16.01.2020 17:28
25

«Учитель не должен быть святым».

Молодой педагог из Петербурга просит назначить его министром, чтобы изменить российскую школу

ЕГЭ требует реформы, образование в регионах нужно подтягивать до столичного, фотографироваться в купальнике можно. Петербургский учитель рассказал «Фонтанке», зачем хочет попасть в новое правительство.

Кирилл Загустин/из личного архива
Кирилл Загустин/из личного архива

Учитель истории и обществознания в 463-й школе Выборгского района Кирилл Загустин вдохновился внезапной отставкой российского правительства. 27-летний педагог записал обращение к президенту Владимиру Путину, в котором заявил, что хочет стать новым министром просвещения. Петербуржец уверен, что чиновники от образования далеки от реальных проблем школы, а молодой практикующий специалист знает их решение.

- Неужели все так плохо в российской школе, что простой учитель захотел стать министром просвещения?

– Наоборот, всё хорошо. Да, есть проблемы, связанные с документооборотом, должностными инструкциями учителя, в целом с взаимодействием учителей, администрации, родителей и учеников. Это вызвано тем, что сегодня государственные образовательные стандарты меняются с целью удовлетворить запросы общества, потому что и общество развивается и меняется. И мне кажется, что у меня есть силы подхватить это начинание и реализовать его как раз благодаря опыту работы в школе.

 - Чиновники от образования не понимают потребности учителей?

– Я думаю, что они хотят как лучше, но так как они уже давно не преподают в школах, просто недостаточно чувствуют связь и те способы, которыми нужно влиять на образование и на жизнь школы. Сидя где-то в кабинете и получая отчёты, невозможно составить абсолютно точную картину. Так как у нас большая страна, то в регионах настолько разные условия, что есть много индивидуальных мест, которым нужно уделять особое внимание.

- Допустим, ваше обращение заметили и вас пригласили на встречу с Владимиром Путиным. Что вы ему скажете, у вас есть план?

– В первую очередь, я бы хотел ввести институт тьюторства для того, чтобы воспитательную работу выполняли не столько учителя, которые заняты учебной нагрузкой, а отдельные специалисты, которые занимались бы раскрытием талантов или работой с проблемными учениками. Я бы провел большой аудит того, как в регионах исполняется Закон об образовании. Составлен он неплохо, но много где нет понимания, как именно реализовывать то, что в нём заложено. Я в ближайшее время постараюсь в письменном виде выложить конкретные шаги, которые я бы реализовал, став министром просвещения.

- А ЕГЭ отмените?

– Нет. ЕГЭ как идея — очень хорош. Он действительно дал возможность поступить людям из совершенно разных уголков нашей страны в университеты. Проблем у ЕГЭ много. Не везде система работает хорошо, введение камер слежения — это дискуссионный вопрос, есть вопрос того, как составляются контрольно-измерительные материалы. Но как идея и как способ проверки знаний при поступлении в вуз ЕГЭ небесперспективная вещь. Во-вторых, будет глупо десять лет заниматься ЕГЭ, а потом сказать — давайте придумаем что-то другое. Моя позиция такая — перспективные идеи нужно развивать, хоть и сейчас они работают не так хорошо, как могут.

- Сейчас всё, что рассказывает учитель, ученик может найти в Интернете. На ваш взгляд, какова сегодня цель института школы?

– Нам действительно нужно учить учеников другим навыкам — работать с информацией, анализировать её, систематизировать и просеивать. Потому что Интернет — кладезь хороший, но нигде в Интернете не стоит печати на том, что правильно. Кто угодно может загрузить в Интернет недостоверную информацию. Наша задача сделать так, чтобы у человека был свой собственный критерий оценки на основании перекрёстных источников и доказательств.

Школа является не только институтом образования, но и институтом воспитания. То есть её итогом должен стать взрослый человек, у которого есть понимание, в какой стране он живёт. Познакомить ребёнка с русской культурой, с нашей многонациональной страной, чтобы он мог взаимодействовать со всем обществом в целом, знать, какие возможности ему предоставляет общество. Плюс ещё это элемент социализации. Потому что школа сегодня — это место не только где ты получаешь знания, но это и место, где ты формируешься как личность.

- Будете выступать за повышение зарплат учителям?

– Зарплаты сильно зависят от региона. Если мы берём северные регионы, где есть надбавки, Москву и Петербург, здесь зарплаты учителей вполне достойные. Но есть регионы, где зарплаты учителей намного ниже того, чего они заслуживают. Зарплата учителя в Москве и Петербурге может составлять 100 тысяч и выше, а для жителя, например, города Кургана такие суммы невозможны, формально даже.

- А какая у вас зарплата?

– Чуть выше средней по городу. Я получаю больше 50 тысяч.

- Вам этого хватает?

– Денег много не бывает. Но я считаю, что это та сумма, с которой можно жить. Возможность получать больше тоже есть. То есть это не предел зарплаты учителя в Санкт-Петербурге.

- Вы считаете, российской власти не хватает молодых и гибких умов?

– Да, свежий взгляд всегда полезен. Особенно если он направлен не на критику, ради критики, а на конструктивную критику с целью в текущих условиях достигнуть максимум из возможного.

- Если станете министром, разрешите учителям в купальниках фотографироваться?

– Этот вопрос я на форуме «Территория смыслов» задавал Фурсенко [Андрей Фурсенко, помощник президента Российской Федерации]. Как раз про то, чтобы придумать способы защиты учителей от общественного давления. Потому что дело не в том, что администрация школы по своему собственному желанию берёт кого-то и увольняет. А дело в том, что на неё давит общество, родители, которые говорят: «Боже мой, это же увидят дети, чему они научатся». Меняется общество, а отношение к учителю как к какому-то святому и некоему эталону, оно ещё сохраняется с советских времён. Учитель в первую очередь должен дать образование, знание, воспитание, но это не значит, что он должен быть святым, он не должен перестать быть личностью. Как раз на своём примере – я два-три года веду канал в телеграме, администрация школы о нём знает. Я пишу, как мне кажется, о важных вещах и никогда не сталкивался с какими-либо ограничениями. Может быть, в силу того, что направлен создавать конструктивную повестку дня.

- То есть фотографироваться в купальнике учителю можно?

– Конечно, но для того, чтобы общество приняло учителя как человека, у которого есть личная жизнь, должна быть большая работа и со стороны общества, и со стороны правительства. Интересы конкретных людей нужно защищать, а не бросать их на произвол общественного мнения. Заметьте, учителя уходят по собственному желанию. Мы, конечно, предполагаем, что их очень сильно попросили, но формально они уходят самостоятельно. Вот для того, чтобы учителя не подвергались такому давлению, их интересы нужно защищать.

Беседовала Лена Ваганова, «Фонтанка.ру»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (25)

ПРОДОЛЖЕНИЕ. что он будет работать не хуже последних двух министров; и не только он. Претендент на министра говорит, говорит, что с образованием не все так плохо, а, наоборот, все так хорошо. А каков критерий того, что все хорошо или плохо? Нету такого, и каждый оценивает с потолка, эмоционально. Наше образование я бы назвал реакционно-дебильным. Программу составляют реакционные профессора, и чтобы спасать от них хотя бы форму, президент назначает министром слабого, но послушного. А министр в своем деле должен чувствовать себя сильнее президента, который может понимать эту отрасль только в общих чертах.

Почему так тупо отвергаете порыв молодого учителя? Надо обсуждать. Он затрагивает два вопроса: тьюторство и ЕГЭ. Первое надо проверить на практике, может и даст эффект. А по второму - он за продолжение ЕГЭ, в отличие от подавляющего, между прочим. Значит, он отличается от массы. А почему все отрицают ЕГЭ,похоже сами не понимают, во всяком случае не объясняют членораздельно. Ведь не против же, что с регионов стало удобнее поступать в центральные вузы, и что можно подавать документы по разным адресам, существенно увеличив шансы на поступление. Вероятно, негатив вызывают трудности подготовки и сдачи ЕГЭ. А они обусловлены содержанием заданий ЕГЭ, что, в свою очередь, составляется из программы обучения. Таким образом, надо возникать против перегрузки в программе обучения, в содержании учебников, а не против формы экзаменов. И в этом направлении было бы интересно услышать мнение желающего быть министром просвещения молодого учителя. Молодость не должна быть помехой: можно дать гарантию,

Xottabych
Он сможет работать министром шесть месяцев - три месяца он будет входить в курс дела, а потом ещё три месяца ему будут искать замену. Наверное, нельзя из кухарки сделать министра, не обучив её поварскому искусству.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...