Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

10:39 22.11.2019

Особое мнение / Андрей Заостровцев

все авторы
21.09.2019 16:34

Пейзаж после битвы

День голосования 8 сентября показал, что в России столичный город концентрирует в себе не только власть, но и оппозицию ей (если, конечно, таковая имеется). Причем поддержка ее более массовая, а, главное, более организованная, чем где-либо в стране. Включая, разумеется, и Санкт-Петербург, который постоянно заявляет о себе как самом европейском городе России. Однако заявлять и быть – далеко не одно и то же.

О сути так называемых выборов в России я недавно писал в статье «Электорат и селекторат». Не буду повторяться. В то же время, какой бы пустышкой они ни казались, именно благодаря им недовольный властью человек может, совершенно не опасаясь за свою свободу и здоровье, заявить об этом. Каким бы авторитарным ни было правление, оно, тем не менее, нуждается в том, чтобы получать массовый «одобрямс». Он ей нужен не столько для самоуспокоения (хотя и это желательно), сколько для того, чтобы демонстрировать его как своим подданным, так и вовне. Даже если адресаты не больно доверяют «одобрямсам», но некий флер легитимности они, надо честно сказать, создают. Именно поэтому часть несистемных оппозиционеров призывала не участвовать в спектакле.

В то же время, более популярной среди оппозиционно настроенных была идея так называемого умного голосования (УГ): «за любого, кроме…». Она довольно аргументированно критиковалась приверженцами, но ее критика не учитывала одного: эта тактика создана не для избрания какого-то конкретного лица, а для внесения некоторой сумятицы в планы властей по назначению через имитационные выборы наиболее угодной ей персоны. Предложенная Навальным на думских выборах 2011 г., она вдруг стихийно сработала в прошлом году на губернаторских выборах в ряде регионов. Именно на них от нее наибольший потенциальный ущерб. Ибо пост губернатора – это реальные большие полномочия, а не какие-нибудь микроскопические муниципальные.

В этом году власть может свободно вздохнуть: 16 : 0 в ее пользу. Иначе говоря, везде. И даже там, где политологи-социологи предрекали провал действующим губернаторам. Что касается Петербурга, то здесь можно предположить следующее: если бы наших претендентов на пост губернатора перенести в Москву на такие же выборы (неважно, что там губернатора кличут мэром), то определенно был бы второй тур. Жители Северной столицы в массе своей продемонстрировали пассивную лояльность. Следовательно, кандидатура и.о. губернатора не вызывала реакции отторжения такой силы, чтобы ее хватило на вставание с дивана (или, как вариант, более ранний отъезд с приусадебного участка) и визита по месту прописки для голосования по методике Навального.

Таким образом, разговоры о какой-то особой оппозиционности Петербурга – миф, который рассказывают друг другу фрондирующие интеллигенты. Даже по официальным данным весьма низкая. А что уж тут говорить о реальной! Неучастие в выборах – это была косвенная поддержка кандидатуры исполняющего обязанности по принципу: «А, нехай будет!».

Наши оппозиционеры порой веселят. Разочарованный заблокировавшим его муниципальным фильтром и выражавший недовольство бывшим однопартийцем по «Яблоку» Борис Вишневский призывал тем или иным способом портить бюллетень с кандидатами в губернаторы. Такой искушенный в политике человек не мог не понимать, что тем самым работает на ликвидацию приставки и.о. Но то ли партийная дисциплина, то ли что еще… Конечно, его призыв не возымел никакого влияния на «глубинный народ», который о нем, скорее всего, и понятия не имел, но некоторую часть оппозиционно настроенных и политизированных избирателей увел от кого-нибудь из кандидатов по имени «любой, кроме…». Скорее всего, от того, кто шел первым в списке.

Теперь о Москве, где УГ не стало, конечно, триумфатором, но, несомненно, одержало моральную победу. Да и реальную, в какой-то степени, тоже. 20 списочников УГ войдут в Мосгордуму, где всего лишь 45 депутатов, не по указке Кремля. Важно, не кто избран (среди них только 4 яблочника и один «поручик Киже» – полный тезка снятого с выборов оппозиционера Александра Соловьева, который, как говорится, «ни сном, ни духом» не ведал о привалившем счастье). Важно, как! Царь говорит (или с его одобрения говорят, что не принципиально): вот этот будет депутатом, а вот этот сделает вид, что с ним поборется за депутатство. Если же в результате назначенец не набирает нужного для победы количества голосов, то это не проигрыш выборов (так это в какой-нибудь Швеции называется), это – бунт! Самодержавная власть в результате хоть что-то, но теряет от своего безусловного права на самовластье. В нашем конкретном случае даже не что-то, а много – целых 44%.

Провластные политологи делают вид, что этого не понимают. Конечно, большинство из списка УГ станет почти во всем поддерживать мэра (если не вообще во всем). Яндиев в этом плане, наверное, даже хуже проваленной Касамары. Однако есть здесь еще один неприятный для власти момент: возможно, будет несколько не поддающихся дрессировке, которые получат трибуну. И уже с нее будут кричать, условно говоря, о собянинской плитке. А это – инсайдеры в роли Троянского коня.  В питерском ЗакСе один упомянутый выше Вишневский целой оппозиционной парламентской партии стоит.

Вся питерская нелояльность ушла на низовой уровень. Продолжается изнурительная и неравная битва оппозиции за муниципалитеты. Можно отдать дань недюжинному упорству ее представителей, зная о тех уровнях препятствий (как в компьютерной игре), которые они прошли. Некоторым осталось пройти последний уровень, который можно назвать сталинским: «Неважно, кто и как голосовать будет; важно кто и как считать будет».

Какие бы ни были окончательные исходы, уже имеющиеся результаты говорят об ущербе для некоторых укоренившихся в питерских муниципалитетах  деятелей. Хотя последние сводки с продолжавшихся всю неделю боев без правил вполне могут быть обобщены знаменитой оговоркой главы одного из российских избиркомов после каких-то прошлых выборов: «Фальсификация прошла нормально. Голосований в ходе нарушений не обнаружено».

В то же время не стоит делать из этого ни триумфа для оппозиции, ни трагедии для власти. В Москве на прошлых муниципальных выборах тоже власть слегка потрепали. Сколько-нибудь решающего значения для общей расстановки сил это не имело. Хотя, конечно, сыграло свою роль сейчас, когда выдвигались кандидаты на выборы в Мосгордуму. В Питере муниципалитеты имеют несколько больше полномочий, но оппозиция явно не наберет столько мест, чтобы пропустить через муниципальный фильтр того, кого не следует пропускать.

Вся история с муниципальными выборами в Питере хороша еще и тем, что она невольно вытаскивает «за ушко, да на солнышко» реальное (теневое) российское государство. В едином строю мы видим действующих муниципальных депутатов, избиркомы, криминал и полицию с налаженным разделением труда между ними. Такая система не формируется неожиданно сама собой: она выстраивается годами и под чутким руководством (чуть не добавил «партии и правительства»).

Закончить хочется вот чем. Побеждают в России на «выборах» не представители «Единой России», не назначенцы президента и даже, удивитесь, не сам президент. Побеждает партия условных «училок», которые в своих УИКах формируют фундамент системы имитаций и манипуляций. Однако наив-демократы часто не понимают того, что эта партия не из космоса к нам прилетела: она реально представляет массы, для которых самовластье является нормой. По-научному, легитимно. 500 с лишним лет жизни плотно завернутыми в государственный кокон создали тот человеческий материал, на котором зиждется российский социальный порядок. Какое сырье – такой и продукт.

Андрей Заостровцев