8

Археологи уходят под воду. Как Эрмитаж «докопался» до древних рыбаков и безглазых идолов

Для того чтобы вернуться на 4 тысячи лет назад, надо просто знать, где нырять на два метра в воду. «Фонтанка» рассказывает, что экспедиция Государственного Эрмитажа ищет на дне смоленской реки.

Представьте, что вы живёте на платформе — в «однушке» площадью около 30 квадратных метров вместе с родственниками. Дом стоит на сваях над болотистым озером и ориентирован строго по линии восток-запад. Раз в 16–20 лет ему нужен ремонт. Платформа покрыта мхом и слоем белого песка, по краям — корзины с мусором, полуметровый очаг выложен крупными камнями. Вы ловите рыбу сетями из черничных корневищ, ходите на охоту с луком из лещины, а все наконечники сосновые или каменные. Когда-нибудь эта местность станет Смоленской областью. До Рождества Христова ещё 2000 лет.

Маленькая река Сертейка, впадающая в Западную Двину, — лучшая почта — хранит посылки уже несколько тысячелетий. Чтобы их распаковать, учёные погружаются под воду. Эта вода формировала быт древних людей на протяжении многих веков, она же сберегла их следы.

Фото: Государственный Эрмитаж
ПоделитьсяПоделиться

Жившие здесь люди оставили нам многое — надо только знать, где искать. Большие чаши из ясеня, ковши и ложки — из клёна. Ножи и скребки — кремнёвые: берёте большой кусок и скалываете ненужное. В потустороннем мире здешним обитателям помогали безглазые идолы. Есть и другие, которые с глазами. Те, кто им поклонялись, внесли бы бесценный вклад в науку, если бы просто рассказали немного о себе. Но пока их главное послание нам — это глиняные горшки и каменные ножи. Они сохранятся лучше всего остального добра и составят основу музейной коллекции археологов.

Фото: Государственный Эрмитаж
ПоделитьсяПоделиться

Северо-Западная археологическая экспедиция Государственного Эрмитажа под руководством Андрея Мазуркевича изучает, в частности, древние свайные поселения в Смоленской области. Таких памятников на территории России мало, при этом их находят по всей Европе: во Франции, в Швейцарии, Хорватии. В эпоху неолита была своя «глобализация», и «мода на деревни на ножках» держалась примерно с IV по II тысячелетие до н.э.

Фото: Владимир Ананишнов
ПоделитьсяПоделиться

В тот период речка Сертейка представляла собой систему озёр, берега которых постепенно заболачивались, превращаясь в торфяник. В нём и ставили домики. Передвигались летом на лодках, зимой на лыжах и санях. Почему не строили на твёрдом берегу? Вероятно, стремились сохранить свободной землю, пригодную для земледелия и скотоводства, и хотели быть ближе к воде — тут тебе и круглосуточная рыбалка (а рыба составляла основу рациона), и ветер, сдувающий комаров и гнус. Отношение к назойливым насекомым нас роднит с древними людьми лучше, чем ДНК.

Фото: Ян Кротов
ПоделитьсяПоделиться

Со временем семьи уходили в другие места, оставляя свои дома, уровень воды колебался, и разрастающийся торфяник поглощал «заброшки». Плотная почва, блокируя поступление кислорода, действует как консервант, и археологи извлекают из неё совершенно уникальные вещи. Это, например, костяные изделия, фрагменты корзин, верёвок и ткани, деревянные предметы: ковши, блюда, части лыжи и саней. На воздухе или в песке они бы просто истлели. Теперь мы знаем, из чего их делали и как использовали. «Среди находок — одна из древнейших лыж, изготовленная из ясеня, в отличие от современных лыж не имеющая направляющего желобка, но с характерным, как и в наши дни, сломом в месте крепления», — рассказывает начальник экспедиции археолог Андрей Мазуркевич. Или рукоять весла с двумя утиными головами — она имеет длинную острую лопасть, что удобно для передвижения в зарастающих водоёмах.

Фото: Государственный Эрмитаж
ПоделитьсяПоделиться

«Наши предки отлично знали свойства разных пород древесины и учитывали их при изготовлении деревянных предметов. Коленчатые рукояти для топоров изготовлены из дуба, а муфты для крепления самих топоров — из ясеня, как более прочного и упругого дерева по сравнению с дубом. «Мотыжки», сделанные из дуба, имеют следы от крепления к ним рубящих орудий. Лопаты вырезаны из дуба. Вёсла — самой прочной и упругой древесины», — поясняет Мазуркевич.

Ещё больше историй может поведать искусство неолитических людей. У них было много красивого — достаёшь эти вещи из чёрной болотной жижи и поражаешься тонкости работы. Это и просто фигурки животных или (реже) человека, и подвески, и элементы декора. Многое говорит орнамент на керамике (по нему археологи понимают, с какими соседними племенами общались хозяева горшка) и материал изделия; например, янтарь возили из Прибалтики.

ПоделитьсяПоделиться

Фигурки животных бывают очень реалистичными, а иногда больше похожи на людей — антропоморфны. Стоят на двух ногах (медведь, куница, бобр), строят дома, помогают себе при «работе» передними лапами. Так, по версии исследователей, древние изображали мифологического героя — первопредка, которому приписывали творение мира и основание рода. Другая интересная особенность: изображения, созданные в мезолите и неолите, можно разделить на «зрячих» и «незрячих». Большая часть «слепых» «зверей» и «человечков» найдена в погребениях, ритуальных захоронениях. Вероятно, их связывали с иным миром — миром первопредков и мёртвых. «Зрячие» (обычно животные и птицы с глазами-инкрустациями) могли обозначать оживающих во время ритуала существ. Ещё одна категория — навершия жезлов в виде голов животных — связана с формированием института вождей, это первые символы власти. В позднем неолите и раннем бронзовом веке такими символами станут боевые топоры.

Фото: Государственный Эрмитаж
ПоделитьсяПоделиться

Какое отношение к нам имеют все эти древние люди? Самое прямое. Учёные выяснили, что племена, обитавшие на территории нынешнего Северо-Запада во времена неолита, являются предками людей, живущих здесь в наши дни; это удалось установить благодаря анализу сохранившихся зубов.

Такую «нить памяти» воссоздают археологи из Эрмитажа. Для раскопок в реке Сертейка они вместе со своими коллегами практически с нуля разработали методику подводной работы. Дайверы зависают на небольшой глубине и аккуратно разбирают русло реки, докапываясь до свайных построек и «говорящих» обломков вещей. В процессе используется дорогостоящая техника, параллельно ведутся наземные работы. Раскопки — это полевая часть археологических исследований. Она позволяет собрать материал для последующей научной работы в кабинетных условиях: в научных институтах и лабораториях, реставрационных мастерских, музеях.

Фото: Йолэн Мэгро
ПоделитьсяПоделиться

Пандемия коронавируса в 2020 году сломала планы не только бизнесу, но и учёным. Государственный Эрмитаж отменил все свои экспедиции, и речка Сертейка прошлым летом впервые за десятилетия не дождалась гостей из Петербурга. В этом году жизнь возвращается в своё русло: археологи начали готовиться к полевому сезону. Экспедиция финансируется Эрмитажем, кроме того волонтёры ведут сбор средств за счёт краудфандинга. Так в проекте могут поучаствовать все желающие двинуть науку на шаг вперёд.

Юля Яковлева,
«Фонтанка.ру»

Фото: Государственный Эрмитаж
Фото: Государственный Эрмитаж
Фото: Владимир Ананишнов
Фото: Ян Кротов
Фото: Государственный Эрмитаж
Фото: Государственный Эрмитаж
Фото: Йолэн Мэгро

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (8)

Вот это раскопки. Молодцы, а зимой - вообще герои. Жаль, что Кирпичников не увидит. А то, за что бьются на Охте, курям на смех и украденные деньги.

Статья то хорошая, только вопросов больше чем ответов. Это что за 4000 лет река ни разу не поменяла свое русло? А сколько ила река наносит каждый год? Для примера, там где были большие деревни 70-80 лет назад уже не осталось ничего, даже дорог. Ясень говорите?

Спасибо, очень интересная статья. В качестве пожелания - не помешали бы поясняющие подписи под изображениями предметов.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...