Авто Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

10:45 11.12.2019

Как в бочке с кислотой сгорели миллионы

Бывший директор скандального полигона «Красный Бор» стал фигурантом уголовного дела, в котором есть и аффилированный подрядчик, и горящие бочки с кислотой, и исчезнувшие миллионы. По данным «Фонтанки», это может быть только началом.

Как в бочке с кислотой сгорели миллионы

Замир Усманов/Интерпресс

Уголовное дело в отношении бывшего директора полигона «Красный Бор» было возбуждено полицией Тосненского района Ленинградской области. Хотя формально за 2 млн тонн особо опасных бытовых отходов отвечают власти Петербурга, а не 47-го региона: так сложилось, что полигон находится в ведении комитета по природопользованию Смольного. Хотя географически находится уже на территории другого субъекта РФ.

Официальная версия событий, легших в основу уголовного дела, показывает почти апокалиптическую картинку того, что происходит рядом с Петербургом. Полигон площадью в 67 га поделен на так называемые «карты» – углубления, в которых хранятся кислоты, химические реагенты, нефтепродукты, смолы. Все карты давно переполнены, а бочки с особо опасными отходами плавают в воде. Учитывая, что в «Красном Бору» можно встретить почти всю таблицу Менделеева, это неизбежно приводит к пожарам.

В 2013 году Управление Роспотребнадзора по Ленинградской области выдало полигону предписание очистить от плавающей тары поверхности двух карт – 64-й и 67-й. 11 июня 2014 года ГУП «Красный Бор» объявил конкурс на сбор бочек с химикатами и кислотами и их захоронение на территории полигона. А уже спустя шесть дней – 17 июня – была выбран подрядчик. Заявки подали три компании, причем две из них – «РИВИР» и «Криадон» – принадлежат одному и тому же лицу.

Две заявки были признаны не соответствующими требованиями конкурсной документации, и победителем стал «РИВИР». Работы официально выполнялись до конца июля 2014 года, за свой особо опасный труд подрядчик получил почти 10 млн рублей.


Архивное фото
Архивное фото
Замир Усманов/ Интерпресс

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Горящая бочка

Однако следствие, основываясь на показаниях свидетелей, сомневается в том, что реальность соответствовала этой официальной картине. В материалах уголовного дела есть показания бывшего главного инженера полигона Олега Васильева, который честно признался, что очистка 67-й карты началась еще в апреле 2014 года – то есть до проведения конкурса. Однако обоснование было исключительно благородным: в соответствии с поручением Смольного, извлечь все бочки нужно было до 1 июня, а субсидию комитет по природопользованию на тот момент еще не выделил.

«Он говорил, что именно "РИВИР" привлекли потому, что эта компания занималась установкой систем пожаротушения, поэтому могла погасить огонь, если бы при очистке вдруг произошла какая-нибудь неконтролируемая реакция», – рассказывает собеседник в Тосненской полиции.

Еще одно откровенное признание бывшего главного инженера: работы по очистке 67-й карты с кислотой на самом деле выполняли работники полигона. Более того, для выемки бочек был использован экскаватор, который принадлежит ГУПу. В его ковше были проделаны прорези, чтобы жидкость, зачерпываемая вместе с опасной тарой, сливалась обратно. Работники полигона грузили бочки в "КамАЗ", который также числится на балансе предприятия.

64-ю карту чистили уже с помощью понтона, который плавал по поверхности карты. По версии главного инженера, его построил «РИВИР». Силами подрядчика также осуществлялось управление этой конструкцией, которая подтягивала тару к краю технологической карты. Но за их транспортировку к месту хранения отвечали несколько сотрудников ГУПа.

«Работы проводились с нарушением всех мыслимых технологий. Однажды одна из бочек загорелась прямо в кузове "КамАЗа"», – рассказывает бывший сотрудник полигона.


Руководство полигона пообещало работникам, что «РИВИР» заплатит им за этот тяжелый труд. В частности, в уголовном деле фигурируют цифры в 2 – 3 тысячи рублей за смену. При этом они продолжали работать на полигоне. Именно этот факт и лег в основу уголовного дела, возбужденного по статье 201-й – «Злоупотребление полномочиями». Основным фигурантом является бывший директор предприятия Сергей Мацуков.

Все знакомы

Мацуков пришел «Красный Бор» в конце 2013 года. Занять эту должность ему предложил Валерий Матвеев, который чуть раньше, в сентябре, возглавил комитет по природопользованию. Выбор был не случайным: Мацуков был замом Матвеева в «Балтнефтепроводе» – дочерней структуре «Транснефти». Синхронно они покинули и смольнинские структуры: Матвеев – в середине августа 2015 года, а Мацуков – в конце этого месяца.

Связаться с самим бывшим директором не удалось – его телефон то выключен, то включается на короткое время и снова пропадает из сети. По некоторой информации, он сейчас может находиться за границей. По данным «Фонтанки», в беседах со следователями он не отрицал, что работники ГУПа были привлечены к выполнению работ по очистке карт. Причем сделано это было все из благородных побуждений: на тот момент у полигона была отозвана лицензия, и он не принимал отходы.

Сотрудникам ГУПа обещали, что «РИВИР» оплатит их труд, когда получит деньги по контракту. Однако последние утверждают, что получили только часть обещанного. Директор и собственник этой подрядной компании Александр Донцов отказался вспоминать историю своего сотрудничества с «Красным Бором», заявив, что уже все рассказал следствию. По словам собеседника «Фонтанки» в полиции Тосненского района, позиция предпринимателя простая: стороннюю технику привлекали, но у кого именно – он не помнит.

Однако нельзя не отметить любопытный факт, о котором нашему изданию рассказал источник, близкий к следствию. Одно время на Александра Донцова был оформлен пикап Nissan Navara. В конце 2011 года он был перерегистрирован на Андрея Дударева, который впоследствии пришел в комитет по природопользованию вместе с Валерием Матвеевым. Причем он работал не на низовой должности, а был советником по безопасности, то есть напрямую замыкался на председателя. Из Смольного он также ушел вместе с Матвеевым.

Донцов заявил «Фонтанке», что с Дударевым незнаком.

Новые дела

История с «РИВИРом» – не единственный эпизод деятельности «Красного Бора» за последние годы, которым занимаются правоохранительные органы. По данным «Фонтанки», сейчас его деятельность пристально изучают в УФСБ по Петербургу и Ленинградской области.

Что именно интересует чекистов, пока неизвестно. Ранее «Фонтанка» уже рассказывала, что вскоре после прихода Сергея Мацукова полигон заключил несколько договоров на оказание странных, но дорогостоящих услуг. Причем не с компаниями, а с физическими лицами. Так, будущего главного инженера Олега Васильева, когда-то работавшего в «Балттранснефтепродукте», привлекли для «разработки мероприятий по технической модернизации экспериментального предприятия по переработке промышленных токсичных отходов». Стоимость договора составила 300 тысяч рублей. Похожий контракт тогда подписал и будущий советник председателя Андрей Дударев.

Отметим, что сейчас полигон не может принимать отходы – его деятельность приостановлена по решению Росприроднадзора. Летом почти все сотрудники были уволены. Сейчас на полигоне даже нет юриста и бухгалтера, которые могли бы внести изменения в единый реестр юридических лиц: директором предприятия по-прежнему числится Сергей Мацуков.

Еще один интересный эпизод. ГУП «Экострой», подведомственный комитету по природопользованию, с 2014 года занимается очисткой Руинного пруда в Петергофе от донных отложений. Комитет по природопользованию заключил с ним несколько контрактов на общую сумму в 65 млн рублей. 

В марте 2015 года полигон «Красный Бор» заключил два контракта с ГУП «Ленводхоз», который также подчиняется комитету по природопользованию. Один  на перевозку донных отложений с Руинного пруда за 5 млн рублей, другой  на их размещение в отвале в устье реки Красненькая за 3 млн. В комитете «Фонтанке» объяснили, что у «Красного Бора» был контракт с «Экостроем» на выполнение этих услуг. На сайте госзакупок действительно есть информация о том, что в феврале «Экострой» заключил с неким загадочным единственным поставщиком контракт на транспортировку и размещение отходов пятого класса опасности. Однако сумма там не 8 млн, а почти 18 млн. Кроме того, не указаны ни поставщик, ни место, откуда планируется везти отходы. 

Отметим: в феврале 2015 года «Красный Бор» уже не мог принимать отходы. 

Андрей Захаров,

«Фонтанка.ру»

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор