0

Как живут футболисты в Китае

Китайский футбольный рынок бьет один рекорд за другим. Ведущие футболисты Европы едут в Поднебесную, чтобы обеспечить беззаботную жизнь своим потомкам вплоть до правнуков. «Фонтанка» поговорила с человеком, который играл в Китае, и узнала, как китайский футбол выглядел 15 лет назад.

За последние несколько лет в Китай уехали играть десятки известных футболистов. Их покупают за рекордные суммы («Шанхай СИПГ» заплатил «Челси» за бразильца Оскара 75 миллионов), им платят рекордные зарплаты (Карлос Тевес получает 720 тысяч евро в неделю). Благодаря Китаю «Зенит» сумел крайне выгодно продать игроков, получив в сумме за Халка и Витселя, по разным данным, примерно от 60 до 80 миллионов евро. «Фонтанка» встретилась с главным тренером юношеской сборной Таджикистана Виталием Левченко, который привез свою команду на Мемориал Гранаткина. Сезон-2003 Левченко провел в китайском клубе «Чанчунь Ятай».

- Расскажите, как вас вообще туда занесло?

– Я играл в «Динамо» (Ставрополь), когда мне поступило предложение из Китая. Я его принял, а так как я был еще на контракте, то клуб еще и неплохо заработал. Я попал в команду, которая базировалась на севере Китая, – «Чанчунь Ятай» (на ближайших сборах с этой командой предстоит сыграть «Зениту». – Прим. ред.). Она до сих пор играет в премьер-лиге. Из известных легионеров вместе со мной в той команде играл Тиджани Бабангида (олимпийский чемпион 1996 года, серебряный и бронзовый призер Кубка африканских наций. – Прим. ред.), нападающий сборной Нигерии. Условия уже тогда серьезно отличались в лучшую сторону: у китайского клуба была своя база с восемью полями, жилым корпусом, тренажерным залом, залом для восстановительных процедур. Тут же базировалась академия клуба. Все процессы были зациклены, и было все сделано профессионально. Из тренеров там работали только местные специалисты. Что в первую очередь бросилось в глаза – это неординарный подход к тренировкам. Футболистам практически не давали выходных, а мы, легионеры, привыкли к тому, что после игр всегда дают выходной. Когда мы столкнулись с этой проблемой, то подняли этот вопрос, и для нас, иностранцев, было сделано исключение. Китайские футболисты продолжали работать.

- Как-то несправедливо получается.

– А я сейчас объясню почему. Однажды, когда китайцам все же дали выходной, они поехали в город, а там бары, и назад они вернулись в неадекватном состоянии. Тогда я понял, почему тренеры их постоянно нагружали. С самодисциплиной у них серьезные проблемы.

- То есть если сравнивать только футбольную инфраструктуру, то уже тогда у них все было лучше, чем в России?

– Именно так. То же можно сказать и про финансовую сторону. Зарплаты в Китае даже 15 лет назад были в разы выше. Поэтому я не удивляюсь последним трансферным рекордам. Сейчас там зарплаты вообще астрономические. Полностью понимаю и Витселя, и Халка, отказавших ведущим европейским клубам ради игры в Китае.

- Если не секрет, вы тогда насколько выиграли в зарплате?

– Очень прилично. Если в России тогда мне платили 3 – 4 тысячи долларов в месяц (ставропольское «Динамо» в 2002 году играло во втором дивизионе. – Прим. ред.), то в Китае – 15 – 20 тысяч. Разница колоссальная.

- Насколько вас шокировал местный колорит?

– Я ж тоже не сразу туда перешел. Сначала съездил на просмотр: они посмотрели на меня, я на них, на город, в котором базируется клуб. Ничего страшного не увидел. Да, есть отличия в менталитете, но ничего в этом тоже страшного нет. Если ты профессионал, ты всегда сумеешь подстроиться.

- Лимит на легионеров у них тогда был?

– Да. Максимум в заявке на матч – четыре легионера, на поле – не больше трех.

- В плане быта что вам больше всего бросилось в глаза?

– Ничего особенного я там не увидел. Может быть, потому что я жил один и мне хватало двухкомнатного номера в гостинице со стиральной машиной и микроволновкой. Все условия были созданы. До базы было очень близко. Ты мог покушать на базе или в ресторане, это уже твое личное дело. Семейным людям, как тому же Бабангиде, клуб снимал дом. В этом смысле проблем там вообще не было. Думаю, и сейчас там ничего не изменилось. С такими финансовыми возможностями наладить быт футболистов не проблема.

- Что еще можете рассказать о том городе, в котором играли?

– Чанчунь, кажется, чуть ли не самый северный город Китая. До российской границы около 300 километров. Это современный промышленный город с населением около 4 – 5 миллионов. Единственное, что было неудобно: на выезды приходилось отправляться за два дня. Расстояния там, как и в России, большие, а прямых авиаперелетов не было. Все время приходилось летать через Пекин.

- Слышал историю, что в Китае футболистов на тренировках бьют палками.

– Слава богу, у меня в команде такого не было. Если тренер был недоволен поведением футболистов в быту или отношением к тренировочному процессу, да, он мог на китайском языке накричать, но до рукоприкладства ни разу не доходило.

- Помимо выходных после матчей было ли отличие в отношении к легионерам и местным футболистам?

– Да, к нам относились более лояльно во всем. Образно говоря, на китайских игроков тренер всегда мог накричать, а к легионерам обращался спокойно через переводчика. Еще вспомнил одну любопытную особенность. Не знаю, как сейчас, а тогда у них было место, куда в межсезонье съезжались все команды и проводили там сборы. Там тоже было все необходимое. Там я как раз и встретился с Кирьяковым (бронзовый призёр чемпионата СССР 1990 года и чемпионата России 1992 в составе московского «Динамо». – Прим. ред.), который тоже играл тогда в Китае.

- Как раз Кирьяков рассказывал, что президент китайского клуба, в котором он играл, сам давал установки игрокам перед матчами.

– Видите, есть отличия в менталитете. Но у нас, к счастью, такого не было. У нас был тренерский штаб, который проводил тренировки и давал установки. Президент в это дело не вмешивался. Он приезжал на матчи, смотрел и уезжал. Даже в раздевалку после игр не заходил, старался держаться на расстоянии.

- Местных игроков не задевало разное отношение тренера к ним и к вам?

– По отношению к ним была железная дисциплина, поэтому они ничего такого себе не позволяли. В целом обстановка была миролюбивой. Да, была конкуренция, но в меру дозволенного.

- С китайскими футболистами насколько тесно общались?

– Были какие-то посиделки, но опять же культура пития меня очень удивила: если начинают пить, то пьют до тех пор, пока не напьются вдрызг. Причем времени им для этого много не нужно.

- Близость к России сказывалась?

– О да. Местные просто обожали петь русские песни типа «Выходила на берег Катюша» на китайском языке. На улицах, в заведениях – везде их пели. Еще у них какое-то сумасшедшее отношение к гимнастике. По утрам и вечерам местные целыми районами собирались на площадях и под музыку занимались гимнастикой.

- К местной еде быстро привыкли?

– Тут у легионеров тоже был выбор. Китайские игроки ели свою традиционную еду, особенно они любили собачатину. Для легионеров была обычная европейская кухня: курица, свинина, говядина. То есть ты, конечно, мог и собачатину поесть, но я предпочитал не экспериментировать. Во все первые блюда они почему-то добавляют корень жень-шеня, но к этому быстро привыкаешь.

- Как вы проводили свободное время?

– Легионеры тесно общались в основном только друг с другом. Мы ходили в рестораны, гуляли. Опять же гуляли не в том смысле, что где-то сидели и пили, а просто ходили по городу. Плюс очень дешевая связь была, можно было сколько хочешь говорить с родными по международной связи. Рыбалка там была отличная. Там прямо на базе было озеро, и можно было в любое свободное время взять удочку и половить рыбу.

- Язык заставляли учить?

– Нет. Мне сразу выдали местного переводчика. Он, правда, говорил по-русски плохо, но худо-бедно мы друг друга понимали. 24 часа в сутки с любой проблемой можно было позвонить ему.

- Много было проблем?

– В основном только самое первое время и какие-то чисто бытовые вещи: в магазин за продуктами сходить, билеты купить.

- Интернетом можно было пользоваться?

– Да, и причем совершенно свободно, без каких-либо ограничений: любые новости, любые фильмы.

- В России было время, когда футболисты получали свои миллионные зарплаты в забитых до отказа полиэтиленовых пакетах. Как с вами расплачивались в Китае?

– Там тогда тоже был только кэш. Из-за этого возникали проблемы во время поездок домой: таможня позволяла провезти не больше десяти тысяч долларов. Приходилось деньги распихивать по всему багажу. Так и провозили.

- Платили в какой валюте?

– В долларах легионерам и в юанях – местным. Все было четко, солидно: первого числа стабильно тебе платят зарплату. По премиальным рассчитывались перед каждой следующей игрой. Задержек и обмана не было. Премиальные тоже были хорошими: три тысячи – победа, полторы – ничья.

- В России футбол финансируется за счет госмонополий и муниципальных бюджетов. Как с этим обстоят дела в Китае?

– Ну я могу сказать только за ту команду в которой играл. Ее владельцем была большая корпорация, которая занималась строительством и гостиничным бизнесом. Я не могу точно сказать, по своей воле они финансировали клуб, или их государство заставило.

- Если уже 15 лет назад там все так было здорово, почему китайский футбол до сих пор никак не проявил себя на международной арене?

– Для меня самого это нонсенс. Может, у них нет какой-то системной работы. Я со сборной Таджикистана периодически встречаюсь с ними на разных азиатских турнирах, и мы все время их обыгрываем. У них все очень прагматично, их легко прочитать. Матч только начался, а ты уже знаешь, как они будут играть. Нет хитрости у них. Они действуют на поле, как роботы, импровизация у них почти отсутствует. Сейчас, я слышал, их сборную возглавил Марчелло Липпи, не последний человек в футболе. Может, он сумеет сдвинуть их с этой мертвой точки.

Беседовал Артем Кузьмин, «Фонтанка.ру»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...