18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
12:33 17.12.2018

«Дразнили Путиным». Как в Финляндии дискриминируют русских

Совет Европы сообщил, что русофобия в Финляндии усилилась после крымских событий, и рекомендовал стране предпринять «решительные меры по содействию русскому языку». «Фонтанка» спросила русскоязычных в Суоми, сталкивались ли они и их дети с дискриминацией.

«Дразнили Путиным». Как в Финляндии дискриминируют русских

коллаж "Фонтанки"

«Представители русскоязычного сообщества, с которыми встречался Комитет экспертов во время своего визита, указывали на то, что русофобия и дискриминация русскоязычного меньшинства в Финляндии являются общими и стали еще сильнее после крымского кризиса», – говорится в докладе Совета Европы. «Фонтанка» тоже опросила «представителей русскоязычного сообщества» и выяснила, что чуть больше половины из них с русофобией не сталкивались ни разу в жизни, а те, кто всё же испытал её на себе, говорят о бытовом расизме и дискриминации на рынке труда.

На наш вопрос «Сталкивались ли вы когда-нибудь с дискриминацией в Финляндии?» из 22 респондентов 12, в том числе те, кто прожил в Суоми 22 года, ответили «Ни разу», ещё трое сказали «Нет», но вспомнили небольшие инциденты с признаками русофобии. Семь человек описали конкретные примеры из жизни, подтверждающие наличие проблемы.

Предвзятое отношение может проявляться, например, в нежелании сдать русским дом или катер.

«Летом пытался взять катер напрокат, хозяин написал открытым текстом, что не намеревается сдавать русским. Это последнее сообщение от него. Пожелал ему удачи», – пишет Александр.
 

скриншот с сайта facebook.com

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

«Нескольким знакомым, живущим в России, финны отказались сдавать дачи на время отпуска, напрямую обвинив в агрессии против Украины», – говорит Ксения.

О единичном случае отказа в сдаче коттеджа гражданам РФ ранее писала «Фонтанка».

С открытой русофобией за 9,5 лет жизни в Суоми не раз сталкивалась 33-летняя переводчик Марина. В своём письме в редакцию она описала сразу несколько примеров из своей жизни:

«Иду по улице со знакомой, говорим по-русски, навстречу мальчишки, лет 11, поравнялись с нами, ничего не сказали, прошли мимо и запустили мне в спину бутылку с водой, попали. Бывает, идёшь по улице с мужем или болтаешь по телефону, а в тебя плюются. Сидишь в баре, никого не трогаешь, тут же подсаживается финн или финка и начинает крыть тебя всеми словами, какие только в голову придут. Обидно, что и не пьяные ещё.

Звоню в поликлинику, спина болит, работать не могу да и спать не очень. Регистратура не записывает прямо к врачу, говорит – к вам, русским, приписана медсестра, обязательно к ней вначале. Медсестра не отправляет к врачу – ни с первого раза, ни со второго, ни с третьего. Короче, когда дело дошло до того, что я уже ходить не могла, мы решили, что пора из Лаппеенранты переезжать в столичный регион. Один раз «взяли» на работу в университете. Уже сказали, что берут, вице-ректор поговорила с принимающим на работу – и меня уже не берут. Знакомят с финном. Беседа идёт хорошо, вроде все друг другу нравятся. Тут он спрашивает, а откуда ты. На ответ, что из Питера, он резко замолкает, потом разворачивается и просто уходит. Приходишь на танцы, как только слышат, что ты из России, сразу начинают обнимать и лапать. На этом я, пожалуй, остановлюсь».

«Говори, что украинка»

Русскоговорящие иногда сталкиваются с дискриминацией при поиске работы. По словам некоторых респондентов «Фонтанки», на выбор работодателя может повлиять русское имя или акцент.

«Было разное… и просто отказывали в работе, нанимая менее профессионала, но финна, да и лично в лицо как-то было сказано: emme ota ryssä tänne («не возьмём на это место рюсся», «рюсся» – пренебрежительное к русским. – Прим. ред.), – рассказывает Ксения. – Один из работодателей (спасибо, что на временный контракт хоть взял) порекомендовал не говорить никому, что я 50/50 русско-украинских корней. Говори, что украинка...».

Долгосрочный контракт получить крайне трудно, говорит Ксения: «Мне 43. У меня 4 профессии. Две из них получены здесь: графический дизайнер и viriketoiminnanohjaaja — это типа преподавателя рукоделия и творчества для «проблемного» контингента (длительно безработных, неустроенной молодёжи, пенсионеров, инвалидов). Но работала от уборщика до переводчика... От Лапландии до Хельсинки. Ни разу за 20 лет не было постоянного договора. Только краткосрочные и временные. На практику берут всегда и с удовольствием хоть 4 раза на то же место. Особенно в периоды наплыва русских туристов. А на зарплату – только финнов... Очень обидно. И стыдно перед взрослыми детьми, потому что они не понимают, почему так...». Как утверждает Ксения, «удачно работают» в основном те, кто был привезён в Финляндию ребёнком, «говорят без малейшего акцента, и имена не Наташа или Марина».

Андрей, работавший на литейном производстве, считает, что лишился работы именно из-за национальности: «Меня тоже сократили, считаю, только потому, что русский, даже финны, которые со мной работали, были возмущены, а оставили финна-лентяя, которого все равно в дальнейшем убрали».

Ярослав, 21 год, менеджер по вопросам повышения низкой капитализации (growth manager), который живёт в Хельсинки 3 года, за год работы в текущей компании сам трудоустроил одного русского и одного американца: «Начальство и ухом не повело: нанял их (а не финнов), значит, более конкурентоспособные». С какой-либо дискриминацией Ярослав не сталкивался: «Скорее, наоборот, в равной среде (где нет разделения по языку, работаю и окончил бакалавриат на английском) ни разу не видел притеснения русских. Финнов, в среднем, вполне возможно обойти в рамках справедливой конкуренции».

«Если брать по статистике, то в Финляндии после бакалавриата из русскоязычных студентов остается не более 5-7%, – продолжает Ярослав. – Остальные уезжают на магистратуру в другую европейскую страну или возвращаются в Россию. И вот там-то настоящая дискриминация: знаю нескольких человек с финским образованием, которым на собеседовании говорили, что раз они не устроились с ним в Европе, тут они тем более не нужны как специалисты».

Машинист башенного крана Алексей в свой третий год жизни в Финляндии тоже всем доволен и подчёркивает, что для финских работодателей главное — навыки и опыт соискателя/сотрудника: «Не сталкивался [с дискриминацией]. Наоборот, все помогали и с обучением, и работой. На работе тоже смотрят в профессиональном плане».

«Не сталкивалась, ни в быту, ни в учебе, ни в работе, – уверяет Ксения, которая прожила в Суоми 6 лет. – Тот факт, что я веду русскоязычный кружок в библиотеке, где 97% работников – финны, мог бы стать прекрасным поводом для плохого отношения, косого взгляда, пренебрежения. Но нет! – только море позитива и доброжелательности».

Справедливости ради стоит отметить, что в 2017 году четверо граждан с российскими корнями впервые получили депутатские мандаты на муниципальных выборах. 

«На следующий день извинился»

Иногда негатив вырывается наружу у подвыпивших коренных жителей Суоми, но, как показывает практика, ему можно противостоять и даже добиться извинений.

«Фирма, где я работаю, организовала поездку на евротур по хоккею. В автобусе один подпивший финн начал высказывать мне, что я рюсся и живу в Финляндии, пользуясь привилегиями с ими выплачиваемых налогов. Я ему объяснила (слушали все), что я не беженка, а переехала в Финляндию, так как вышла замуж за финна, и привилегии беженца на меня не распространяются. На следующий день он извинился. Но расистские высказывания и много негатива о России слышу очень часто на работе», – рассказывает Татьяна, которая живёт в Суоми уже 19 лет. Однако она не заметила, что русофобия усилилась после «Крыма».

Другой способ борьбы с националистическими высказываниями нашла переводчик Полина, которая за 16 лет жизни в Хельсинки смогла вспомнить только «полтора» случая, хотя и призналась, что «психологически всегда готова с этим столкнуться».

«Однажды мы в метро ехали с «Мозгобойни» (интеллектуальная игра вроде «Что? Где? Когда?». – Прим. ред.), и один идиот начал по-русски на нас нести, но с акцентом. Это был пьяный финн. Так я просто стала переводить всему вагону, что он говорит. Он выдержал одну остановку. То есть я за такие методы. Вагон смеялся, конечно».

«Ну и министр обороны с «пятой колонной», это я приняла на свой счёт и в блог написала, – добавляет она и спешит привести другой пример: – Но я не могу сказать, что, например, публика остро реагирует на русский в общественных местах. У меня были даже обратные случаи – люди подходили, интересовались, общались по-русски».

Похожий опыт был и у другого респондента. «Наоборот, узнав, что я русская, люди начинают дружественно демонстрировать знание русской культуры или языка», – утверждает Яна, 6 лет живущая в Финляндии.

«Скажи, что ты согласен быть президентом для одноклассников»

Из опрошенных «Фонтанкой» русскоязычных жителей Финляндии лишь один рассказал о нерешённом инциденте в школе. Остальные, вспомнив проблемные случаи, когда их детей дразнили по национальному признаку, сообщили, что проблему всё же удалось уладить.

«Учитель физкультуры называл русскоязычных детей «рюсся», родом был из Эстонии», – делится Ирина из Хельсинки. На вопрос о том, разрешилась ли проблема, отвечает утвердительно, поясняя: «Учитель на пенсию ушёл».

Пользователь Melis делится следующей историей: «У меня сделаны заявления в финское учебное заведение о систематических нацистских и расистских выходках учителей в их школе. Также эта информация передана в госслужбы. Школьное начальство проигнорировало нарушения, госслужбы пытались защищать виновников, но когда я обрисовал ситуацию, в которой понять выкрики учителя по-другому как расистскими было нельзя, и уверенно заявил, что у меня 20 человек свидетелей, то и госслужбы пропали».

О другом случае, который произошёл в школе общины с населением 5 тыс. человек, вспоминает читатель Maitre: «Дети находились в классе, среди них были М. (турок по национальности), двое моих близнецов и другие детки, финны. М, обращаясь к финской части класса, проголосил что-то вроде: «Вам тоже не нравятся русские? Русские плохие». Детям было по 12 лет примерно. Тут же письмо ректору, ректор переговорил с М. и его родителями. С тех пор как шелковый». При этом он отмечает, что за 5 лет не был свидетелем дискриминации по признаку национальной принадлежности: «Если кто-то не желает видеть в своем доме русских или не отрывает глаз от земли, когда ты с ним здороваешься на улице, и об этом все знают, я это не учитываю, т.к. этот бытовой шовинизм внутри отдельно взятого финского дома или головы хозяина никому не вредит».

Напомним, конкурс красоты «Мисс Финляндия» на минувших выходных выиграла 23-летняя жительница Хельсинки Алина Воронкова. Девушка тоже вспоминает о нападках в школе. «Фонтанка» также ранее писала о случае, когда русскоговорящая школьница столкнулась с неприязнью одноклассников.

«Живу в Финляндии 20 лет в маленьком городке в 80 км от Хельсинки. Ни разу не сталкивалась с дискриминацией, – заявляет Елена. – Но был один случай… когда Путин вступил в первый срок президентства, сына стали в школе дразнить «Путин», т.к. имена совпадают – Владимир. Я ему дала совет, который сработал... скажи, что ты согласен быть президентом для одноклассников».

Работник ресепшен Тата, 40 лет, которая живёт в Финляндии уже 12 лет, на вопрос «Фонтанки» тоже отвечает: «Никогда». В школе же обидчик дочери прекратил нападки после разговора с директором: «Дочу дразнил какой-то постарше, но как-то вяло. Разобрались с ректором. Больше – ни-ни».

«Смотрю как на отдельную проблему отдельных людей»

Исследователь и переводчик Кирилл, переехавший в Финляндию 18 лет назад, признаёт существование проблемы, хоть лично с ней и не сталкивался. Он относится к вопросу дискриминации философски: «Ты не знаешь, почему отказывают. Но обвинить работодателя всегда можно, это очень тонкая материя, ситуации бывают разные. Могут люди сказать что-то на улице, если ведешь себя по-хамски: «Веди себя построже», а ты воспринимаешь это как русофобию. Мой подход — если ты идешь к людям с открытой душой, они к тебе будут относиться соответственно».

Надежда, психолог, в Финляндии работает как семейный консультант:

«Мы переехали с двумя маленькими детьми в Хельсинки 9 лет назад, по работе мужа. За все это время я, пожалуй, только раз столкнулась с русофобией: пожилая женщина не захотела ехать с нами в одном лифте, услышав русскую речь. Мои дети на притеснения на национальной почве не жаловались. Возможно, им кто-то когда-то и указывал на национальность, но их это не впечатлило, иначе бы поделились. Довольно часто слышу про русофобию или «особое отношение» к русским. Я смотрю на это не как на глобальные настроения в обществе, а как на отдельную проблему отдельных людей. Да, есть финны, которые не любят русских. Возможно, у них личные причины, связанные с Зимней войной, а возможно – просто плохой характер. Но эти конкретные люди и не обязаны любить меня или кого-то еще.

Одновременно с этим есть много русскоязычных жителей Финляндии, которые не любят финнов. Это было бы смешно, не будь так грустно. Как профессионал могу сказать следующее: гораздо проще списать свои неудачи и сложности на русофобию. Тогда тебе не надо никуда двигаться, не надо пытаться что-то изменить. Всё, ты нашел виноватого. Сравните подход: «меня не взяли на эту работу, надо продолжать посылать резюме и ходить на собеседования» и «меня не взяли, потому что я русский, нас тут не любят». Какая позиция конструктивнее? А какая удобнее?»

Яна Пруссакова, «Фонтанка.ру»


Подписывайтесь на финскую "Фонтанку" в Facebook, "ВКонтакте" и Twitter, чтобы быть в курсе самых важных событий в Финляндии - и не только.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор