Авто Признание & Влияние Фонтанка-500 Книги «Фонтанки» Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

16:19 22.02.2020

Коллективная галлюцинация, или Прокурорская надбавка в деле Галины Старовойтовой

Журналистов Петербурга заподозрили в коллективной галлюцинации. Им показалось, прокуратура «накинула» 4 года Глущенко, обвиняемому в организации убийства Старовойтовой.

Коллективная галлюцинация, или Прокурорская надбавка в деле Галины Старовойтовой

Сергей Николаев/"Фонтанка.ру"

27 августа на процессе по делу экс-депутата Госдумы Михаила Глущенко по обвинению в организации убийства Галины Старовойтовой произошел редкий случай. Суд разрешил переиграть прения государственному обвинению и запросить ужесточенное наказание, подняв планку заключения с 13 лет до 17. Прокуратура настаивает, что все журналисты Петербурга просто ослышались. И диктофоны – не аргумент.

27 августа 2015 года страна ждала новостей из Октябрьского суда Петербурга о приговоре бывшему депутату ЛДПР Михаилу Глущенко. Он признался в организации убийства Галины Старовойтовой. 21-го числа прошли прения. Прокуратура запросила 13 лет за преступление, а по совокупности с прежним приговором за вымогательство – 13 лет и 300 тысяч рублей штрафа. Свидетелями этому были полтора десятка журналистов, работавших с блокнотами и диктофонами, информация разнеслась по новостным лентам. Сегодня оставались последнее слово Глущенко, которое он не успел озвучить, и собственно приговор.

В суде снова наблюдался аншлаг, было нервно. У входа в зал лютовал полицейский с сержантскими нашивками. Старательно приправлял голос басовитыми нотками, сводил брови и отдавал емкие команды каждому репортеру:

"Телефоны выключаем! Увижу со включенным — выгоню".


Ему поддакивал пристав в засаленном мундире. Своеволие прекратилось только после обращения прессы к судье.

Следующий сюрприз преподнесла Фемида. Глущенко уже раскрывал сложенный вчетверо и изрядно помятый листок с последним словом, которое начиналось глубокой фразой "Прошу прощения у всего русского народа".

Судья Ирина Сопилова остановила порыв:

"Учитывая, что прения сторон были перенесены по состоянию здоровья подсудимого, суд начинает их заново и предоставляет слово государственному обвинителю".

Зал опешил, а прокурор Марина Суворова прытко вскочила со стула и начала чтение заготовленного документа. Виновен, опасен, 13 лет за Старовойтову, а по совокупности с прежним приговором – 17.



Зал опешил еще раз.

"Радикально новый вариант от гособвинителя, – резюмировал адвокат Александр Афанасьев. – С ним тем более не могу согласиться. Ведь идет перерождение того человека, которого когда-то знали как Миша Хохол, в ответственного полноправного гражданина России Михаила Ивановича Глущенко".

Лицо защитника выдавало мучительную попытку понять, что такого произошло в прокуратуре, что за шесть дней человеку, давшему показания на Владимира Барсукова как на заказчика ликвидации Старовойтовой, "накинули" четыре года. Предположение, что надзорному ведомству не чужд символизм, и каждый год ожидания правды (в ноябре исполнится 17 лет гибели депутата. – Прим. ред.) она оценила в год заключения, рассматривалось, но выглядело неубедительно.

Судья ушла на приговор, репортеры ринулись к Суворовой за объяснением четырехлетней надбавки. Марина Витальевна, хоть и не очень уверенно качала головой, но была непреклонна: дескать, пресса тогда ошиблась, в первых прениях она тоже запрашивала 17 лет.



«Фонтанка» еще раз ознакомилась с новостными выпусками коллег, прослушала аудиозаписи с обоих заседаний и обратилась в прокуратуру Петербурга за комментарием. Предполагался один из двух ответов: либо репортерское сообщество вместе со своими диктофонами и адвокатом Афанасьевым испытало коллективную галлюцинацию, либо действительно за шесть дней произошло что-то такое, отчего Михаил Глущенко удостоился дополнительных 4 лет.

Надзорное ведомство остановило выбор на галлюцинации. Дескать, в прениях 21 августа Марина Суворова попросила для Глущенко 17 лет, и эта позиция была согласована с аппаратом.

"Фонтанка" предоставила записи. Предложила приемлемое объяснение: возможно, Марина Витальевна оговорилась в первый раз? Прокуратура осталась непреклонной. Переговоры завершились, когда на обещание выложить аудио в Интернет один из собеседников с Исаакиевской площади снисходительно произнес:

"Вы точно сможете доказать, что голос на записях принадлежит прокурору Суворовой?"

"Фонтанка" делится галлюцинацией с читателями.

Александр Ермаков,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру
Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор