18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
14:02 20.03.2019

Город

30.03.2017 14:18

Реставрация церквей: с божьей помощью и за наш счет

Восстановление городских зданий-памятников обойдется городу в 2017 году почти в 2,4 млрд рублей. В программе комитета по охране памятников 37 упоминаний зданий религиозного значения, и даже беглого взгляда на список достаточно, чтобы понять: большая часть бюджета уйдет на храмы РПЦ.

Реставрация церквей: с божьей помощью и за наш счет

Архив/Виктория Джапаридзе/Интерпресс

Все эти здания находятся в безвозмездном пользовании приходов, но формально принадлежат городу, а значит, за их архитектурную сохранность отвечают власти.

На бога надейся, а сам не плошай

На этой неделе заказчик работ — смольнинская Дирекция по реставрации — начал публиковать конкурсную документацию на сайте госзакупок. В плане комитета по охране памятников — 58 объектов культурного наследия. Первые конкурсы (а их уже около 40) связаны с восстановлением культовых учреждений, и значительная часть средств уйдет на храмы православной церкви.

Справедливости ради стоит отметить, что город не обделит вниманием памятники других конфессий. До конца ноября должны пройти работы в Соборной мечети на Кронверкском проспекте. Здесь еще три года назад зафиксировали аварийное состояние центрального купола: из-за конденсата в лепной розетке образовались трещины. Эксперты обнаружили резкое ухудшение состояния строительных конструкций и внутренней отделки. На техническое обследование, гидроизоляцию, ремонт крыш, восстановление фасадов, а также замену труб и ремонт лестниц потратят без малого 37 млн рублей.

На 5 миллионов рублей меньше выделят на римско-католический храм Святой Екатерины (Невский проспект 32-34). До середины ноября здесь планируют провести реставрацию фасадов барабана купола, усиление стенки аттика и скульптур. Деревянные элементы конструкций после ремонта покроют огнезащитным покрытием, а лепной декор очистят от застаревших загрязнений. Обновят оконные переплеты и теплоизоляцию.

Фронт работ в зданиях крупнейшей в России религиозной организации куда обширнее — на данный момент Дирекция ищет подрядчиков для реставрации полутора десятка храмов РПЦ. Первым в глаза бросается самое громкое церковное приобретение прошлого года: Смольный собор, на частичную реставрацию которого объявили сразу три конкурса. Сам собор уже передан РПЦ, в сопутствующих ему строениях пока работают смольнинские структуры и факультеты СПбГУ, но и их хотела бы получить церковь.  

Почти 30 млн уйдет на интерьеры Южного придела Собора Воскресения Словущего, еще порядка 20 — на обстановку центральной части этого же Собора, и 21 миллион — на реставрацию ограды с угловыми башнями и пристройками монастыря. В целом за реставрацию комплекса город заплатит 70 с лишним миллионов рублей.

В копеечку обойдется ремонт Богоявленской церкви на Гутуевском острове. Центральный свод и приделы храма в псевдорусском стиле отреставрируют за 40 млн рублей. В здании также подправят галереи верхнего света и окна, восстановят монументальную и масляную живопись.

Чуть дешевле будет стоить обновление Казанской церкви в составе подворья Староладожского Успенского женского монастыря. Дворовые фасады здания в неорусском стиле и крыша четверика требуют работ на 36 млн рублей.

Звенья одной цепи в ограде Спаса на Крови почистят, отшлифуют и отрихтуют – за 21 млн рублей.

Бог не Тимошка, поможет немножко

Массовая реставрация церковных памятников за бюджетные деньги свидетельствует о явном перекосе приоритетов в пользу РПЦ, считает вице-президент городского отделения Союза архитекторов России Святослав Гайкович. По его словам, чиновникам стоило бы объяснить, по каким причинам пропорция нарушается в минус светским памятникам.

«Разве здания не переданы в пользование церкви? Извините, но тогда они не должны иметь отношения к общей программе, город просто мог бы оказывать посильную помощь субсидиями или беспроцентными кредитами», — отметил заслуженный архитектор РФ. Гайкович назвал заботу о памятниках «святым делом», но предположил, что бюджетная реставрация может быть подготовкой к передаче здания церкви. «Надо быть настороже: мы сейчас отреставрируем всё за народные средства, а потом успешно передадим РПЦ в лучшем виде. Ситуацию нужно держать на контроле, и в будущем выводить эти схемы на чистую воду», — предостерег он.

Нельзя делить памятники на светские и духовные, возражает председатель Совета по архитектурному и историческому наследию Союза архитекторов Рафаэль Даянов. «Объекты культурного наследия — это национальное достояние, принадлежит обществу. И сюда входят не только дворцово-парковые ансамбли, улицы, набережные и особняки, но и здания культового назначения, — напомнил эксперт. — Невозможно содержать Троицкий собор, доминанту целого района, силами одних только пожертвований, не говоря уже о Казанском и Исаакиевском соборах». На концентрации церковных зданий в перечне КГИОП не стоит заострять внимание, поскольку это лишь один из немногих каналов финансирования, добавил Даянов. «Это просто разные списки, но всё легко прослеживается: многие другие объекты оплачиваются через комитет по строительству, федеральные памятники проходят через Минкульт, регулярные транши поступают через Международный банк реконструкции и развития», — последний, привел пример глава Совета, сейчас спонсирует работы во дворах Русского музея и в выборгском парке Монрепо. Часто финансирование сложно пересекается и «путает обывателя»: тот же МБРР оплачивает восстановление входной зоны Выборгского замка с домом наместника, а за башню Олафа там же отвечает Минкульт, добавил он.

«Храмы — ключевые объекты любого города, и в Европе, например, такая финансовая поддержка не вызывает оторопи. В Баварии, допустим, есть повсеместный церковный налог, и никого это не смущает. Мы любим вещать о прогрессивном Западе в удобных случаях и одновременно поверхностно упрекаем РПЦ в присвоении памятников. Нельзя сводить ситуацию к процентному соотношению, дело не в математике и не политизации, а в вопросах терпимости в обществе», — заключил Даянов.

Город предполагает, а бог располагает

Те, кто подсчитывает проценты финансирования церковных и прочих городских памятников, перекладывают проблему с больной головы на здоровую, говорит глава сектора коммуникаций Санкт-Петербургской митрополии Наталья Родоманова. Она напомнила, что все попавшие под программу объекты остаются собственностью города и государства. 

«Ответственность за эти здания несут соответствующие комитеты. Специалисты должны выявлять объекты, понимать, как происходит реставрация, привлекать сертифицированные компании, это никак не может быть в ведении церкви», — пояснила она. По ее словам, церковь управляет объектами от лица государства, и поэтому поддержка города «нормальна и закономерна». «Это лицо города, это общее наследие людей всех конфессий, которые приходят в наши храмы. Все мы гордимся и радуемся нашим предкам, которые выражали свою веру, создавая такие памятники», — сказала представитель РПЦ. Родоманова также подчеркнула, что упреки в лоббировании церкви своих интересов в Смольном лишены смысла: у церкви, как и у остального города, хватает объектов, которые давно нуждаются в реставрации и годами ждут финансирования. «Деньги — это прерогатива исполнительной власти. Мы в этой ситуации можем быть только наблюдателями», — резюмирует представитель РПЦ.

Время разрушать и время строить

Обласканный бюджетом ремонт церквей — компенсация властей за советский период разрушения храмов, считает председатель совета Союза реставраторов Нина Шангина. «В прошлом столетии назначение культовых сооружений сменялось, в храмах открывали склады, бассейны, больницы, морги, научно-исследовательские институты. Бесконечные перепланировки, перекрытия с опорой на несущие стены, перестройки конструкций наносили неоценимый ущерб. Поэтому сегодня в условиях финансового дефицита правильно в первую очередь спасать те памятники, которых может не стать», — считает эксперт. По ее оценкам, для оптимального восстановления всех нуждающихся зданий Петербургу требуется сумма, в десять раз превышающая лимит в 2,5 млрд рублей.

С идеей расплаты за грехи предков соглашается заслуженный архитектор России, экс-председатель КГИОП Никита Явейн. Больше половины выдающихся памятников архитектуры Петербурга составляют церковные здания, подсчитал глава «Студии 44». «Три четверти церквей в Петербурге были взорваны и изувечены в двадцатом веке, оставшиеся остались в чудовищном состоянии. Случайно уцелели буквально десяток объектов: Петропавловку, Исаакий, Спас на Крови не взорвали чудом. Это всегда были выдающиеся памятники, где работали лучшие архитекторы и проектировщики разных времен. А сейчас придется, что называется, отдавать награбленное. Весь мир так живет, весь мир субсидирует церковь, так как это один из институтов, на которых держится государство», — говорит Явейн. Член-корреспондент Российской академии архитектуры также выразил мнение, что гражданские памятники в Петербурге находятся в гораздо более сохранном состоянии. «И, как правило, они гораздо ниже уровнем и качеством, — отметил он. — А еще музеи или особняки не так доступны для посетителей, как церкви, открытые для бесплатного туристического осмотра».

Святая простота финансов

Процесс финансирования культурных учреждений должен быть сбалансирован без диспропорции в пользу церкви, настаивает зампред петербургского отделения ВООПИиК Александр Кононов. «Мы регулярно составляем списки гибнущих объектов, которые нуждаются в экстренной помощи, но программа реставрации идет своим чередом, а эти особняки умирают, всеми забытые. Усадьба Игеля, дача Фаберже, казармы Гвардейского экипажа — чтобы остановить их разрушение, нужно куда меньше денег, чем на реставрацию, условно говоря, храмовой ограды третий год подряд», — перечисляет он. 

Приоритеты должны расставляться не по конфессиональной принадлежности памятника, а в зависимости от состояния и ценности зданий. Оплата реставрации должна соответствовать проценту религиозных зданий в городе, где больше восьми тысяч памятников культурного наследия, говорит он. Отсутствие общественного контроля приводит к тому, что деньги получают те, кто смог пролоббировать свои интересы, предполагает специалист. «Приходят люди к главе КГИОП или губернатору и говорят, что хотят закончить работы к приезду патриарха, — и понятно, что их политический вес больше, чем у какой-нибудь условной библиотеки или архива, и РПЦ получит деньги в первую голову». Для разрешений противоречий ВООПИиК предлагает делать процесс выбора объектов для восстановления публичным. «Есть Совет по сохранению объектов культурного наследия, можно было бы хоть раз предложить его членам выбрать аварийные здания для спасения, потому что при непрозрачности системы постоянно будут возникать вопросы, и мы продолжим терять дома», — заключил Кононов.

Ценности культуры, истории, традиций и искусства нельзя сводить к конфессиональным вопросам, заявил "Фонтанке" вице-губернатор Игорь Албин, комментируя распределение бюджета на восстановительные работы.

«Великолепие петербургских храмов очевидно, и это (финансирование работ. – Прим. «Фонтанки») — пожелание как жителей города, так и экспертного сообщества, поэтому выбираем те объекты, которые наиболее известны и нуждаются в быстрой реставрации», – сказал он. Чиновник признал, что денег на программу катастрофически не хватает. «Нам надо ускоряться в части сохранения объектов культурного наследия. Ежегодно страна теряет около 360 памятников истории и архитектуры — по одному в день. Эту негативную тенденцию нужно преломить общими усилиями», – сказал Албин.

Айгуль Абдуллина, для «Фонтанки.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор