16

Контролируемая трагедия. Год назад в Петербурге обрушился СКК

Днём 31 января 2020-го при демонтаже кровли спортивно-концертного комплекса погиб 29-летний рабочий Матвей Кучеров, а само здание оказалось на восемьдесят процентов уничтоженным. «Фонтанка» нашла подтверждение тому, что техногенную катастрофу вряд ли можно отнести к несчастным случаям.

Фото: Огнев Михаил/«Фонтанка.ру»/Архив
ПоделитьсяПоделиться

Год назад снятые «Фонтанкой» с воздуха кадры облетели планету. Они запечатлели фатальный забег рабочего по исчезающей из-под ног крыше и чудовищной силы разрушение СКК. Жизнь человека и отнесенный к величайшим инженерным достижениям комплекс — это цена амбиций, благодаря которым Петербург в 2023 году получит новую ледовую арену мирового уровня.

Друзья

Матвей Кучеров и Александр Бардынин взяли новый баллон и вернулись в люльку. Строительный кран поднял их на высоту тринадцатиэтажного дома. С крыши СКК открывался город.

«Пол-Питера видно», — восхитился Саша. Был последний январский день 2020 года.

На шабашку друзья детства приехали из карельского села Деревянное. За работу им обещали по восемь тысяч в день наличными.

Фото: предоставлено родственниками Матвея Кучерова
ПоделитьсяПоделиться

Общительный Саша принимал по рации указания штаба на земле. Матвей работал резаком. Друзья знали его как молчаливого и в чём-то закрытого, но исполнительного и рукастого.

Когда прораб Дмитрий Смирнов предложил выйти из люльки на крышу и ускорить работу, Саша с ходу согласился (не ему выходить), а Матвей тяжело вздохнул.

«Вылазь», — поторопил Бардынин.

Матвей очень рассчитывал на эту работу. Он обожал четырёхлетнюю племянницу и помогал сестре, которая воспитывала девочку одна. Привозил деньги родителям. Перед отъездом Кучеров сказал матери, что работа «нормальная», «конечно, страшно», но есть люлька и страховка.

При срезке очередного ванта крыша СКК поползла вниз. Саша видел, как друг поднялся с колен, перепрыгнул через металлические перила и побежал к люльке. Пространство заволокло пылью. Саша потерял друга из виду. Ему казалось, что стрела крана валится. Он зажмурил глаза и приготовился умереть.

Пыль рассеялась. Саша нашёл себя в люльке над рухнувшим зданием. Он увидел веревку, которой был привязан Матвей. Саша дёрнул, но тяжести не почувствовал. На конце болтался только карабин с оборванным куском страховочного троса.

Незадолго до обрушения крановщик услышал, как по стене СКК пошла трещина. Он доложил по рации штабу и получил ответ: «Так и должно быть». Увидев летящие обломки, крановщик заглушил машину и отбежал на безопасное расстояние.

Фото: Павел Каравашкин/«Фонтанка.ру»/Архив
ПоделитьсяПоделиться

К крану он вернулся через двадцать минут и спустил люльку с Бардыниным. На объект уже приехали сотрудники МЧС и следователи. Рабочего увели на допрос.

Соболезнования

В доме Кучеровых в селе Деревянном 31 января болтал телевизор. По телеканалу «Звезда» шёл выпуск новостей. На экране показали падающий СКК и бежавшего по крыше мужчину. Татьяна Матвеевна узнала сына.

«Это он! Всё, мы потеряли его!» — крикнула она мужу.

Вечером женщине позвонил незнакомец. Представился Андреем. Принес соболезнования, заявив, что «сын погиб на нашем объекте», и выразил готовность оплатить похороны.

На четвёртый день гибели Кучерова в Деревянное приехали гости. В дом к убитой горем матери зашли четверо. Они попросили принять два миллиона рублей и расписаться в получении материальной помощи.

Делегация суетилась и торопила родственников.

«Мы не вчитывались. Нас гнали — «быстрее-быстрее». Буквально только мы закончили, подъехал катафалк», — рассказала «Фонтанке» мама Матвея.

Один из визитёров поинтересовался, нужно ли оставаться на похороны. Татьяна Матвеевна поблагодарила за помощь и ответила отказом.

Плательщики

Как выяснила «Фонтанка», приносил соболезнования за потерю сына «на нашем объекте» и платил два миллиона 37-летний уроженец Курска Андрей Быковцов. Формально он к демонтажу кровли и найму газорезчиков не имел отношения, равно как и к самому СКК.

В конце 2019 года Быковцова назначили главой ликвидационной комиссии ГУП «Петербургский СКК», на балансе которого объект уже не числился. От предприятия оставались собственно ликвидатор и бухгалтер.

«Фонтанка» обратилась к Андрею Быковцову накануне годовщины.

— На момент обрушения ГУП не обладало правами на здание, не было собственником. Мы никаким образом не имеем отношения, — ответил Андрей Викторович.

— Вы не ездили к родственникам Кучерова?

— Нет.

— О перечисленных от вас двух миллионах тоже не знаете?

— Я не могу отвечать на этот вопрос.

Андрей Быковцов — земляк и приятель бывшего петербургского чиновника Игоря Забирана, владеющего компанией «СКА-Арена» — техническим заказчиком реконструкции СКК. После обрушения Забиран возглавил компанию «Стройтрансгаз» Геннадия Тимченко, заинтересованного в возведении новой арены.

Фото: Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»/Архив
ПоделитьсяПоделиться

План

Во второй люльке на крыше СКК работали Николай Никифоров и Охтанбек Акчабоев. При обрушении резчики тоже попали в объектив дрона «Фонтанки», снимавшего демонтаж с воздуха.

«Я выходил на крышу, был в страховке, — рассказывает Николай. — Ничего не понял вообще, всё как-то резко произошло. Здание шевельнулось. Я всё бросил. Не оглядываясь, побежал. За люльку зацепился, уже под ногами ничего не было. Повис, и напарник меня потащил в люльку».

Поговорить с Охтанбеком нам не удалось.

Никифоров тоже родом из Карелии. В Петербург он приехал из Беломорска. Уже на объекте познакомился с Бардыниным и Кучеровым.

Никифоров и Бардынин рассказали «Фонтанке», что рассматривался только один план демонтажа крыши. Рабочим объяснили, что надо будет срезать ванты, находясь в люльке. На практике процесс оказался неудобным и занимал много времени. В отличие от Матвея Кучерова, которому с земли отдали приказ вылезти на крышу, Николай Никифоров утверждает, что сам принял такое решение.

«Это была моя инициатива. Мне было удобнее пилить без люльки», — сказал он.

Деньги за неполный рабочий день-катастрофу ему заплатили. Обещанные восемь тысяч пришли на карточку.

Обвиняемые

«Фонтанка» уже писала о длинной цепочке юридических лиц, по которой договор субподряда на демонтаж кровли СКК достался неизвестной астраханской фирме «Техснаб» во главе со ставропольским предпринимателем Сергеем Акименко, биография которого рисует образ зицпредседателя. Акименко к своим 58 годам успел поруководить более чем сорока компаниями, которые фактически не вели никакой деятельности и ликвидировались по инициативе ФНС или попадали в негативный список контрагентов.

Формально все риски от негативных последствий демонтажа такого комплекса ложились на «Техснаб». Если в этом был расчёт тех, кто хотел под предлогом демонтажа увидеть уничтожение СКК — то он удался. Следствие обвинило в обрушении комплекса и гибели Кучерова троих человек — собственно Сергея Акименко и нанятых якобы им прорабов Николая Иванова и Дмитрия Смирнова. По словам их знакомых, с которыми поговорила «Фонтанка», деньги Акименко им не платил.

«На объекте Иванов и Смирнов появились раньше «Техснаба», они ещё руководили работами внутри СКК, когда вёлся демонтаж начинки комплекса, — говорят знакомые прорабов. — Их оформление в «Техснаб» было, если можно так сказать, номинальным. Трудовые договоры они заполняли собственноручно и сами вписывали свою зарплату — 70 тысяч рублей. И довольно чётко представляли себе, на что идут».

Телефон Сергея Акименко в течение нескольких дней отключен.

По информации «Фонтанки», человеком, который ответил крановщику по рации «так и должно быть» на его тревожное сообщение о трещине в стене СКК, был Дмитрий Смирнов.

Прораб отказался с нами разговаривать и попросил забыть его имя, номер и дорогу к дому.

Николай Иванов сообщил «Фонтанке», что не догадывался о возможном обрушении, и его «в общем-то поставили перед фактом», как следует демонтировать крышу — последовательно обрезая ванты. Но прораб высказывал сомнения в безопасности работ, на что Акименко ему ответил: «Коль, давай рискнем. Всё будет хорошо».

Акименко, Иванов и Смирнов сразу дали признательные показания и согласились на роль единственно возможных обвиняемых в уголовном деле.

Соглашение

Бумагой, которую родственникам Кучерова привезли в день похорон, оказалось соглашение об отказе ото всех последующих претензий.

Два миллиона рублей, написали составители соглашения, являются полным возмещением материального и морального вреда и любых убытков матери, отцу и сестре погибшего.

«С момента передачи денежных средств причиненный по уголовному делу ущерб считать возмещённым в полном объёме», — указывается в бумаге. Её подписанием мать, отец и сестра подтвердили согласие с прекращением дела по примирению сторон или в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа. То есть — не доводить до суда.

О том, что Татьяна Матвеевна подписала соглашение о полном отсутствии претензий к компании «Техснаб», она узнала через несколько месяцев, после обращения к адвокату.

«Может быть, знакомиться с содержанием документа надо было после похорон. Я бы, естественно, ни о каком соглашении даже речи не вела. То есть мы заранее подписались о том, что будем сидеть и молчать», — сожалеет она.

На примирение родственники Матвея Кучерова не пошли. В соглашении есть пара не учтённых составителями моментов. Отца и сестру погибшего, подписавшихся под документом 4 февраля 2020 года, признали потерпевшими через восемь месяцев. Подпись Сергея Акименко (вторая сторона соглашения) представляет набор печатных букв. «Фонтанка» изучила официальные документы, под которыми действительно расписывался Акименко. Автограф у него другой.

Родственники Кучерова заявили иски о компенсации морального вреда на 16 миллионов рублей, сообщил «Фонтанке» адвокат Иван Варфоломеев.

«Арифметика очень простая, — пояснил он. — Мать погибшего приняла два миллиона, будем полагать, от Акименко. К нему она претензий морального толка не имеет. По столько же предъявила к Иванову и Смирнову — по-моему, справедливо к ним, ведь цену два миллиона не мы назначали. Ну, и иски к каждому обвиняемому от сестры и отца, которые к визиту делегации в Деревянное потерпевшими не являлись».

Моделирование

Виды на спортивно-концертный комплекс «Петербургский» Геннадий Тимченко имел с 2015 года, рассказывал он журналистам газеты «Деловой Петербург». В 2018-м СКА и Смольный подписали соглашение о намерениях. Оно предусматривало перестройку СКК под крупнейшее ледовое сооружение. Мировой рекорд по вместительности был лейтмотивом выступлений топ-менеджеров СКА.

СКК «Петербургский» ввели в эксплуатацию в 1980 году. Уникальность комплекса заключалась в крыше. Стальная мембрана толщиной всего шесть миллиметров была растянута на бетонном кольце диаметром 160 метров. Кольцо держалось на 56 колоннах высотой 40 метров. В 1988 году научно-техническое общество Франции включило СКК в список величайших инженерных достижений ХХ-го века.

В 2019 году «СКА-Арена» заказала экспертизу мембраны. Компания «Геореконструкция» признала её аварийной и подлежащей демонтажу.

Как выяснила «Фонтанка», в отчёте был ещё один важный раздел, о котором не говорилось. «Геореконструкция» попросила специалистов Высшей школы промышленно-гражданского и дорожного строительства Политеха создать цифровую модель мембраны и провести так называемые «обрушающие расчёты». Профессор Владимир Лалин, преподаватель Елизавета Зданчук и ассистент Валентин Ненашев смоделировали несколько ситуаций обрушения, в том числе взрыв одной из колонн СКК и разрыв мембраны с опорным железобетонным кольцом. Для каждой ситуации специалисты рассчитали возникавшие в крыше напряжения.

В Политехе «Фонтанке» сообщили, что сотрудники не хотят комментировать свою работу. «Они выдали экспертное заключение, а что потом с ним делали и как применяли, специалисты не знают», — уточнили в пресс-службе.

Разрушение

Приговорённую кровлю «СКА-Арена» решила демонтировать. В проект производства работ (ППР), заказчиком которых выступал аффилированный с Тимченко «Спецстроймонтаж», был положен метод разрыва мембраны с кольцом — тот самый, по которому специалисты Политеха делали обрушающие расчёты. Но газорезчиков убеждали, что крыша медленно осядет внутрь СКК, а они останутся в люльках.

Специалисты компьютерной компании «НИКС» объяснили природу огромных разрушений, к которым привёл выбранный способ демонтажа.

Фото: скриншот сайта nix.ru
ПоделитьсяПоделиться

Через 112 креплений горизонтальная нагрузка от крыши равномерно распределялась по кольцу, и оно работало как замкнутая арка, скрепляя само себя.

С перерезаемых Матвеем Кучеровым и Николаем Никифоровым креплений нагрузка переходила на целые. Они стягивали освобождаемый участок бетона, работая не на арочное сжатие, а на изгиб, стараясь выломать ненагруженную дугу из кольца.

«Попробуйте сломать толстую палку, сжимая ее с концов. Для этого потребуются неимоверные усилия. А вот через колено вы её сломаете относительно легко. Демонтаж крыши СКК «Петербургский», по сути, так и проводился — через колено. Дуга без нагрузки сломалась в трёх местах, и её обломки выкинуло наружу, как при взрыве приличной бомбы, — пишут специалисты «НИКС». — Нарушив симметрию нагружения бетонного кольца, строители создали все предпосылки для катастрофы. Кстати, мембрана умудрилась утянуть за собой 80 % стен, нигде не порвавшись. Вот в каком «плачевном» состоянии она находилась. Так что сказки про аварийное состояние, конечно, рассказывать можно, но очевидно, что дело не в этом».

Год спустя

Саша Бардынин в разговоре с «Фонтанкой» признался, что поехал на СКК из-за отсутствия альтернатив в работе. В селе Деревянном устроиться можно разве только в магазин. Мужики там, если не пьют, то мотаются по вахтам.

«Как вы думаете, стали бы мы выходить на крышу, если бы знали, что сейчас будет ужас? Мы даже не предполагали, что так будет», — отметил он.

Для Бардынина обрушение комплекса закончилось ушибом ноги. Судебно-медицинская экспертиза установила, что причиной смерти Матвея стали «диффузная травма головного мозга, размозжение черепа, удар рушащимся предметом на строительной площадке».

«Я увидела оторванную руку на фотографии, куски черепа, — вспоминает Татьяна Матвеевна. — Одно дело, когда ты последний раз видишь живого ребёнка, и он у тебя перед глазами. Другое дело, когда ты видишь его части. Поверить в это сложно».

В крови Кучерова активно искали наркотики и психотропные вещества, но находили только кофеин и никотин.

«Если будут попытки сделать виновным моего сына, то я буду волчицей грызть. Ни один анализ не показал, что у него что-то плохое в крови и моче», — добавляет мать Кучерова. Она хочет, чтобы «привлекли к ответственности тех, кто не остановил опасные работы».

Весь год Саша Бардынин появлялся в Деревянном наездами. Родственники Матвея так и не дождались встречи с ним: «Он нас избегает». Сестра Анна неоднократно звонила Бардынину, трубка отвечала гудками. «Фонтанке» он сказал, что получил тяжёлую психологическую травму.

«Как раньше, уже никогда не будет!» — гласит его статус на странице «ВКонтакте». Саша продолжает шабашить на стройках.

Что дальше

СКР почти год расследовал возбужденное по 216-й статье УК дело о нарушении правил безопасности при ведении работ, повлекшем по неосторожности смерть человека. После утверждения Генпрокуратурой обвинительного заключения материалы передадут в Московский райсуд Петербурга, предположительно во второй половине февраля.

В январе этого года стало известно, что петербургские власти увеличили возможную высотность будущей арены в полтора раза. Строительство вот-вот начнётся. Арену собирались возвести к чемпионату мира по хоккею в мае 2023 года.

Лена Ваганова, Александр Ермаков,

«Фонтанка.ру»

Фото: Огнев Михаил/«Фонтанка.ру»/Архив
Фото: предоставлено родственниками Матвея Кучерова
Фото: Павел Каравашкин/«Фонтанка.ру»/Архив
Фото: Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»/Архив
Фото: скриншот сайта nix.ru

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (16)

Гр.Т это аукнется. Не самому, так поколению. На крови строят только церкви...

Мужика жаль. 8 тыр. Вот и вся цена! А если взять раба привезенного, то и дешевле бы вышло. И 2 млн не надо бы было приносить. Мда! Город живет по странным хотениям странных людей! Столица Российской Империи. Бывшая столица, бывшей империи... Садоводство. Даже там кажется порядка больше, чем в СПб.

Кто был заказчиком сноса? Так и не нашла в интернете.
Если бюджетная организация, то где дело против того, кто пропустил конкурс на 49 миллионов, а работы по факт стоили меньше двух???
(Куча злых смайлов)

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...