Как петербургский ученый занимался промышленным шпионажем на Тайване и сколько ему не заплатили

13266
Фото: фото из личного архива Сергея Волынкина
ПоделитьсяПоделиться

47news разговорил молодого ученого о его разведпоездке в Китай и на Тайвань за современной «ядерной бомбой». Закончилось только все по-нашему.

В горсуде Петербурга 7 июня прошло, казалось бы, тривиальное заседание — 30-летний петербуржец Сергей Волынкин спорит с бывшим работодателем — заводом «Авангард». Истец уехал в командировку в Китай и на Тайвань, а когда вернулся, ему отказали в командировочных и уволили. Но поездка была непростая.

С советских времён «Авангард» разрабатывает промышленную электронику, в том числе для Минобороны. Волынкин возглавлял направление микросистемотехники и радиофотоники. Практическое применение — от передачи сигнала базовых станций до радиоэлектронной борьбы.

Формально планировалось посетить профильные выставки, завязать отношения и найти рынки сбыта. Негласно же велась работа по подготовке встреч с руководством нескольких компаний с целью попасть на производство. Мосты Волынкин налаживал через соотечественников за рубежом.

— У нас допуски секретности, на выезд все оформляли чин по чину (история была три года назад). Задача — понять, как они добиваются столь высокой скорости разработки, низкой себестоимости, качества оборудования и контроля качества.

Китай встретил настороженно.

— Прилетели в Гонконг. Мой зам спокойно прошел пограничников. А на меня смотрят, потом в базу, опять на меня. Увели в комнату для досмотра, продержали два часа. Отпустили, мол, извините.

В Азии наш собеседник был впервые, ранее по работе только в Европе.

— Мы поняли прелести великого китайского файрвола (система фильтрации интернета). Подготовились, поставили несколько VPN, но они не работали. И гугл-карты не определяли местоположение...

Сергей — коренной петербуржец. Окончил ЛЭТИ, затем учеба в Германии. Там звали остаться, но отказался. Затем кандидатский минимум.

В Китае мы были только на выставках. Прошли десятки стендов. Если азиаты видят потенциального потребителя, становятся радушны. Конечно, мы этим пользовались. Пару раз пытались фотографировать, но нас настойчиво попросили стереть снимки.

Но основной целью был Тайвань, лидеры там. Китай отстает года на три.

— Странно это слышать про королей копирования, — заметил 47news.

— Заблуждение. Они берут то, до чего дотягиваются. Например, США вывели к ним сборочные мощности, но само производство элементов не перевели. Не дураки.

— Почему нельзя разобрать и скопировать?

— Вы же блюдо можете на части разобрать, но секрета приготовления не узнаете.

— Нужно купить повара?

— Так они и поступали в конце 90-х. Когда говорят, что в СССР производили только галоши, это враньё. Они приезжали учиться, считай, даром, ученым жрать было нечего, а наработки мощные. Технологии покупали за копейки. Затем годами вкладывали в производства. Теперь практически монополисты. Мы поменялись местами, но нам секретов никто рассказывать не собирается.

— Как сформулировать то, за чем идет охота?

— Прелесть микроэлектроники — материал и трудозатраты в стоимости продукта мизерны. Все дело в технологии.

...Вышли мы из отеля, это уже Тайвань. Сели в такси. До завода ехать долго, моделировали, как строить беседу.

— Зачем им вообще с вами говорить? Как вас заочно представили?

— Как специалистов «Авангарда», предлагающего свои разработки. Они же в постоянном поиске. Это у нас принцип «Семь раз отмерь — один раз отрежь», а у них, наоборот, Cut and try — режь и пробуй. Поэтому мы вечно опаздываем — пока отмеряем, все устаревает. Деньги же для них просто средство производства, время дороже. Десять раз попробуют, один раз выстрелит, вот всё и отбили.

— Как вас встретили? Как выглядит такое производство?

— Забора нет, никакой проходной, как у нас на заводах. Шикарный, но простой холл, рецепция, за ней милая девушка. К нам вышел совладелец компании. На минуточку, завод — один из мировых лидеров. Никакого снобизма, в общении прост. Я вспомнил, как у нас за неделю надо через секретаршу записываться.

— Что дальше?

— Прошли к нему в кабинет. Там стул, стол и проектор. Дверь открыта, любой сотрудник может зайти. Мы подключили наш ноутбук, стали показывать наработки. Он глубоко погруженный в технологию, болеющий этим. Мы одного поля ягода. И реально хотелось понять, почему у них получается, а у нас нет.

— Разговорили?

— Помните правила Глеба Жеглова? «Узнай, чем человек живет, говори о нем самом». Это работает. Он стал показывать свои наработки. Мы хвалим. Все люди одинаковы, каждый любит комплименты. Нащупали то, что ему самому хотелось рассказать. Кстати, он один из тех, кто в 90-х приезжал в Москву за технологиями. В итоге повел показывать свое производство.

Мы с собеседником условились, он сначала расскажет, что увидел бы 47news.

— Много-много белых коробов в помещении на тысячи квадратных метров. Узкие проходы. Потолки 2,5 метра. Пол в мелкую клетку, квадратики перфорированные. Потолок такой же. На каждом коробе экранчик и пульт управления. Сотрудников немного, все в белых защитных костюмах, как в больнице в красной зоне. Никаких запахов, глухой, цикличный шум.

Вот что увидел он.

— Зашли в гермозону. Атмосфера контролируется по запыленности, температуре, влажности и давлению. Любая пылинка может привести к браку. Коридоры узкие, потому что каждый метр на счету. Шум — вакуумные насосы. Подмечаем марки оборудования, какого поколения, состояние, технологическую оснастку, компоновочные решения, расстановку. Видим, где серийное, где модернизированное, а что они явно сами сделали. Примерно ясно, какие получаются партии. Ряд единиц встроены в стену для доступа из серой сервисной зоны.

Экспериментальная гермозона есть и на «Авангарде». В ее создание вложены большие деньги, но направление трудно развить, требуется быстрая финансовая отдача. Но в этой отрасли так не бывает, говорит наш собеседник.

— Как расспрашивали хозяина? Фотографировать разрешил?

— Вопросы не в лоб, аккуратно. Мол, когда покупали, у кого, какая производительность. От фото предостерег. И таблички везде там с запретом.

— От каких-то вопросов уходил?

— Если слегка заходили за грань, делал вид, что он больше менеджер, а технические детали подзабыл. Мы все понимали. Тут дело в деталях. Скажет объем производства, уже можно оттолкнуться. Индуктивный метод, от частностей к общей картине, — слава богу, законы физики для всех одинаковы. Часов пять там провели. Попрощались тепло, звали в Петербург. Но, видимо, не скоро увидимся (26 февраля Тайвань ввел запрет на поставку чипов в Россию).

...На другой встрече заговорили о погоде. Зимой на Тайване очень промозгло, наши посочувствовали. Закончили в баре. Они очень гордились — это у них придумали бабл-ти (холодный чай со съедобными шариками). О работе тоже поболтали.

— Если своими словами — это легальный промышленный шпионаж?

— Если своими, то да.

— Опыт уже был?

— Когда на «Авангарде» начинал работать, получил грант от немцев на обучение. Пришел к директору, говорю так и так. Договорились, изучу варианты микропроцессорных сборок. Отучился, вернулся, все показал.

— Получается, в этой области без разведки — никуда?

— Сейчас микроэлектроника как при Сталине ядерное оружие. Тогда все понимали — создать его вопрос жизни и смерти государства. Один в один ситуация. Я свое направление поэтому и выбрал, патриотизм не просто слово. Все, что нас окружает, не может работать без микроэлектроники. И мы сегодня в очень непростом положении. За восемь лет после Крыма не сделано ничего. Отчеты рисовали об импортозамещении, мерили их толщину в пальцах.

Когда Волынкин с заместителем вернулись, их попросили потерпеть с оплатой командировочных и деньгами за билеты. «Мы же лояльные, согласились. В конце года сказали, ничего не заплатят. Потом начались проблемы с зарплатой у подчиненных. Пошел разговаривать к руководству. В итоге у меня аннулировали пропуск на завод». Потом все же отсудил около четырех миллионов рублей. Завод продолжает настаивать. 30 августа следующее заседание.

Сегодня Сергей Волынкин возглавляет компанию, разрабатывающую датчики внутричерепного давления. Таких у нас не производят. На Западе они здорово выручают медиков при диагностике травм головы, влияют на принятие решения нейрохирургами, делать трепанацию или нет.

Фото: фото из личного архива Сергея Волынкина

ЛАЙК7
СМЕХ3
УДИВЛЕНИЕ3
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ1

Комментарии 11

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close