18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
15:28 23.02.2019

Депутат Бикбаев про угощение блокадным хлебом: Нужно попробовать ощущения, которые получали в те страшные дни

Депутат Госдумы Ильдар Бикбаев удивлён негативной реакцией на идею печь блокадный хлеб и угощать им людей на улицах. Член фракции «Единая Россия» заявил «Фонтанке», что если у человека «нет внутри патриотизма», то ему и такие акции не помогут.

Депутат Бикбаев про угощение блокадным хлебом: Нужно попробовать ощущения, которые получали в те страшные дни

Роман Пименов/Интерпресс

125 граммов «блокадного хлеба» – чтобы сравнить и «прочувствовать». Понятная одним депутатам-патриотам акция оказалась отнюдь не симпатичной для других. Депутат Госдумы Ильдар Бикбаев, который везёт этот хлеб в Петербург на памятные мероприятия 27 января, не понимает негативной реакции на идею. Причём неуместной затею кормить людей блокадным хлебом считают даже партийные коллеги Бикбаева.

«Надеюсь, что Вы сможете найти в себе силы и отказаться от своей инициативы», – обратился к думскому коллеге депутат петербургского Заксобрания от «Единой России» Алексей Цивилёв в своём Facebook.

Ильдар Бикбаев//Дмитрий Духанин/Коммерсантъ
Ильдар Бикбаев//Дмитрий Духанин/Коммерсантъ

В интервью «Фонтанке» депутат из Башкирии заявил, что тем «у кого нет внутри патриотизма, такие акции не помогут его обрести». Он всё равно привезёт свой «блокадный хлеб».

- Кто придумал эту акцию?

– Этой акции 11 лет. Почему сейчас СМИ проснулись? Вдруг всех пробило! Видимо, мне просто нужно было стать депутатом Госдумы (Бикбаев стал депутатом Госдумы в 2016 году, в 2014-м баллотировался на пост главы Башкортостана, набрал 2,62 процента голосов избирателей. – Прим. ред.).

- Придумал-то кто?

– Автора я не знаю. Себе авторство я не буду приписывать. Идея пришла моим коллегам-поисковикам ещё в конце 2000-х.

- В чём заключается цель акции?

– А цель моей жизни какая?

- Я этого не знаю. Но мне не это и интересно.

– А я вам скажу, что вся цель моей жизни – увековечивание памяти погибших в Великой Отечественной войне.

- Это личная история?

– Да, начиналась она с личной истории. А продолжением истории стало установление более 10 тысяч имён и фамилий солдат, пропавших без вести. Я сам поисковик.

- В вашей акции очевиден некий «патриотический» посыл. Как вы его можете сформулировать?

– У кого нет внутри патриотизма, тому и такие акции не помогут его обрести. Акция была придумана не для поднятия патриотизма. Изначально мы хотели таким образом обратить внимание на блокадников. Журналисты почему-то не заметили, что помимо самого блокадного хлеба мы раздаём брошюры с цитатами из дневника Тани Савичевой. Телемосты с различными городами, где наши поисковики связывают онлайн 27 января разные российские города. Этого не заметили. Удивляюсь избирательности журналистов.

- А как вы думаете, когда государство будет отдавать дань памяти не парадами, а по-человечески захоронив те десятки тысяч погибших, что до сих пор лежат в местах боев, в том числе и под Петербургом?

– После окончания войны у государства не было ресурсов на эту работу. Сейчас есть поручение президента страны по тому, чтобы была федеральная целевая программа по воинским мемориалам. Мы туда были привлечены, к этой работе. Закон об увековечении памяти погибших, который был принят в 1993 году, тоже был нацелен на это. Был создан поисковый батальон Министерства обороны. Изданы нормативные документы. Не скажу, что все вопросы сегодня решены, но я сейчас готовлю много проектов поправок в законопроекты, которые улучшат эту работу. Если сегодня задаться целью увековечить каждого погибшего солдата, нам надо с полей собрать 12 – 15 миллионов непогребенных останков. Как профессиональный поисковик вам скажу – ни за год, ни за два, ни за десятилетия этого не сделать. 

А парады тоже нужны. И у нас не одни парады. Есть обобщенный банк данных «Мемориал», я его инициатор. Вы зайдите на сайт и проверьте судьбу своих близких. Это ли не сохранение памяти о погибших? Это реальная работа. 

- Что такое патриотизм?

– Готовность встать в строй с солдатами, которые погибли.

- То есть готовность умереть за Родину?

– Конечно.

- Быть может, стоит научиться любить, а не умирать?

– Любовь… Патриотизм не только же в этом. Уважение к труду уборщицы – это патриотизм? Патриотизм. Уважение к труду простого рабочего – патриотизм. Уважение к труду других людей, элементарный навык не сорить – тоже патриотизм.

- Но на первом месте у вас смерть.

– Это моё личное понимание. Но, конечно, патриотизм – это не только война.

- Как вы думаете, почему в самом Санкт-Петербурге не додумались выпекать «блокадный хлеб» и раздавать его в эти дни?

– А у вас же проходили такие акции.

- Когда? Не могу припомнить такой красоты.

– Мы это делаем не первый год. Во многих городах это делают. И делают массу мероприятий, связанных с чествованием памяти защитников Ленинграда. Но почему-то выбрали для обсуждения именно это. Вырвали из контекста.

- Вы, правда, не понимаете, что идея кормить людей блокадным хлебом может вызывать вопросы?

– Я не говорил, что нужно всех кормить блокадным хлебом. Я предложил попробовать. Получить ощущения, которые получали в те страшные дни. Попытаться хотя бы. Для меня это не проблема.

- Редактор блокадных дневников Наталья Соколовская советует вам, прежде чем искать эти ощущения, поголодать с месяцок, а потом уже экспериментировать с хлебом из того, что есть нельзя.

– Согласен. Я без проблем могу это сделать. Я служил в ВДВ, и, что такое выживание, я знаю прекрасно. Мне не надо этого объяснять. Могу сказать, что меня поддерживают все мои коллеги, в том числе те, кто проживает в Санкт-Петербурге.

- Все петербургские депутаты Госдумы готовы голодать месяц, а потом питаться вашим хлебом?

– Я про коллег-поисковиков. И я это не навязываю. Нет идеи заставить есть этот хлеб всех. Я лишь предложил ощутить. Хорошо. Давайте поставим вопрос иначе: что я должен сделать, чтобы дать возможность ощутить ту обстановку, в которой жили ленинградцы?

- А вы уверены, что нам нужно искусственно стараться дать людям прочувствовать ту обстановку? Вы знаете, что у нас официально 20 млн человек живут в нищете, а по оценкам экспертов – все 35 миллионов. Они и так питаются тем, что есть нельзя. Это не 1941 год. Это 2019-й.

– Проект не заключается в том, чтобы унизить сегодня живущих. Не надо ни с чем проводить параллели. Надо просто понять, что это информационный проект. Мы не просто даем эти 125 граммов. Но и посыл информации об ужасе этой ситуации.

- То есть вы не видите параллелей. Или нищета сегодня мешает обсуждать патриотизм?

– Вы думаете, что если я получаю депутатскую зарплату, то я в другом мире живу?

- Откуда у вас зарплата – это ваш выбор. Я про то, что для прочувствования ужасов той войны, до сих пор достаточно лишь посмотреть вокруг. На тех, кто живёт здесь и сейчас.

– Так как тогда, сейчас люди не живут. Я постоянно общаюсь со своими избирателями. У каждого из них есть мой мобильный телефон. Я сам простой. Я не стесняюсь с ними общаться.

- В Башкирии нет нищеты?

– Я сейчас не об этом. Вы спросили про смысл акции. Я ответил. А параллели, о которых вы говорите, выстраиваются теми, кто хочет их увидеть. Но не надо меня обвинять в том, что эти параллели возникают.

- Сегодня в Петербурге, выходя на улицу и застревая в сугробах, прочувствовать блокаду можно и без кормления вашим хлебом.

– А вы в курсе, что не все в Петербурге знают, что у вас есть музей хлеба, что у вас есть музей подводной лодки. Это чья вина? И моя, и ваша, как журналиста. «Фонтанка.ру» допустила, что не все жители города знают, где в городе музей хлеба. А знать это нужно каждому, чтобы знать историю своего города.

- Знаете, в Петербурге люди привыкли сами решать, как им помнить то, что им важно помнить. Ваш приезд могут посчитать чужим политическим пиаром.

– В 2008 году, когда эта акция началась, я не был депутатом. Я был простым человеком. И тогда я тоже пиарился? Если бы в этом году мы это делали впервые, я бы с вами полностью согласился. Но этой истории более десяти лет. Надо разделять службу и общественные интересы. Вот здесь мои депутатские полномочия ни при чём. Это моё общественное видение.

- Из чего ваш хлеб состоит?

– Из того, что и в годы блокады, кроме обойного клея. Люди видят вкусовую разницу. В этом году еще будем давать буклеты с цитатами. Мои ребята как раз сейчас их готовят. Привезу их в Петербург 27 января.

- То есть на выходе получается своеобразный сувенирный лубок? Упаковка мрака в этикетку сувенира? 

– Вы предлагаете не обращать внимание на мрачные страницы нашей истории?

- Я про такт. Тональность. Грани допустимого. Почему, на ваш взгляд, в Израиле к годовщине памяти жертв Холокоста не строят игрушечные газовые камеры?

– Потому что эти газовые камеры есть натуральные, куда каждый израильтянин может приехать и посмотреть этот ужас. Суть нашей акции не в хлебе. Вы можете меня пытаться переубеждать, но я буду этим заниматься дальше. Вне зависимости, буду ли я дальше депутатом Госдумы.

- Может, для начальства стоит и пресловутые ромовые бабы сделать? Что бы и они прочувствовали?

– Я сам работал в архивах. И я не видел документов, бухгалтерии, накладных, которые бы это доказывали.

- Если не цепляться за прошлое, как вы сказали, то как иначе понять, откуда вообще взялся этот самый блокадный хлеб? Или анализировать, как начальство тех лет допустило гибель полумиллиона горожан в первую же зиму, это не патриотично?

– Начальство довело? Гитлера что ли наши начальники придумали? Давайте доведём всё до абсурда!

- Вы так и не сказали, к какому выводу вы стремитесь.

– Мы рассказываем о дневниках Савичевой, о количестве жертв. Даём сравнительные характеристики. Допустим, мы проводим эту акцию в городе Стерлитамак. И говорим, что из-за голода в блокаду умерло два таких города, как Стерлитамак (численность населения – 280 000 человек.Прим. ред.). Мы хотим донести до людей ужас войны. Ужас того, что перенесли люди. Мы хотим, чтобы это было в памяти у людей. И чтобы во всём мире понимали, насколько стойкие наши люди. Что, пережив такую страшную ситуацию в Ленинграде во время войны, они выстояли. Чтобы это понимали не только наши дети и видели везде за границей.

- Странно, что Смольный вас ещё не привлёк к мероприятиям 27 января.

– А я буду на параде. И на Пискарёвке буду. Еду туда с утра. Беру с собой наш хлеб. В музей хлеба обязательно его отвезу. Мы пятый год выпекаем, но ещё не догадались привезти его в этот музей. Весной мы каждый год делаем экспедицию в Ленинградскую область. Привозим детей. С обязательным посещением музея хлеба.

- С кем из профессиональных историков вы работаете? Никита Ломагин с вами?

– Я работаю с историками на территории Башкортостана. Но по блокаде у нас историков нет, наверное. 

- А вы что из последнего про блокаду читали?

– Вот буквально вчера читал дневники Татьяны Савичевой, в интернет-варианте.

- Из Берггольц у вас что любимое?

– Стихотворение Берггольц знаю, конечно, но процитировать наизусть не смогу. Я пишу свои стихи, в том числе и о Ленинграде. О погибших солдатах. 

- В Петербург вы приедете на парад с блокадным хлебом?

– Да. Я просто приду на Пискарёвку в воскресенье, 27 января. Скажу людям, что вот мы испекли блокадный хлеб в Башкирии. Буду раздавать его прямо там. До парада. Рано утром. Сколько смогу на себе привезти, столько привезу.

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор