18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
01:17 20.09.2018

Андрей Луговой: Петров и Боширов молчат, потому что офигели

Спустя пять часов после заявления Владимира Путина, что двое обвиненных по делу Скрипалей россиян - обычные гражданские, и сами все о себе расскажут СМИ, один уже откликнулся. «Фонтанка» попросила Андрея Лугового поделиться опытом появления на публике после обвинений «международного класса».

Андрей Луговой: Петров и Боширов молчат, потому что офигели

Андрей Луговой// Александр Миридонов/Коммерсантъ

Утром 12 сентября Владимир Путин заявил, что названные Британией предполагаемые исполнители покушения на бывшего полковника ГРУ Скрипаля и его дочь найдены. «Мы знаем, кто это, мы их нашли. Это гражданские лица, ничего криминального там нет»,  – сообщил президент и выразил надежду, что скоро «они появятся» и сами все расскажут. Уже после обеда «Россия 24» передала новость: Александр Петров в телефонном разговоре с журналистом пообещал прокомментировать происходящее вокруг его имени, но позже. А родственница отравленных тут же впервые рассказала, что знает про обоих: "Это простые люди. Работа Петрова даже не связана с госслужбой. Конечно, они и их близкие пребывают в полном недоумении, в шоке". Обвинения британских правоохранительных органов она называет «фейком». Ранее Великобритания заявляла, что не намерена делиться с Россией информацией по делу об отравлении Скрипалей. Точно так же полиция Лондона поступила и сегодня, отказавшись комментировать слова президента РФ.

Но Великобритания уже обвиняла россиян в отравлении оставшегося на берегах туманного Альбиона соратника. «Фонтанка» поговорила с бывшим сотрудником российских спецслужб Андреем Луговым, которому вместе с россиянином Дмитрием Ковтуном приписывали отравление полонием в 2006 году экс-сотрудника ФСБ Александра Литвиненко. Андрей Луговой, являющийся сегодня депутатом Госдумы, уверен, что выйти в свет и показаться широким массам в этой ситуации захочет любой здравомыслящий. Возникает только вопрос, как это сделать технически: поначалу можно растеряться. Но в целом, уверен Луговой, Петров и Боширов скоро и с этим разберутся и обязательно появятся. Может быть, даже с помощью СМИ, как это сделали в своё время Андрей Луговой и Дмитрий Ковтун. 

- «Мы знаем, кто это такие, мы их нашли», – сказал Владимир Путин и уточнил, что это гражданские лица. Он сдаёт офицеров? Своих сдает?

– Своих сдает? Мне кажется, что президент поделился той информацией, которую ему предоставили спецслужбы или следственный комитет. Понятно, что информация, представленная Великобританией, не выдерживает никакой критики, они не рассчитывали предоставлять информацию, имеющую доказательный характер, им бы только антураж публичный создать, рассчитанный на обывателя. Учитывая, что это скандал мирового масштаба, я думаю, этих людей несложно было найти. В моем понимании, любой нормальный человек сам бы инициативу проявил и сказал: вот мы здесь. На своем личном опыте могу сказать, что ничего, кроме разговоров, с британской стороны не будет. Они что в моем случае не предоставили никаких документов доказательных, и здесь сейчас будут молчать. И я бы на месте российской стороны тоже никаких бы бумаг не слал, ни о чем бы не спрашивал. Если у британцев есть вопросы к любому гражданину России, существует международный порядок обмена информацией между прокуратурами. Пусть идут формальным путем.  

 

- Президент выразил надежду, что эти люди «сами появятся и о себе расскажут, это будет лучше для всех». Ждём вторую пресс-конференцию в прямом эфире «Эха Москвы», как было в вашем случае? Как в этой ситуации можно «появиться и рассказать о себе»?

– Конечно, история моя с историей Скрипалей лекальная. Как будто все по одному сценарию. Я не знаю – будет пресс-конференция, не будет. Это зависит от граждан, которых обвиняют в таком страшном преступлении.

- Но будь вы «гражданским», вы бы стали после такого появляться на публике по собственной воле?

– Слушайте, да любой нормальный, адекватный человек по собственной воле, независимо – Путин сказал или не Путин, должен был бы появиться. Ведь вы понимаете, здесь же странная история, я же себя тоже вспоминаю. Я, когда первый раз услышал, что меня в чем-то обвиняют, фамилию мою назвали, я прилетел из Еревана и ехал из Шереметьево в Москву. В машине было радио. И вдруг называют мою фамилию. И ты не понимаешь, что происходит. Я думаю, что эти два человека, которых обвиняют, они как это услышали – они офигели. А еще надо понимать, к кому обращаться. Я вот сидел два-три дня и не знал, куда идти. И первое, что я сделал, обратился в британское посольство. Наше заявление с просьбой проинформировать приняли. Я думаю, и здесь такая ситуация. Сейчас ребята разберутся и, видимо, появятся где-то.

- Британская пресса говорит, что Петров и Боширов до сих пор не появились, так как могут быть уже мертвы. Могут?

(Смеется.) Вы знаете, я такие глупости комментировать вообще не хочу. Почему они должны быть мертвы? Ведь мы тоже, когда первый раз появились на публике, все – от британской и американской прессы до Березовского и Гольдфарба – говорили: ну все, сейчас пройдет какой-то период времени, и они пропадут. Как видите, не пропали и весьма хорошо себя чувствуем.

- Получается, ждем Петрова и Боширова в следующем созыве Госдумы? Вам бы было приятно видеть их среди своих коллег?

– Я могу себе представить, под каким они сейчас находятся прицелом; и могу себе представить, что особенно ваша братия будет рвать их на части. Поэтому я им, не касаясь Государственной думы, хочу сказать, что мне всегда приятно общаться с любым гражданином Российской Федерации. Любой гражданин РФ, который может быть избран в Государственную думу, для меня весьма симпатичен и приятен.

- Иностранная пресса четко дала понять, что в деле и Литвиненко, и Скрипалей есть «испанский след». Сообщалось, что оба помогали иностранным силовикам бороться с так называемой русской мафией в Испании, которая якобы связана с властями РФ. Вы видите эти параллели?

– Ну, я не знаю. Когда это касалось Литвиненко, я просто знал, что он мне говорил. Я не исключаю, что Скрипаль, по своему авантюристичному складу характера, вероятно, был близок к Литвиненко, если здесь еще и Испания всплывает. Я думаю, он сидел там, в Лондоне, забытый всеми, и от безделья, возможно, занимался какими-то аферистскими делами. Которые в итоге привели к тому, к чему привели.

Далее разговор прерывается. Андрей Луговой, ссылаясь на занятость, вешает трубку. 

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанка.ру». 

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...