«Плакала от счастья и боли». Дзюдоистка, взявшая бронзу Олимпиады с одним глазом, рассказала, чем живет после Токио

Мадина Таймазова вернулась в Петербург из Японии

Бронзовый призер Олимпиады дзюдоистка Мадина Таймазова почти спустя месяц после Токио вернулась в Петербург, где c ней работает сын тренера Путина. Тут Мадина встретилась с юными спортсменами в клубе «Турбостроитель» и поговорила с отделом спорта «Фонтанки» о том, как она переживает свою популярность.

5
Мадина Таймазова (ОКР) и Гили Шарир (Израиль) (слева направо) во время поединка за 3-е место
Мадина Таймазова (ОКР) и Гили Шарир (Израиль) (слева направо) во время поединка за 3-е местоФото: автор Станислав Красильников/ТАСС
ПоделитьсяПоделиться

Мадина хоть и не дошла до своей цели — золота Олимпиады, но точно стала одним из главных героев российской команды в Токио. В полуфинале она проиграла японской спортсменке Тидзуру Араи после ряда спорных судейских решений. В том же бою она получила жуткую с виду травму — из-за гематомы она почти ничего не видела одним глазом. В таком состоянии она вышла на бой за бронзу и выиграла. Сразу после Олимпиады Мадина отправилась в родную Северную Осетию, а сейчас приехала в Петербург, где тренируется у Михаила Рахлина в клубе «Турбостроитель».

— Как ваше здоровье и как ваш глаз, который так ужасно выглядел после полуфинальной схватки с японкой?

— Спасибо, уже все нормально. Уже вижу им. И даже синяк уже прошел. На всякий случай сходила к офтальмологу — вроде все обошлось. Сохранилась только небольшая боль, но, надеюсь, это тоже скоро пройдет. А так после Олимпиады болело вообще все, и болело еще очень долго. Но каких-то серьезных травм, которые как-то могли помешать моим дальнейшим планам, удалось избежать.

Автор: Матч ТВ/YouTube

— Непросто было, наверное, первое время смотреть на себя в зеркало.

— В любом деле есть свои издержки и свои травмы. И дело даже не в том, что я девочка или что-то типа того. Мы прекрасно понимаем, каким видом спорта мы занимаемся. Травмы будут и есть. Вот все еще говорят про то, что я совершила какой-то подвиг, выиграв бронзу с такой травмой, и мне всегда немного неловко становится. Это не было подвигом. Я отношусь к этому всему очень спокойно. Я просто выполняла свою работу и хотела сделать для этого все.

— Сразу после той схватки вы резко высказались по поводу судейства. Потом даже пришлось официально извиняться. Так, скажем, вас настойчиво об этом попросили или вы действительно изменили свое мнение, когда эмоции схлынули?

— Сразу после той встречи внутри меня действительно все бурлило. Я столько всего наговорила... Естественно, каждый спортсмен всегда думает, что он прав, что с ним поступили нечестно. То же самое было со мной. Потом я осознала свои ошибки, потому что я воспитана в дзюдо, и у нас не принято обвинять кого-то в своих неудачах. Всегда над признавать свои ошибки и уметь признавать свое поражение. Сейчас я думаю, что все решения судей были правильными. Они профессионалы своего дела, это их работа. А наше дело — бороться.

— Понятно, что вы рассчитывали на большее, но все-таки какие эмоции были, когда только выиграли бронзовую медаль?

— Это не передать словами. Тут и радость, и грусть, и обида. Все-все эмоции в одну секунду навалились на меня. Я плакала одновременно и от счастья, и от боли.

— Кстати, где медаль?

— Медаль осталась в Осетии. На самом деле я просто забыла ее взять с собой. В следующий раз обязательно привезу в Петербург.

— Что-то еще привезли с Олимпиады кроме медали?

— В первую очередь — эмоции. Это было что-то новое, что-то необычное. Много знакомств. Также это большой опыт для меня. В дальнейшем я буду знать, что такое Олимпийские игры, как к ним лучше готовиться. Тем более что следующая Олимпиада совсем близко — осталось всего три года.

— Уже почти месяц прошел, а у вас продолжаются разные мероприятия и автограф-сессии. Как вы себя чувствуете в этой новой для вас реальности?

— Мне немного трудновато все это дается. Я такой человек, который не любит быть в центре внимания. Даже немного дискомфортно. Хочется, чтобы это уже закончилось и можно было вернуться к обычной работе.

— В Северной Осетии вас встретили зажигательно. Что происходило потом, когда камеры выключились и вы доехали до дома?

— Меня действительно там встретило очень много людей, которые за меня переживали. И это при том, что был будний день. Будь это выходной, даже страшно представить, что было бы. Мне много народу писали — извинялись, что не смогли приехать. Поэтому мы сделали большое торжество уже дома, чтобы все могли меня поздравить. Но все равно, когда праздник уже закончился, к нам каждый день приезжали разные люди с поздравлениями.

Автор: Вести-Алания/YouTube

— В узком семейном кругу было без шансов отпраздновать?

— У нас так просто не бывает. Если праздник, то собираются все. Плюс семья у нас большая, даже «узкий семейный» круг получается очень широкий. Стол накрывали на тысячу человек. Сначала даже хотели сделать все в ресторане, но решили, что дома будет уютнее. Были пироги, шашлыки, сладости, рыба — да все что угодно.

— И вы, наверное, наелись наконец без ограничений.

— Вот удивительно, но было не до этого. Много людей приезжало. Все подходили, поздравляли, фотографировались. И так весь день.

— А дальше?

— Немного отдохнула от этой праздничной суеты и приступила к тренировкам. Уже постепенно начинаю готовиться к предстоящим соревнованиям, но точные планы пока неизвестны.

— То есть вы продолжаете жить в режиме спортсмена?

— Да.

— Некоторые спортсмены после Олимпиады берут паузу и…

— И пускаются во все тяжкие?

— Кто как. Кто-то решает заняться чем-то другим, сменить акценты в своей жизни. В общем, это не про вас?

— Сложно сказать, какое у меня было бы эмоциональное состояние, если бы я выиграла золотую медаль. Возможно, тогда я бы обрела спокойствие и желание расслабиться. Но пока я такого не чувствую. Пока я не добилась своей цели. У меня лишь бронза. Есть к чему стремиться.

ПоделитьсяПоделиться

— А если посмотреть далеко в будущее, чем бы вы хотели заняться после спорта?

— Пока моя цель — Олимпийские игры. Сложно думать о том, что будет дальше. Конечно, я строю какие-то планы, но стараюсь не погружаться в них глубоко. Боюсь, что это может отвлечь меня от моей главной цели. Олимпийские игры в Париже — это то, чем я буду жить следующие три года.

— Вы сегодня общались с юными дзюдоистами. Себя в их возрасте вспомнили?

— Да, помню, как тоже собирала подписи, фотографировались. Поэтому понимаю, насколько это важно для ребят. Я очень рада, что пришла сегодня сюда и подарила детям немного радости и мотивации.

— Кто был вашими кумирами в детстве?

— Мои дяди — чемпионы Олимпийских игр. Они были и остаются моими кумирами и примером для подражания. Мне было с кого брать пример.

— Читал, что ваш отец — тренер по вольной борьбе — не захотел вас отдавать в этот вид спорта, потому что форма у борцов слишком обтягивающая. Сейчас, уже во взрослом возрасте, вы видите в этом проблему?

— Даже не знаю, как лучше ответить на этот вопрос. Я уважаю вольную борьбу. Люблю этот вид спорта. Просто лично для меня дзюдо подходит больше. Давайте не будем развивать эту тему. Не хочу просто никого обидеть.

Артем Кузьмин, «Фонтанка.ру»

Мадина Таймазова (ОКР) и Гили Шарир (Израиль) (слева направо) во время поединка за 3-е место
Мадина Таймазова (ОКР) и Гили Шарир (Израиль) (слева направо) во время поединка за 3-е местоФото: автор Станислав Красильников/ТАСС

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (5)

Красавица! Во всём.

Девушка большая молодец)) японка была сильнее ее объективно, но билась как львица. Только удачи и здоровья. На этом фоне конечно командный слив Израилю это полное ...

Красотка. Кстати как-то мало «истинно русских» имён среди победителей из российской сборной, видимо самые ярые представители «мужского государства» это такие домашние пивные бочки, способные разве что на жалобы и доносы, а ещё покупку пачки сим-карт.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...