01.10.2019 20:11
10

«Семь лет тюрьмы за две страницы текста». Независимые СМИ публикуют открытое письмо журналиста Светланы Прокопьевой в знак солидарности с обвинённой в оправдании терроризма коллегой

Псковский журналист Светлана Прокопьева, обвиняемая в оправдании терроризма, опубликовала открытое письмо «Семь лет за две страницы текста», которое во вторник, 1 октября, разместили на своих страницах сразу несколько независимых СМИ. В том числе телеканал «Дождь», сайт радиостанции «Эхо Москвы», «Новая газета», «Сноб», «Север.Реалии», «Псковская губерния», «Медиазона», «МБХ медиа» и другие. Текст обращения также опубликовали сотни коллег Прокопьевой и пользователей соцсетей.

Журналист напоминает историю своего уголовного преследования, причины появления авторской колонки в эфире «Эхо Пскова» и на сайте «Псковской ленты новостей» в конце 2018 года, в которой следователи СК и усмотрели «оправдание терроризма». Тогда Прокопьева анализировала причины самоподрыва 17-летнего молодого человека в здании архангельского управления ФСБ.

«Я написала текст под заглавием «Репрессии для государства». 7 ноября (2018 года – прим.ред.) программа вышла в эфир, и потом текстовая версия появилась на сайте Псковской ленты новостей. Прошел почти месяц, когда ПЛН и «Эху Москвы» прилетели предупреждения от Роскомнадзора, который усмотрел в моем тексте «признаки оправдания терроризма». В начале декабря были составлены административные протоколы, которые в мировом суде обошлись двум СМИ в 350 тысяч рублей штрафа. Одновременно псковский следственный комитет начал проверку по статье 205.2 УК РФ – в отношении меня лично. Отчетливо замаячила перспектива уголовного дела, но мы смеялись и покручивали у виска пальцем. Да какое, к черту, оправдание терроризма? Роскомнадзор в своих предупреждениях не указал ни одной конкретной фразы или даже слова, где есть «признаки», – пишет Прокопьева. – 6 февраля я открыла дверь на звонок, и десяток вооруженных людей в касках оттеснили меня щитами к стене в дальней комнате. Так я узнала о том, что уголовное дело все-таки возбуждено».

Журналист рассказывает о том, как у неё был проведён обыск, изъята аппаратура для работы, а через полгода заблокированы банковские счета как фигурантки дела, связанного с терроризмом.

«Им осталось отобрать у меня последнее – свободу – и вот, 20 сентября мой процессуальный статус изменился. Сегодня я официально обвиняемая в преступлении по статье 205.2, часть 2 – оправдание терроризма с использованием СМИ. Это штраф до миллиона рублей или лишение свободы сроком до семи лет. Я не признаю вину и считаю свое уголовное дело банальной местью обиженных силовиков. Я не оправдывала терроризм. Я анализировала причины теракта. Я пыталась понять, почему молодой парень, которому жить и жить, решился на преступление-самоубийство. Возможно, я ошиблась в реконструкции его мотивов – и хорошо, если ошиблась! – но никто этого не доказал. Обвинение вместо обсуждения – это, знаете ли, довольно примитивная и грубая позиция. Это кулак в лицо в ответ на устное замечание. Это кулак в лицо каждому журналисту нашей страны», – утверждает бывший главный редактор «Псковской губернии».

Фото - из архива Льва Шлосберга
Фото - из архива Льва Шлосберга

В конце текста Светлана Прокопьева обращается к коллегам-журналистам.

«По такому же принципу можно выдумать уголовное дело из любого более-менее острого текста. Достаточно найти «экспертов», которые подпишут нужное следователю «экспертное заключение». Зная об этом, возьмете ли вы в работу проблемную тему? Поставите ли вы вопросы, которые наверняка выбесят власть? Решитесь ли уличить в преступлении того, кто носит погоны? Мое уголовное дело – это убийство свободы слова. Имея перед глазами мой пример, десятки и сотни других журналистов не решатся вовремя сказать правду».

В конце августа заместитель горсуда Пскова Эльвира Кузнецова оставила в силе штрафы для «Эха Пскова» и «ПЛН» за колонку Прокопьевой, опираясь на заказанную следствием и го языка экспертизу высказываний Прокопьевой. В ходатайстве о проведении альтернативной экспертизы у специалистов лингвистов судья отказала.

Ранее в защиту Прокопьевой в том числе выступила ОБСЕ. Сама журналист подала жалобу в ЕСПЧ на законность обыска в её квартире.

Фото - из архива Льва Шлосберга
Фото - из архива Льва Шлосберга

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (10)

Вас,тварей продажных,на пожизненное за расшатывание.На Украине тоже один журналюга-правдоискатель дописался и чем кончилось?Вернее до сих пор не кончается и десятки тысяч жертв.А эта дура нехило хайпанула на семь пасок.Будешь ТАМ вести отрядную стенгазету За ударный труд.
Вопрос к знатокам-кому твоя правда нужна?Живи,работай,отдыхай,детей рожай-так нет.

lion405
И еще про оправдание... К примеру, в Екатеринбурге до сих пор есть улица Халтурина. Того самого Степана Николаевича, который в 1880-м, принеся тайно два пуда взрывчатки, произвел взрыв в Зимнем дворце. Это, спрашивается, не терракт? А участие в убийстве прокурора в в Одессе? Сохранение имени террориста на картах городов - это не оправдание? А такие улицы есть не только в Екатеринбурге... Ижевск, еще немало городов в России. Да в самой Москве есть Халтуринская улица, названная... вы не поверите... да-да, в честь того самого Степана... Т.е. его можно? Уж простите, но исполнитель взрыва в резиденции главы государства в наименовании улиц, и какой-то непонятный парень, из реального или мнимого протеста взорвавший себя в рамке металоискателя - намного разные весовые категории. Несмотря даже на 130-летнюю разницу.

lion405
Так уж получилось, что статью я ту видел... И у меня вопрос - анализ причин терракта - это разве оправдание самого факта террора? Если я, например, начну публично анализировать зачем и почему одни выродки взорвали российский самолет над Синаем, другие приплыли к пляжу и расстреливали туристов - это оправдание? Описание мотивов, которые приписываются террористу в статье - вопрос дискуссий. Но нет преступления без мотива. Собственно, отношение к нарушителю спокойствия зависит от оценки его мотивов каждым. И абстрагировано от мотивов обсуждать терракт смысла нет. Это не оправдание, а поиск путей недопущения в будущем. Рассказ о том, что на машине стояла резина не по сезона, а водитель отвлекся на телефон - это оправдание водителя? Вероятно нет... Можно ошибаться в подборе факторов - может быть тот самый паровой каток обогнал и подрезал. Но и это предмет для дискуссий, никак не обеляющий водителя-ротозея...

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор