Музей вместо штаб-квартиры. В Петербурге пофантазировали на тему археологического заповедника на Охтинском мысу

В Петербурге представили концепцию археологического парка «Допетровский Петербург», который предлагают разместить на территории Охтинского мыса. Авторы — коллектив Архитектурного бюро «Студия-17» — подчеркнули, что у этой локации есть собственник, и первый этап — это решение вопроса о выкупе, которым должно заняться государство. А создание заповедника на самом деле потребует международного конкурса. Часть экспертов сомневаются, с того ли начали свою работу авторы идеи.

14
Фото: Архитектурное бюро СТУДИЯ-17
ПоделитьсяПоделиться

Проект в инициативном порядке разработал коллектив Архитектурного бюро «Студия-17» по заказу АНО «НИИ культурного и природного наследия» и градозащитников — петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.

Концепцию накануне представил руководитель авторской группы, вице-президент Союза архитекторов Петербурга Святослав Гайкович. Она подразумевает частичное воссоздание укреплений шведской крепости на этом месте.

ПоделитьсяПоделиться

«Мы предполагаем — инициаторы с нами согласились, — что кое-что из исторических сооружений можно было бы воссоздать. Минимально: валы Ниеншанца, бастионы, которые создают опорную сетку, форму всего этого парка, всей этой территории. К сожалению, один из бастионов оказался под магистралью городского значения, и в данный момент трудно представить, что можно его воссоздать. Хотя полностью исключить это нельзя», — рассказал Гайкович.

Соавтор пояснил, что после воссоздания бастионов целесообразным, по мнению разработчиков концепции, является перекрытие пространства, которое оказывается между ними. «Это будет основной экспозиционной площадью музея. Она характерна тем, что перекрывает исследования уже проведенные, раскопки, которые выявляют геометрию форм ранее существовавшей крепости Ландскрона и ранее существовавших новгородских укреплений. И могут послужить поводом для начала экспозиции», — добавил он.

По мнению авторов, экспозиция не должна заканчиваться только демонстрацией раскопок. «Множество артефактов хранятся в запасниках Эрмитажа, возможно, и в других музеях России можно что-нибудь найти. По нашему предложению, в этих бастионах, ризалитах могли бы быть тематические залы, посвященные отдельным событиям», — пояснил Святослав Гайкович.

Проект также предполагает парк со входной и прогулочной зонами, а также зоной Охтинской верфи. Крышу авторы предложили использовать для исторических костюмированных реконструкций. Инициаторы считают, что визуализация укреплений Ниеншанца позволит зрительно представить ту крепость, которую брали войска Петра I. При этом затраты на подобный проект пока не просчитывались.

ПоделитьсяПоделиться

Комментируя представленную концепцию, один из градозащитников — председатель ассоциации экспертов по проведению государственной историко-культурной экспертизы Михаил Мильчик констатировал, что при создании на этом месте такого заповедника необходимо проводить не просто конкурс — но международный.

«Мы имеем возможность зримо — не только на словах — удревнить историю Невской дельты и таким образом историю нашего города», — сказал он.

В свою очередь, Гайкович считает важным помнить о статусе территории Охтинского мыса и о вопросе собственности. «Мне кажется очень разумным ни в коем случае не ругать и не поносить уважаемую компанию «Газпром». Надо, на секундочку, вспомнить, что они являются владельцами территории, а у нас права собственности священны. Поэтому распоряжаться судьбой этой территории можно очень мудро, спокойно и в соответствии с законодательством», — подчеркнул архитектор.

Напомним, «Газпром нефть» уже провела закрытый международный конкурс на архитектурную концепцию развития Охтинского мыса, где компания планирует возвести свою штаб-квартиру и парк. Победителем стало японское бюро Nikken Sekkei.

Однако в конце прошлого года президент России Владимир Путин пообещал во время встречи с членами ЕСПЧ обсудить идею создания в этой локации исторического заповедника, назвав ее «очень хорошей». А в 2021 году президент официально поручил Министерству культуры совместно со Смольным и ПАО «Газпром» изучить вопрос о создании историко-археологического музея-заповедника на Охтинском мысе. Представить соответствующие предложения им предстоит до 1 мая.

Часть защитников мыса уже посчитали это своей победой, хотя в Министерстве культуры не говорят, может ли итогом выполнения поручения президента стать решение о том, что место для музея не подходит или для него недостаточно материала. Или что музей должен стать частью будущего проекта «Газпром нефти». «Фонтанка» направляла запросы в Минкульт и городской комитет по охране памятников с просьбой высказать мнение относительно идеи создания археологического парка на этом месте еще в прошлом году, однако оба ведомства до сих пор хранят молчание.

В «Газпром нефти» поручение президента и все связанные с этим процессы не комментируют, но подчеркнули, что компания приняла на себя обязательства сохранить все объекты культурного наследия, утвержденные государством на участке в собственности компании на Охтинском мысе. Никакого строительства на них вестись не будет. Все объекты будут интегрированы в ландшафтный парк. Границы памятников на Охтинском мысе в 2020 году подтвердили Верховный суд РФ и Городской суд Санкт-Петербурга.

Художник-маринист Роман Маткевич (Морской музей, расположенный в башне «Толстая Маргарита в Таллине») оценил идею музея как жизнеспособную. «Главное, чтобы финансирование проекта и строительства не приостановилось, а вы успешно открылись бы. Поизучайте опыт шведского музея «Васа»: казалось бы, самый неудачный корабль королевского флота, но подан именно как капсула времени, а не несчастный линкор. Шведы кроме останков корабля подняли и сохранили всё, что было в нём и вокруг него «рассыпано». Эти артефакты расконсервируются постепенно, изучаются и из них делаются новые исследования и экспозиции», — рассказал художник. Он напомнил, что музей «Васа» стал самым посещаемым музеем Швеции после своего открытия именно благодаря мудрой концепции его развития.

Он отметил важный момент: новый археологический парк в Петербурге — это хорошо, если там будут постоянно проводиться лекции, экскурсии, мероприятия. «Главное — чтобы жизнь там не затухала. Если над этим постоянно не работать — всё придёт в упадок. Примеров — тьма», — добавил маринист, высказав надежду, что место, фортификационная конфигурация нового комплекса — «всё это проверено-перепроверено и уместно именно там».

А вот музейщики сомневаются, с того ли начали свою работу архитекторы и градозащитники и можно ли назвать представленное Гайковичем концепцией музея.

«Я не знаю места, неподходящего для музея. Такого нет. Оно определяется просто наличием памятника, причем там же [на Охтинском мысу предлагается создать] не просто музей, а музей-заповедник, — прокомментировала директор Российского Этнографического музея Юлия Купина. — Что касается материала, его не бывает мало или много, бывает вопрос его интерпретации. Коллекций — археологических, исторических — достаточно». Она также добавила, что найденная на Охтинском коллекция «может, не такая яркая визуально, но научно — потрясающе ценная». «И умение ее показать, причем не в статике постоянных экспозиций, а в динамике научного исследования, — это, безусловно, интересная задача», — пояснила она.

«На уровне идеи у меня сомнений не возникает. Дальше вопросы — и это нормальные профессиональные вопросы — к концепции. Главное, чтобы она не начиналась с архитектурных картинок, — подчеркнула эксперт. — «Давайте домик построим, назовем его музеем, заедем в него и дальше будем разбираться, как мы там устраиваемся». Этот ход опасен и вызывает даже не критику, а улыбку». По словам Купиной, представленный проект пока нельзя считать концепцией музея-заповедника.

Заслуженный архитектор России, глава «Архитектурной студии Мамошина» Михаил Мамошин подчеркнул, что в случае создания археологического заповедника необходимо сначала проводить конкурс на его концепцию и только затем выводить на конкурс архитектурную составляющую проекта.

Но, по его мнению, локация однозначно в случае реализации идеи станет местом притяжения для горожан и туристов. «Там много культурных слоев: и ингерманландские, и шведские, и новгородские. Мне кажется, это замечательная идея. Вопрос только — как это сделать? Делать надо только хорошо», — подчеркнул он.

А вот глава «Студии 44» — член совета по сохранению культурного наследия Никита Явейн отметил, что работа «Студии 17» Святослава Гайковича, как всегда, профессиональна, а вопросы к увиденной концепции у эксперта, скорее, идеологические.

«Вопрос первый: что мы, собственно, музеефицируем? Из концепции явствует, что это оборонительные валы, рвы, колодец и каменное основание одной из башен Ниеншанца. То есть по преимуществу грунтовые сооружения, что логично — Петр I от вражеской крепости не оставил камня на камне. По выражению экспертов, мы имеем «разрозненные фрагменты деревоземляных рвов», которые к тому же неоднократно «перемалывались» при каждом новом строительстве на Охтинском мысу. Поэтому «Студия 17» широко прибегает к воссозданию — те же земляные валы восстанавливают и укрепляют дерном, как в XVII веке. То есть, по сути дела, мы музеефицируем не археологический памятник (ввиду его очень плохой сохранности, практически отсутствия), а муляж. Добавлю, что само здание музея — тоже макет крепости в натуральную величину», — констатировал Явейн.

Эксперт задается вопросом «в чем идеологический пафос проекта?» — глава «Студии 44» констатировал, что воссоздается шведское укрепление, заложенное в 1611 году в качестве своего рода артподготовки к заключению Столбовского мира, по которому Россия потеряла Ижорскую землю и выход к Балтийскому морю. «Напомню, что заключением этого крайне невыгодного соглашения Россия была обязана неосмотрительному решению Василия Шуйского прибегнуть к военной помощи Швеции против Лже-Димитрия и польских интервентов. Помощь обернулась большими потерями... Мы увековечиваем память шведского присутствия? Но следуя этой логике, надо воссоздать и усадьбу шведского майора фон Конау в Летнем саду. Было и такое в допетровские времена...» — добавляет он.

По мнению Явейна, будущее комплекса как точки притяжения горожан и туристов зависит во многом от музейной экспозиции, от того, насколько интересно удастся обыграть весьма немногочисленные материальные свидетельства истории. «Шведская курительная трубка и несколько монет — не маловато ли на такой музей? Парк всегда привлекателен для горожан, но в данном случае это не парк, а элементы благоустройства территории, три четверти которой занимает здание музея», — добавил он.

По мнению архитектора, разумнее было бы вложить немалые средства, которые пойдут на реализацию этого проекта, в археологические памятники Новгорода и Пскова — они богаче и в материальном плане, и как свидетельства русской истории.

«Открою секрет — они не единственные, кто, так скажем, фантазировали по поводу этого участка. И мы в свое время, в 2009 году, делали анализ по заказу одной очень авторитетной финансовой группы. И тогда уже предлагали в этом месте музей допетровской истории Петербурга», — рассказал основатель «Архитектурной мастерской Б2» Феликс Буянов.

По мнению эксперта, идею создания музея в этом месте надо приветствовать, однако встает вопрос о его объеме и о подлинности того, что там будет представлено. «На мой взгляд, этот участок очень дорого обошелся инвестору. Надо городу подумать об обмене этого участка на какой-то другой. Как в свое время счастливый исход был с Лахта Центром. Минус поменялся на плюс. Здание, которое могло испортить центр Петербурга, украсило морской фасад и теперь задает тон — совершенно по-другому наш город выглядит с моря», — добавил архитектор.

Ирина Корбат, «Фонтанка.ру»

Фото: Архитектурное бюро СТУДИЯ-17

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (14)

мы музеефицируем не археологический памятник (ввиду его очень плохой сохранности, практически отсутствия), а муляж. Добавлю, что само здание музея — тоже макет крепости в натуральную величину», — констатировал Явейн.
А где Явейн был последние 15 лет?
Почему он ничего не читал из Сорокина или Иоаннисяна?
Почему такая дикая неосведомленность?
На мысу в уникальной степени сохранности присутствуют археологические объекты 7 веков, и это не отрицает даже Иуда Ситдиков, подписавший последнюю ГИКЭ.

Почему-то Фонтанка попросила комментирии только у самых дремучих или купленных специалистов, за которых стыдно.
Как это "нечего показывать"? Да более чем есть, уникальный объект для всей Европы.
Татары из Свияжска конфетку сделали, а в СПБ бриллиант археологии хотят уничтожить.
"Инвестору дорого обошлось"? Какому инвестору? Газпрому земля досталась непозволительно дешево.

А на счёт, немецких ДЗОТов, да и их тоже сохранять, конечно не все, но некоторые вполне, для более яркого восприятия того, что здесь происходило. У нас на территории города, между прочим, есть бетонные немецкие укрепления и их безусловно надо музеефицировать. Это же уникальный случай - оборонительные(!) сооружения врага на территории города который они так и не сумели захватить.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...
-1