4

Музей Академии художеств остается с Носом. Ему дают новое здание — без крыши, но с «бонусом»

Многострадальный Дом Челищева на углу Вознесенского и Римского-Корсакова обрел хозяина. Перед тем как туда сможет въехать учреждение культуры, зданию предстоит ремонт. В городе на чудо надеются, но радоваться не спешат.

Фото: Михаил Огнев / «Фонтанка.ру» / Архив
ПоделитьсяПоделиться

Еще не успели, фигурально выражаясь, высохнуть бокалы для шампанского после вернисажа скандальной выставки Евгении Васильевой, как Музей Академии художеств вновь оказался ньюсмейкером. Нынешний повод куда более значим и осмыслен: организации передают здание на Вознесенском, 36а, объект культурного наследия регионального значения «Дом Ф. Н. Челищева (М. В. Кольбе)», который ранее не удавалось пристроить даже по рублю за метр. Хочется верить, что история — со счастливым концом, но эксперты, знакомые с ситуацией, в оценках осторожны.

Информацию об издании распоряжения, предусматривающего передачу здания музею в безвозмездное пользование, «Фонтанке» подтвердили 18 марта в Комитете имущественных отношений (КИО): «Обращение о предоставлении объекта музей направлял в администрацию Санкт-Петербурга и Минкульт России. Здание на протяжении нескольких лет не использовалось, было признано аварийным и переведено из жилых в нежилое».

Судя по справке, предоставленной Комитетом по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры, здание было «признано аварийным, расселено, отключено от инженерных коммуникаций» еще в 2009 году. С тех пор было бесхозным, как тот Нос майора Ковалева, памятник которому установлен на его фасаде, — вот только радости ему, в отличие от героя, от этого было мало.

Кстати, о фасадах: они, документально зафиксировано, — «находятся в неудовлетворительном состоянии: имеются аварийные участки с обрушением штукатурного слоя, утратами архитектурных и лепных элементов». Беда и внутри: утрачено остекление огромного шикарного светового фонаря, «штукатурная отделка и лепной декор деструктированы, имеются многочисленные следы протечек». Во дворы просто лучше не заглядывать.

ПоделитьсяПоделиться

Что смогли сделать за все эти годы до передачи новому владельцу, так это заколотить окна первого этажа и двери — чтобы в здание не залезали посторонние. И то, по свидетельствам очевидцев, при остром желании попасть туда было возможно.

«Он закрыт, но мародёры ходят с пилой-болгаркой, — писали активисты в сообществе "Не все равно! Адмиралтейский район" в марте 2019 года, дополняя пост фотографиями и видеосъемкой. — Уже срезаны балюстрады лестниц, из дома тащат металл, вскрывают полы, уничтожают красивые печи. Всё остальное «тает» само. Редчайший двор-атриум, накрытый световым фонарём (стеклянным куполом), весь завален снегом. Под снегом гибнет прекрасная лепнина. А внутри она какова... Декорированных оконных откосов мы не видели даже в особняке Игеля! Какие барельефы! Какие потолки... А в комнатах вода выше щиколотки, потолки уже падают. Сплошной потоп. Шум на видео — это капли и сплошные потоки воды. Отчего? Ответ на вопрос лежит на лестнице: листы кровельного железа сняты и уже упакованы, приготовленные к выносу мародёрами. Крыши у дома нет. "Фонарь" тоже полностью разбили».

Дом — как и все в центральной части Петербурга — с историей: первое здание здесь построили в конце XVIII века, до 1818 года домовладение принадлежало сенатору и действительному тайному советнику барону Ф. М. Колокольцеву, деду будущих декабристов Александра и Никиты Муравьевых. А после его кончины хозяевами стали Чалищевы (написание разнится — то через «а», то через «е»): сначала — сенатор и член государственного Совета Н. А. Чалищев, а потом — действительный статский советник, камергер Ф. Н. Чалищев. Здание перестраивалось — долго и частями, поздний классицизм «сдобрили» эклектикой. После одной из реконструкций — юго-западной части двора, проведенной по проекту архитектора Василия Шауба (автор ансамбля Австрийской площади на Петроградской и десятков других зданий в городе), появились два световых фонаря. За снимком стеклянного купола в основном и пробирались в дом любители архитектуры и фотографии.

Из известных организаций, которые здесь базировались, — Императорское Палестинское православное общество, учрежденное Александром III (до революции), со сталинских времен до перестройки — «Трест столовых Октябрьского района». «Нос» водрузили в 1995 году.

Попытки «пристроить» дом были настолько долгими, что под него понадобился отдельный законопроект. Летом 2020 года «Фонтанка» писала со ссылкой на КИО, что «в отношении здания три раза проводились торги по продаже... с условием приспособления под размещение гостиницы» и были признаны несостоявшимися. Торги на предоставление в аренду по программе «Рубль за метр» (с условием приспособления под гостиницу, с платой 2,6 миллиона рублей в месяц) — также не удались.

По информации СПб ГКУ «Имущество Санкт-Петербурга», подведомственного КИО, в текущем году дом вновь должны были выставить на торги в рамках программы «Рубль за метр». И на этот раз желающий в них поучаствовать уже намечался. Но здание было решено передать музею, и теперь им займутся федералы.

Музей Академии художеств со своей стороны тоже прошел путь — хоть и не такой долгий. Еще в 2019 году президент Владимир Путин выпустил поручение о комплексном развитии музея. За ним в начале 2020 года последовало рабочее совещание в Минкульте под председательством статс-секретаря — замминистра культуры Аллы Маниловой, заявившей, ни много ни мало, что «у музея есть все, чтобы стать одним из лучших музеев в культурном ландшафте Европы». После этого начались поиски «дома», которые закончились на Вознесенском.

«В целом мы рады: мы на протяжении этого года и прошлый год подбирали разные объекты, — поделился с "Фонтанкой" директор музея Алексей Мудров. — Он и инфраструктурно находится не так далеко, и во всей культурной логистике города, не обременен третьими правами, сервитутами, сложными имущественными взаимоотношениями. И в целом те задачи, которые перед музеем стоят, — организация достойного открытого фондохранения, создание реставрационного центра гипса и архитектурной графики — эти задачи мы сможем реализовать».

На перспективах будущего центра реставрации в означенных областях собеседник «Фонтанки» сделал особый акцент. «У нас тут большой потенциал», — подчеркнул он.

Алексей Мудров пояснил, что из основного здания Академии художеств (напомним, у них — разное подчинение и руководство, Музей академии художеств подчиняется Минкульту) музей не уйдет: сложившийся исторически музей останется, а фонды, реставрационные мастерские, административные помещения — переедут.

Во сколько обойдется новоселье, директор пока назвать не готов.

«Планируем к концу мая представить предпроектные решения, где будет обозначена примерная стоимость. Далее проект будет реализовываться в рамках федеральной адресной инвестпрограммы (ФАИП)», — пояснил он.

Но если перемножить «среднюю температуру по больнице» в 100 тысяч рублей за квадратный метр реставрационных работ и площадь здания (7352 квадратных метра), то дело может стоить минимум три четверти миллиарда.

Завершить передачу объекта в пользование музея планируется к октябрю, получить проектно-сметную документацию — в течение года. После этого еще полтора-два года займут собственно реставрационные работы. Такова «оптимистичная» арифметика проекта. Алексей Мудров даже прикинул «годовую проходимость» нового объекта — не менее 400 тысяч человек.

«Один из лучших инвесторов — это государство», — уверен он. И как раз в этом его позиция расходится с опытом некоторых участников процесса, которые не столь высоко оценивают опыт федералов на ниве реставрации в Петербурге.

Зачем музею новое здание? По словам директора, вверенное ему собрание насчитывает 180 тысяч единиц хранения, из которых не более 10% представлено в экспозиции. Кроме того, коллекция будет постоянно расти: в прошлом году музей заключил с Академией художеств соглашение, возобновившее прерванную в конце 1980-х традицию о пополнении коллекции лучшими дипломными работами выпускников.

«Фонтанка» поинтересовалась, что особенного музей сможет предложить публике по сравнению с другими многочисленными музеями Петербурга.

«Мы планируем реэкспозицию, в том числе в Академии художеств, где упор будем делать на развитие русской академической школы, — ответил директор. — Если мы говорим о таких прекрасных и великих явлениях, как русский театр, русский балет, мы в один ряд с ними ставим и русскую художественную школу — это то, чем мы можем гордиться. Соответственно, и экспозиция будет построена по принципу развития мастера, его пути и всех воспитательных этапов, которые он проходит благодаря нашей академической школе и уже потом выходит на программные вещи и становится цельным автором-мастером».

Экспозиция будет поделена между историческим и новым зданиями хронологически: текущий век разместят в Доме Челищева. Там же будут и детский центр, и помещения для творческих мастерских талантливых студентов. А в теории здание даже готово принимать «исторических» квартирантов — заседания современного Палестинского православного общества (с 2007 года глава общества — Сергей Степашин, председатель попечительского совета — президент и председатель правления ПАО «Транснефть» Николай Токарев).

Алина Циопа, Фонтанка.ру

Фото: Михаил Огнев / «Фонтанка.ру» / Архив

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (4)

Будем надеяться, что государство способно быть не только инвестором, но и меценатом. Но реконструкция, реставрация, ведь это уже забытые умения, исчезнувшие компетенции. Может лучше снести все к черту и забабахать еще один стадион?

Сбеглова с сотоварищами туда....

264527831
Васильеву туда

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...