«Ждем под снегом, закрывая кукол куртками». Малый театр кукол погибает без площадки

4825

Малый театр кукол — студенческий проект, выросший в независимый негосударственный театр. Его артисты носят декорации с собой в больших клетчатых сумках и мечтают о постоянной площадке для репетиций и спектаклей.

Фото: Предоставлено театром
ПоделитьсяПоделиться

На спектакль — с черно-белой лодкой на спине

У Малого театра кукол есть собственный видеоблог, где артисты показывают закулисье своего театра. На кадрах можно увидеть многое: как молодые актеры не только репетируют, выступают или дурачатся, но и постоянно перевозят с места на место объемный реквизит. До и после спектаклей, перед репетициями, на гастролях у каждого в руках непременно оказывается по огромной клетчатой сумке, а на одном ролике и вовсе видно, как артист тащит по оживленной улице декоративную черно-белую лодку на собственной спине — это реквизит к спектаклю «Школа для дураков» по роману Саши Соколова. У МТК нет собственного помещения. Перевозить объемные декорации часто приходится в общественном транспорте, на метро. Это не только тяжело физически, от таких непригодных условий страдают главные персонажи театра — куклы, они ветшают, приходят в негодность.

«Иногда по два часа ждем «Газель» под снегом, закрывая кукол куртками», — говорят артисты театра.

С самого момента создания у Малого театра кукол не было своей площадки и репетиционной базы. МТК никогда не помогали ни власти, ни спонсоры. Только один раз кукольники обратились к краудфандингу — для своего первого детского спектакля «Мой дедушка был вишней» собрали 45 тысяч рублей на декорации. Создатели театра считают, что таким и должен быть театр: он существует для зрителей, значит, и влиять на театр могут только они.

«Наш театр независимый во всех отношениях, мы никогда и ни у кого не берем денег, только у зрителей. Фактически наша публика является нашим спонсором. Мы делаем спектакли, которые волнуют нас, которые вызывают у нас эмоциональный отклик, боль. Мы не берем литературу с кассовым названием только для того, чтобы отбить кассу. Поэтому мы иногда уходим в минус, потому что идем на творческий риск», — говорит режиссер и художественный руководитель театра Дмитрий Петров.

Артисты с трепетом читают комментарии в соцсетях к своих спектаклям, считают количество зрителей, радуются, когда кто-то из публики подходит после выступления.

«Был полный зал зрителей, все кричали «браво»!» — с гордостью поделились они в блоге после премьеры «Чайки».

ПоделитьсяПоделиться

Династия кукольников

Малый театр кукол существует в Петербурге уже 5 лет. Все началось в 2016 году, когда студенты разных курсов факультета театра кукол РГИСИ решили поставить свой первый самостоятельный спектакль.

«Мы учились, как проклятые, и воскресенье был нашим единственным выходным днем. И вместо того, чтобы отдыхать, мы решили сделать свою постановку», — рассказывает создатель театра Дмитрий Петров.

Он предпочитает, чтобы его называли звучным псевдонимом Чакчи Фросноккерс. У молодого артиста (ему 27 лет) необычная биография. Театр кукол для него — обыденная с самого рождения действительность. Он родился на Сахалине в семье кукольников — его мама, тетя, брат работают артистами театра кукол. Маргарита Петрова, мама Дмитрия, старейшая актриса сахалинского театра, стала главной музой будущего режиссера. Он называет ее гениальной актрисой и вспоминает, что его главное эстетическое потрясение, связанное с театром, случилось, когда мама — не со сцены, а дома, между делом, — прочитала монолог Сони из «Дяди Вани».

Свой первый спектакль «Иосиф Бродский. Всё это было…» он поставил в 15 лет в Сахалинском театре кукол.

Ко времени выпуска из театральной академии в 2018 году на счету студентов было уже 8 собственных спектаклей: философско-абсурдистская постановка «Король умирает» по пьесе Эжена Ионеско, спектакль о сложных отношениях в испанской семье «Дом Бернарды Альбы» по произведению Федерико Гарсиа Лорки и другие. Эти спектакли стали основой репертуара Малого театра кукол.

«Это наш театр. Вообще наш. В прямом смысле наш. Мы его создали под себя. Да, многим приходится подрабатывать — играть в других театрах, преподавать, но Малый театр кукол — наше главное место работы», — говорит Дмитрий Петров.

Замкнутый круг

Спектакли артисты играют на временных площадках: в театре «Особняк», на «Площадке 51», на сцене Социально-художественного театра. Репетируют в маленькой комнате Дома актера, куда их временно пускают. На шестом году существования в театре назрел кризис. Репертуар настолько расширился, что декорации потребовали отдельного помещения.

«Декорации всех 16 спектаклей сейчас размещаются в доме нашего главного художника Ульяны Елизаровой в Ленобласти. Места в доме не хватает, там просто негде жить. Транспортировка декораций оттуда очень дорогая. Новые спектакли мы не можем выпускать — их негде хранить. Нам негде репетировать. На разовой аренде мы не можем протянуть. Мы играем катастрофически мало, два спектакля в месяц», — объясняет режиссер.

Получается замкнутый круг: чтобы выжить, театр должен играть старые спектакли и выпускать новые. Но он не может этого делать без собственной площадки. Некоторые спектакли приходится убирать из репертуара из-за сложностей с декорациями и организацией их доставки.

«Один из наших знаковых спектаклей — «Чайка» Чехова, наш первый большой спектакль. Скорее всего, мы, к нашему огромному сожалению, играем его 4 июня в последний раз», — говорит режиссер.

Декорации спектакля МТК стоят от 30 тысяч рублей — «если спектакль построен на условных приемах», — говорит режиссер, до 200 тысяч.

«Сейчас мы ставим древнегреческий миф об Аттисе. Там декорация представляет собой большой подвижный круг, который встаёт в разные положения. На нем вертятся и работают актёры и куклы, это довольно сложная и интересная декорация», — рассказывает Дмитрий Петров.

Постановщики театра придумывают оформление сцены, не представляя, где завтра придется играть этот спектакль.

ПоделитьсяПоделиться

«Многие средства выразительности просто невозможно использовать: подвесы, большую монолитную декорацию. Приходится выкручиваться, обходиться малыми средствами», — говорит режиссер.

Без собственного помещения театр теряет и зрителя, уверен собеседник «Фонтанки»:

«Когда нет площадки — нет зрителя. Кто бы ни говорил, что театр — это люди, а не стены, все-таки зритель должен знать, где театр находится. Наша преданная публика умудряется отслеживать наши спектакли и скакать за нами по всему городу. Но это утомляет, и рано или поздно интерес пропадает».

Театр нуждается в помещении площадью не менее ста квадратных метров. Потолки в нем должны быть высокими — от 4 метров, также должна быть «мокрая точка» и круглосуточный доступ. Но самое главное — приемлемая для театра цена. А с этим как раз сложности.

«Скорее всего, если в следующем сезоне мы не заедем на площадку, будем медленно, но верно умирать», — говорит режиссер Малого театра кукол.

Мария Лащева, «Фонтанка.ру»

Фото: Предоставлено театром

© Фонтанка.Ру
ЛАЙК0
СМЕХ0
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ1

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

close
close