Сейчас

-2˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

-2˚C

Пасмурно, небольшой снег

Ощущается как -5

2 м/с, ю-з

758мм

87%

Подробнее

Пробки

1/10

«Справедливое возмещение». Фрагмент из новой книги Квентина Тарантино

16216
Фото: Andrew Cooper/Sony Pictures/ предоставлено издательством Individuum
ПоделитьсяПоделиться

«Фонтанка» предлагает почитать несколько страниц из первой книги знаменитого кинорежиссера «Однажды в Голливуде», один из героев которой — Роман Полански и его жена Шэрон, которая спустя год замужества была убита в своем доме преступниками.

В московском издательстве Individuum вышло русское издание книги Квентина Тарантино «Однажды в Голливуде», представляющей собою сочинение по мотивам его одноименного фильма. То есть перед нами не банальный (как бы странно это ни звучало по отношению к Тарантино) режиссерский сценарий, а самый настоящий роман. Художественное произведение рифмуется с фильмом, но его вполне можно читать, даже если кино и не смотрел, а тем, кто смотрел, — тем более будет любопытно. Книга собрала в Америке очень хорошую прессу (хотя были и те, кому роман не понравился), а в России критик Антон Долин оценил ее как «элегически грустный, неторопливый, по-прустовски въедливый роман о духе времени». Электронная версия и аудиокнига уже доступны.

Фото: предоставлено издательством Individuum
ПоделитьсяПоделиться

«Роман и Шэрон Полански несутся в английском «родстере» с открытым верхом по бульвару Сансет. Шэрон ненавидит эту машину.

Ненавидит ее возраст.

Ненавидит звук, с которым Роман переключает передачи.

Ненавидит хреновый прием у радио.

Но больше всего ненавидит то, что это кабриолет и что

Роман всегда требует ехать с открытым верхом.

Роман на пару с Уорреном Битти подшучивает, что «жизнь слишком коротка, чтобы не ездить в кабриолетах».

Ему, с его прической-пажом, легко говорить. Но Шэрон тратит много сил, чтобы уложить волосы как следует. А когда укладывает и выглядит роскошно, их что, надо прятать под шалью?

Это преступление против красоты.

Голливудская парочка закончила съемки в телешоу Хью Хефнера «Ночной плейбой». Десять часов, они мчатся от здания 9000 по Сансет, где проходили съемки, и проносятся мимо «Кофейни Бена Франка» и кинотеатра «Тиффани», где на козырьке рекламируют «Одиноких ковбоев» Энди Уорхола.

Роман сам знает, что ему не стоило соглашаться на новое мероприятие на следующий же день после вечеринки в особняке «Плейбой», и чувствует ее враждебное молчание. Он отлично понимает, что этот вечер она планировала

провести в постели с книгой. И знает, что ей прихорашиваться для телевидения куда сложнее, чем ему.

И все-таки она прихорошилась, и вышла из дома, и вытерпела ради него все.

Но теперь настает время холодной войны. У Шэрон настолько солнечный характер, что, когда она прячет свое солнце, эффект леденящий.

В хреновых динамиках «родстера» то глохнет, то оживает голос ночного диск-жокея на радио 93 KHJ, Хамбл Харва, а также нелепая песенка Дайаны Росс и The Supremes «No Matter What Sign You Are, You’re Gonna Be Mine You Are». Для Романа пришла пора продемонстрировать раскаяние и благодарность и разбудить светловолосого медведя.

— Послушай, милая, — начинает он, — я знаю, что сегодня ты не хотела сниматься.

Через лобовое стекло «родстера» видно красную крышу «Дер Винершницеля» на Ларраби, когда Шэрон смеряет его взглядом и кивает.

— И я знаю, ты обижаешься на то, что я сперва не спросил твое мнение, потому что я поступил нетактично, — продолжает он.

И снова она кивает.

— И я знаю, что ты относишься к этому очень терпеливо.

Вообще-то в компании Джея она ныла весь день, но Роман этого не знает.

Наконец светловолосый сфинкс молвит:

— Да, все это правда.

— Ты настоящий ангел, — говорит он, — и за это я тебя люблю.

«А, так вот за что ты меня любишь?» — думает она и закатывает глаза.

Благодаря этому он и понимает, что, пожалуй, можно было бы сказать что-нибудь поумнее.

Проезжая мимо «Лондон Фог» на одной стороне Сансет и «Виски-э-Гоу-Гоу» — на другой, Роман пытается примириться:

— В общем, просто знай: я понимаю, что я перед тобой в долгу.

— И что это за долг? — не теряется она.

— Ну, я хочу сказать, я в долгу перед тобой за то, что ты все это делаешь.

— Я знаю. Я-то согласна. Так чем ты собираешься расплачиваться по долгам?

Если честно, Роман относился к своим словам не так серьезно, как, видимо, отнеслась она, поэтому слегка растерялся.

— Ну, наверное, как бы… — он соображает на лету, — ты можешь без подготовки предложить мне сделать то, чего не хочется мне.

«Вот, точно», — думает он. Это справедливое возмещение.

Чтобы привести примеры, он говорит:

— В смысле иногда ты находишь какую-нибудь благотворительность и серьезно интересуешься ее поддержкой…

Она перебивает всего парой слов:

— Вечеринка. У бассейна.

— Что?

— Вечеринка. У бассейна.

— Вечеринка у бассейна? Запросто. Когда?

— Сегодня.

— Сегодня?

— Да, сегодня.

— Ой, малыш, я так устал. Завтра я вылетаю в Лондон. Мне так хотелось вернуться домой и…

— Хнык-хнык! Вчера вечером я тебе говорила все то же самое, когда ты подписал нас на эту хренотень. Но где я теперь? Здесь. Приоделась, разыгрываю «сексуальную малышку» для Хью Хефнера, телекамер и кучки голливудских придурков.

Потом она говорит, словно обвиняя:

— Ты же знаешь, что я сейчас читаю книгу?

Он кивает.

— Знаешь, что сейчас я хочу лежать в постели и читать?

Он кивает.

— Знаешь, что я не люблю разыгрывать представление два вечера подряд, если это необязательно?

Он кивает.

— Но я согласилась, да?

Роман издает стон.

— Не ной мне тут, балбес, — порицает она.

Роман выкручивается изо всех сил.

— Ты же только что уложила волосы.

«Неплохая попытка, приятель», — думает Шэрон.

— Есть какая-то внезапная неизвестная мне причина, почему завтра понадобится моя прическа с «Ночного плейбоя»?

— Нет. — Он пожимает плечами, капитулируя.

— Никаких договоренностей, о которых я не знаю? Никаких появлений на публике?

— Нет.

— Мне можно почитать книжку?

— Да, — отвечает он со вздохом.

— Ну, тогда сегодня будет вечеринка у бассейна — и мы в расчете, — и она добавляет для эффекта: — Или твое слово ничего для тебя не значит?

— Ладно, — говорит Роман, не сдержав побежденный вздох.

— Ладно, теперь скажи это с улыбкой.

Он улыбается и говорит:

— Мы можем устроить вечеринку у бассейна.

— Теперь попроси меня, — требует она.

Тут уже он закатывает глаза.

— Правда? Тебе все мало?

— Попроси.

Роман давит в себе досаду, цепляет услужливое выражение и дает Шэрон то, что она хочет:

— Шэрон, ты бы не хотела закатить сегодня вечеринку у бассейна?

Шэрон взвизгивает и хлопает в ладоши:

— Роман, какая прекрасная идея! — целует его и продолжает: — Едем же домой. Мне нужно обзвонить столько людей».

Фрагмент романа и иллюстрации публикуются с разрешения издательства Individuum. Перевод Сергея Карпова и Алексея Поляринова.

Фото: Andrew Cooper/Sony Pictures/ предоставлено издательством Individuum
Фото: предоставлено издательством Individuum

ЛАЙК1
СМЕХ0
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ0

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close