Кто-то — полностью, а кто-то чисто формально, юридически. Страны СНГ, Юго-Восточная Азия и Ближний Восток аккумулировали новые бизнес-потоки, деньги и идеи из России. Но к трудностям и местным особенностям оказались готовы не все. С первой волны бизнес-релокации февраля 2022-го многое изменилось, и условия для русского бизнеса стали жестче.

Как теперь работают наши компании за рубежом, рассказали участники круглого стола «Фонтанки».

Такой разный восток

Выбор страны для релокации зависит от целей бизнеса за границей и его возможностей. Как пояснила Кристина Танцюра, управляющий партнер SKY Consulting Group, компании, которые хотят оптимизировать расчеты уже существующего международного бизнеса, в первую очередь рассматривают страны СНГ, не попавшие под санкции. Торговые предприятия могут воспользоваться преимуществами Таможенного союза, где наиболее просто и не затратно открывать счета. Те, кто нацелен на открытие новых рынков или много потеряли в международных операциях из-за санкций, предпочитают Сингапур, ОАЭ. Растет интерес к Саудовской Аравии.

— В Европе владеть компаниями и счетами россиянам становится все сложнее — и они уходят: Кипр уже не спасает, несмотря на то, что долгие годы был одной из любимых европейских юрисдикций. В Черногории и Словении очень сложно работать без европейского ВНЖ, — добавила эксперт.

— Мы занимаемся недвижимостью и рассматриваем выход в Таиланд и на Бали с нашими отелями, — говорит Александр Пестряков, руководитель зарубежных проектов Becar Asset Management. — Сейчас много инвесторов смотрят уже не в сторону Дубая, а в сторону Бахрейна. Любые платежи из Дубая в Еврозону теперь очень пристально изучают, за счет чего деньги идут дольше. Когда контракты жестко привязаны к срокам поступления средств, бизнес понимает: Дубай для таких сделок уже не подходит. Мы сами ездили в Бахрейн и изучали условия там. В отличие от Эмиратов, в этой стране все проще в плане общения с властями — можно зайти к профильному министру в кабинет и пообщаться. Также там меньше регулятивных сложностей. Это «Новый Дубай» с точки зрения открытия бизнеса. В Дубае открывается сумасшедшее количество компаний, но это еще ничего не значит — важно открыть там счет и успешно вести бизнес дальше.

Кристина Танцюра согласилась, что интерес к Бахрейну большой. Но после десятого пакета санкций страна заняла специфическую позицию по отношению к русским паспортам. Если у владельца такого документа нет другого ВНЖ или резидентства Дубая, можно открыть компанию через формальных представителей (nominee), но со счетом возникают все те же проблемы.

— В этом плане Саудовская Аравия гораздо лояльнее, — говорит она. — Открытие свободной зоны NEOM, где есть полноценные иностранные бизнес-владения, коммуникация и документация на английском языке, заметно упростило работу иностранного бизнеса. Мы сейчас активно работаем в NEOM free zone, чтобы разработать пакет для регистрации там российских фирм.








Подобрать под себя

Кристина Танцюра выделила несколько волн релокации бизнеса. После 24 февраля прошлого года владельцам компаний было все равно, куда переезжать, — можно сказать, что они приходили с чемоданом денег, пытаясь их спасти, и просили найти им варианты. Они регистрировали самые простые компании, зачастую не привязанные к реальному профилю бизнеса, или покупали недвижимость — лишь бы быстрее.

Следующей была волна тех, кому проще всего открывать новые рынки — услуги, IT-продукты. Проще говоря, отрасли, не связанные с физическим трансфером товаров. В Эмиратах наиболее популярно все, что связано с услугами, — маркетинг, консалтинг, IT.

— Сейчас уже третья волна, когда уезжают, чтобы развиваться, — и это, в основном, торговые компании, — пояснила Танцюра. — У них максимальные сложности с логистикой из-за санкций, и они ищут пути оптимизации маршрутов. Например, сейчас работает хороший иранский путь для поставок в Россию — без риска, что фура где-то застрянет или встанет в очередь, так что легко просчитать сроки доставки. Более того, из-за упрощения сертификации для российских продуктов на рынке Ближнего Востока поставщики открыли для себя страны этого региона как новый рынок сбыта.

Как пояснил Александр Пестряков, большая часть трафика в Дубай приходится на бизнес по лицензии general trading (торговля чем угодно или транзитный ввоз), в отличие от лицензии на specific trading — по конкретным позициям. Сейчас там планируют создать масштабную свободную зону за счет связи грузового терминала аэропорта и порта. Все, что прибыло воздушным транспортом, можно будет свободно грузить на водный и наоборот без налога на растаможку, так как груз не будет покидать свободную зону.

— В Дубае за 2022 год открылось рекордное количество агентств недвижимости — около 3 000, и еще около 300 девелоперских компаний, — продолжил Пестряков. — Надо отметить, это очень дорогое открытие: оно обойдется около 60 тыс. дирхам помимо покупки земельного участка и вложений в стройку. Если же у кого-то план зайти в Дубай с IT-бизнесом, не стоит питать иллюзий. Должна быть четкая стратегия по развитию дела в Дубае и бизнес-план на английском. У любого банка первой мыслью будет подозрение, что вы просто будете «гонять деньги» — забрасывать через криптовалюту дивиденды в Европу. Поэтому процент отказов велик.

Кристина Танцюра подтвердила — банки проходятся по компаниям «частой гребенкой» и любые криптоооперации сразу приводят к закрытию счетов:

— Хоть Эмираты позиционируют себя как супер-крипто-страну, местные банки к подобным операциям относятся отрицательно. Поэтому выводить в криптовалюте российские деньги напрямую себе на счет — это ошибка, так делать не стоит. Банк сочтет эти деньги подозрительными, даже если у вас будут все справки.








Дешевле, но с вопросами

У каждого региона есть привлекательные стороны, которые становятся главным аргументом при выборе страны для переезда. Как отметил Александр Пестряков, Бали и Таиланд — это, прежде всего, верх гостеприимства по отношению к представителям любой страны и равные условия для всех, а также высокий уровень безопасности.

— Плюс, конечно, климат и зелень. В Дубае все же чувствуется пустыня и отсутствие жизни, — говорит он. — Если говорить о нашей аудитории молодых предпринимателей-дистанционщиков, «цифровых кочевников», то по популярности для переезда тайский Пхукет на втором месте после Бангкока. Сегодня Бангкок — это как Москва, туда едут заключать сделки. А на Пхукете живут более расслабленно — там, условно говоря, можно вставать в 12 дня. Пхукет — это остров размером 20 на 40 км, где гектар земли стоит в десять раз дешевле, чем в Дубае, — миллион долларов против десяти. В его центре участки еще дешевле, так как считаются непрестижными — потому что «далеко» до пляжа, всего 10 минут. В Дубае земля с такими же условиями и расположением будет стоить 25 млн долларов и больше. То есть у этих локаций один и тот же продукт, но разный спрос, чек входа и объем сделки. Дубай агрегирует 70 % всего трафика бизнеса, и для этого есть определенные посылы. В Таиланде же на бизнес упор меньше — там просто классная погода, сформированный образ жизни и доброжелательность местного населения благоприятствуют переезду или долгосрочной аренде.

Но есть и подводные камни. Например, 30 % налог на прибыль в Таиланде сильно контрастирует с 9 % в Дубае и нулевым корпоративным налогом в Бахрейне. Девелоперы сейчас открывают там BIY-компании — это некая лазейка с упрощенным налогом в 5 % для IT- направления, но к нему можно привязать и недвижимость.

— Но все не так просто: для этого надо иметь реальный IT-продукт и соответствовать множеству критериев — в том числе по объему средств в районе 100 млн долларов. Но к этому можно прийти — и мы сейчас развиваем в стране как раз эти продукты, так как у нас и девелопмент, и цифровые сервисы. Более того, любой девелопер, у кого в стране больше двух проектов, может стать public listed company — то есть выйти на биржу и собирать деньги от продажи акций с рынка. Начинается гонка по наращиванию земли и объектов, чтобы дополнять компании все новыми активами. Это необычно — в Дубае, где торгующих на бирже девелоперов можно пересчитать по пальцам, такого не встретишь.

К преимуществам юрисдикций стран СНГ Кристина Танцюра отнесла близость, возможность легко добраться разными способами, открытие счетов напрямую и более-менее дружественное отношение к россиянам. Для торговых предприятий ряд стран СНГ дает возможность замены документов, «переупаковки» всего, что связано с запретом на импорт товаров и оборудования в РФ.

Сингапур и Гонконг хороши для компаний, которые нацелены работать с Китаем и Азией, — здесь удобные расчеты и банки, понятные затраты на содержание компаний. В Сингапуре, например, можно спустя какое-то время получить гражданство.

ОАЭ, Саудовская Аравия и Бахрейн — это безопасные страны для бизнеса, где можно не опасаться ни за себя, ни за счета, ни за капиталы. Все эти страны отличает стабильная банковская система, у которой в истории не было серьезных кризисов, — когда люди лишались своих денег полностью. На Ближнем Востоке это недопустимо: в случае чего государство спасает банки, не доводя до банкротства и ущерба для вкладчиков.

— Дубай наиболее интересен и открыт в этом плане, — продолжила эксперт. — Большинство сервисов либо доступны онлайн, либо у них есть подробные инструкции на английском. Плюс также — большое русскоговорящее комьюнити и накопленный опыт работы с этим рынком. Бахрейн чуть посложнее, а Саудовская Аравия пока «темная лошадка», но я вижу серьезный рост интереса к этой стране — в том числе и среди IT-компаний. Саудовский IT-рынок, во-первых, больше, чем в Эмиратах, во-вторых — не настолько инновационен и у него нет многих решений, которые уже есть в России и ОАЭ.

Не так, как у нас

Россияне привыкли везде «ездить со своим самоваром» и жить по своему уставу — это самая большая сложность для компаний, приходящих на рынок Эмиратов именно для развития, уточняет Кристина Танцюра. Тех, кто просто оптимизирует международные расчеты, это касается в меньшей степени. Вторая сложность — это непривычный, неудобный и сложный для наших компаний сервис онлайн-банкинга, далеко не такой продвинутый, как у нас. Если в России в офис банка практически не ходят и все решают в онлайне, то в Эмиратах часто приходится ходить туда «ногами». Также там нет такого количества сервисов для корпоративных клиентов с точки зрения управления счетами, не так распространены и сложны в получении кредиты и финансирование онлайн.

— Система банковских гарантий в Эмиратах и вовсе ставит наши компании в тупик, — добавила Танцюра. — Нужно 110 % этой гарантии задепонировать на своем счете, а потом еще 10 % заплатить банку. Но оформить — это одно, а получить потом эту гарантию обратно — это отдельный квест. Поэтому, чтобы играть в большой бизнес в Эмиратах — и особенно работать с крупными заказчиками — нужен хороший финансовый резерв. Также есть некая недоработка госуслуг в Эмиратах: например, чтобы поменять рабочую визу на «золотую», надо отменить старую и заново оформить новую. Это здорово нервирует наших бизнесменов — ведь это, например, требует новой сдачи медицинских анализов. «Я не какой-нибудь чернорабочий, почему меня снова гоняют на анализы?» — недоумевают они. Но и миллионер, и грузчик там равны перед законом и сдают анализы перед резидентской визой одинаково. Ну и третье — тут никто никуда не торопится, совсем. Наш бизнес привык жить в очень динамичном ритме, но торопить местных смысла нет. Надо приготовиться к тому, что первые сделки будут по времени проходить в два раза дольше вашего привычного торгового цикла.

Что касается стран СНГ, то и там уже многое меняется. Например, нередко Эмираты открывают торговые дома для продажи российского товара европейским клиентам, которые не имеют ничего против покупки от эмиратского лица. Это помогает вывести расчеты в независимую юрисдикцию, а поставки вести через страны СНГ. Так вот теперь, как пояснила Кристина Танцюра, Казахстан в ряде банков останавливает платежи как в Европу, так и обратные — из Европы на Казахстан.

Если говорить о Сингапуре и Гонконге, то здесь, например, невозможно прямое владение бизнесом россиянами. Только после получения ВНЖ можно оформить долю. Как уточнила эксперт, всегда нужен местный собственник, а российский владелец в таком случае становится наемным сотрудником и юридически компанией не владеет. B этом случае такой формальный владелец может в любой момент этот бизнес забрать. В Эмиратах же, Аравии и Бахрейне и некоторых странах СНГ допускается прямое владение компанией.

— Что на Бали, что в Таиланде большой процент переговоров приходится на выстраивание отношений с местными, — продолжил Александр Пестряков. — Также развито взяточничество, процессы непрозрачны, а в плане недвижимости требуется долгая работа с локальными муниципалитетами, у которых нет открытых общих баз. На фоне этого у Дубая, конечно, целый ряд неочевидных плюсов.

— Если мы открываем обычный бизнес в Таиланде, то на одного европейца приходится 4 тайца, — добавил он. — Только они могут занимать должности первого уровня — чернорабочие, клерки, любая базисная работа. А инженерами и менеджерами могут быть и представители других стран.

Как рассказал Александр Пестряков, в Таиланде можно открыть компанию только с 51 % долей у местного совладельца. Риски можно нивелировать, подписав особое соглашение. Но в случае смерти такого партнера его наследники претендуют на долю покойного, и ни в одном суде шансов практически не будет — это соглашение там не имеет значения. Наследники могут забрать компанию и в Дубае — такие кейсы встречались. Так что урегулировать такую проблему нужно напрямую с родственниками.

— Даже если ваш исламский партнер в Дубае напишет на вас завещание и заверит в суде, по шариатским законам это может быть оспорено — и брат или сын партнера могут забрать компанию в суде, — добавила Кристина Танцюра. — Сейчас 51 % владения в Эмиратах, к счастью, требуется в очень ограниченной сфере.

Банки как отдельная вселенная

С российским паспортом открывать счета становится все труднее: банки просят все больше документов, пояснила Кристина Танцюра. Особенно сложно с открытием брокерского счета с целью управлять европейскими или американскими ценными бумагами со счета в ОАЭ.

Эксперт пояснила: стоит разделять открытие личных и корпоративных счетов. С личным проще — его можно открыть с резидентской визой. При открытии счета в статусе инвесторской визы на него будет чуть проще перевести свои активы из РФ и Европы, и банк не будет придираться.

— Если же виза рабочая, и вы под нее собираетесь вывести накопления из Европы или Америки, следует изначально предупредить банк и показать бумаги, подтверждающие происхождение этих денег, — например, документы о продаже недвижимости в Европе, — добавила Танцюра. — Надо понимать, что Эмираты — страна узкой специализации, где каждый человек работает только в рамках своей должности, а не как у нас — «и швец, и жнец». Если вы пришли в банк с рабочей визой офис-менеджера, и вдруг на свой счет из Европы получаете 200 тыс. долларов, в понимании эмиратского банка так быть не может: ведь у офис-менеджера таких денег нет. Сотрудник-клерк начинает подозревать, но так как он держится за свое место, ему проще отказать, чем разбираться и защищать вас. То же самое при отправлении денег в Европу с личного счета — проконсультируйтесь с банком.

Корпоративные счета открывать сложнее, это требует много бумаг и уже не символического, а реального бизнес-плана.

— Не стоит писать в плане, что вы в первый год как IT-компания собираетесь заработать 100 млн, вам никто не поверит, — поясняет Кристина Танцюра. — Во всех банках есть портфель схожих компаний, и они могут сравнить доходы и доказать вашу необъективность. Для 90 % новых компаний, независимо от происхождения учредителя, банки на старте требуют либо депозит, либо неснижаемый остаток на счете. Не требовать депозит могут в случае открытия уже второй-третьей фирмы.

С входящими платежами все намного легче, чем с исходящими, но они должны сопровождаться инвойсом и контрактом. Также важно, чтобы входящие деньги и договоры четко содействовали профилю бизнес-лицензии. Если вы продаете софт, а деньги получили за маркетинговые услуги, вам заблокируют счет.

Что касается исходящих в Европу — тут проблема не в Эмиратах, а в европейской банковской системе, которая предъявляет повышенные требования к ко всем платежам, за которыми стоит российское лицо. Их ожидает полная процедура KYC (know your customer) — идентификации клиента и юридической экспертизы. И отправитель никоим образом не должен касаться санкционных компаний или персон. Даже если 20 лет назад он работал в такой компании, — это повод для отказа в платеже.

Если классическим способом компанию и счет не открыть, есть ряд «безопасных гаваней». По словам Александра Пестрякова, можно буквально поделить лицензию general trading с кем-то в партнерстве и вести торговлю от его лица — это распространенная практика. Но нужно учесть нюансы и четко договориться обо всем «на берегу». Второй вариант — открывать оффшорную компанию без сотрудников. Раз их нет, нет и приложения VPS, через которое в Эмиратах платят зарплаты. Если оно есть, а зарплат через него не проходит, это влечет вопросы и огромные штрафы. Именно в этом и был раньше главный смысл открытия бизнеса во free zone — VPS там не требовалось, а сотрудников можно было нанять по контракту.

Тем не менее, последние лазейки закрываются. Кристина Танцюра напомнила, что свободные зоны планируют все же подключить к этой системе до конца года. История со свободным внесением наличных на корпоративный счет тоже заканчивается — уже не рекомендуется вносить более 30 тыс. дирхам наличными, а лучше — не вносить вообще.

— Время «розовых пони», когда в Эмиратах все было легко и не требовало кучи бумажек, закончилось, — добавила она. — Рекомендую сейчас всем компаниям иметь минимум два счета, потому что открыть новый сложно, а в случае чего можно перекинуть деньги с одного на другой. Крайне важна платежная дисциплина в любой сфере: в Эмиратах есть Центральное кредитное бюро, где собирается вся информация о владельцах компаний, вплоть до того, как они оплачивают коммуналку и мобильный. Если у нас в России можно забыть оплатить коммунальные услуги, и эти счета будут копиться, то здесь неоплаченные счета отобразятся в кредитном бюро, и банк подумает, что у вас нет денег. Такой вариант, что они у вас есть, а вы просто не платите, даже не рассматривается — это вопрос менталитета.

Правила игры

Кстати о менталитете. Ближний Восток, как и другие страны, отличают национальные правила ведения бизнеса. По словам Кристины Танцюры, в Эмиратах, например, все привыкли все делать вовремя и отвечать только за свою узкую отрасль. Не нужно ждать, что даже высокопоставленные чины разносторонне развиты и знают обо всем по чуть-чуть, как у нас. Средний персонал также очень узко специализирован, — зато в своей области он профи. По словам эксперта, арабы предпочитают жить позитивно, они оптимисты и видят хорошее. Они не любят обсуждать частную жизнь, это возможно только при высоком уровне доверия. При этом семейный человек вызывает уважение, семья и дети — показатель надежности партнера.

— Мы любим жаловаться на все, от погоды до политики, — продолжила она. — Но если ты жалуешься, значит, не в состоянии справляться со своими проблемами, а значит — ненадежный партнер. Более того, арабы — патриоты, и даже если ты переехал из другой страны, жаловаться на нее нельзя. Бесправность женщин на Ближнем Востоке — это еще один миф. Женщин-руководительниц в Эмиратах много, в Аравии все только начинается. За руководительницей уже не стоят сильные мужчины, как принято считать, — они сами компетентны и самостоятельны. Помощница министра может оказаться куда более ценным ресурсом, чем сам министр, — договориться и решить все вопросы можно через нее. Что касается Юго-Восточной Азии, мои заказчики жалуются, что там сложно утвердить условия договора — их постоянно меняют. На Ближнем Востоке после достижения договоренностей менять правила игры нельзя.

— В России специфика схожая — мы любим по ходу дела «переобуваться», — говорит Александр Пестряков. — Мы-то к этому готовы, а вот найти такого же партнера среди арабов тяжело. У них тележка в договоре — это тележка, ее не переделать в велосипед, если условия изменятся. Индусы же, наоборот, более гибкие, но в обе стороны, и сами не прочь пересмотреть договор. Поэтому надо разбираться в типах договоров, иметь хорошую хватку и отличных юристов, которые отследят возможные уловки в документах.

Российский след

В плане недвижимости в третьем квартале 2022 года в Дубае русские компании лидировали, но по итогам прошлого года вошли в топ-10. По словам Александра Пестрякова, любое вливание денег стимулирует подъем рынка, но далеко не русские сделали его. Дубай и так переводит, переваривает и банкротит большие деньги, так что вряд ли что-то изменится из-за приезда россиян.

— Это как раз у них жизнь изменилась, — подытожил эксперт. — Тут другой вопрос: кто останется в стране — и был ли выбор Дубая для переезда естественным или альтернативы не было? Мы укореняемся здесь и осознанно выстраиваем команду, создаем красивые, хорошо упакованные клиентские проекты — они не изменят рынок, но многое сделают удобнее.

Что касается Таиланда, то, например, юг острова стал русской Меккой — и недвижимость там подорожала. Местным это не нравится, и многие перебираются туда, где потише.

— На мой взгляд, где отдыхают, там и покупают недвижимость, — продолжил Пестряков. — Как следствие, девелоперов в Таиланде сейчас прибавилось. В стране нет эскроу-счетов, деньги девелоперов не замораживаются и строить можно сразу. Доход на вложенный капитал будет выше, так как не требуется брать кредит на стройку. Это и привлекает туда сейчас девелоперов, позволяет устанавливать низкие цены на объекты.

— Эмираты — большая корпорация с огромными капиталами, так что российский бизнес не занимает там существенных позиций, — отметила Кристина Танцюра. — Но есть ряд крупных перспективных проектов, которые могут существенно повлиять на экономику страны. В основном, они связаны с релокацией производств. Это то, чего Эмираты очень хотели, и на это, наконец, начинает соглашаться российский бизнес.

Также с приездом множества наших соотечественников появился пласт русскоговорящих сервисов, которого почти не было: агентства, бухгалтерские компании, детсады и школы, рестораны. Появился спрос на русскоязычный персонал, которого раньше тоже почти не было, — это почти каждое третье объявление в сегменте HoReCa.

По словам Танцюры, сейчас сложно что-то прогнозировать, так как после принятия стратегии на ближайшие 50 лет Эмираты издают множество новых законов, кардинально перестраивая систему регулирования бизнеса. С одной стороны, это хорошо, так как идет либерализация условий, с другой стороны — легко ошибиться, не успев среагировать на очередные изменения.

— И тем не менее, я могу назвать три важных аргумента за Эмираты, Саудовскую Аравию и Бахрейн как место новых бизнес-возможностей, — подытожила она. — Первое — это изначально лояльные страны ко всем: есть только граждане, гости и резиденты, национальности нет. Второе — это безопасные страны с точки зрения жизни и ведения бизнеса. И третье — это новая точка роста международного бизнеса. Ни Европа, ни США уже не состоянии выползти из того кризиса, в который погрузились. Именно страны Ближнего Востока вместе с Китаем будут в ближайшие годы определять общемировую политику и экономику. Выстраивание правильной модели работы с этими регионами сейчас позволит серьезно заработать и открыть новые рынки. Да, это дорого, долго и сложно, но за этим будущее.

Фото: freepik.com

ЛАЙК9
СМЕХ15
УДИВЛЕНИЕ1
ГНЕВ3
ПЕЧАЛЬ2

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close