18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
23:34 20.11.2018

Александр Сокуров: Не могу простить государству наличие бездомных людей

Фонтанка.ру и благотворительная организация «Ночлежка» запускает совместный интервью-проект, посвященный проблеме бездомности. В рамках проекта известные люди поделятся своим отношением к ней, проанализируют истоки явления и предложат возможные пути решения. Первой в цикле интервью стала беседа с кинорежиссером и сценаристом Александром Сокуровым.

Александр Сокуров: Не могу простить государству наличие бездомных людей

"Фонтанка.ру" и благотворительная организация «Ночлежка» запускает совместный интервью-проект, посвященный проблеме бездомности.

О том, как уровень культуры влияет на социальное благополучие страны, как равнодушие чиновников ломает судьбы людей и чего не хватает российскому обществу, чтобы быть добрее, размышляет кинорежиссер и сценарист Александр Сокуров.

– Александр Николаевич, я хочу рассказать вам историю бездомности одной из женщин, оказавшихся в приюте «Ночлежки». История ее жизни очень простая: Людмила Михайловна родилась в благополучной полной семье, в 19 лет влюбилась, вышла замуж и родила сына. С мужем ей не повезло, поэтому, забрав сына, она вернулась к родителям в квартиру, которую семье выделило государство. Женщина работала на непростой должности оператора на парфюмерной фабрике. По рекомендации приятеля подросшего сына Людмила Михайловна уехала в Ленинградскую область ухаживать за престарелой женщиной-инвалидом, которая впоследствии, по словам друга, должна была оформить на нее квартиру. Женщина с радостью согласилась и уехала в Ленобласть. До нее доходили разговоры, что сын не работает, водит домой сомнительных людей и вообще ведет беспутный образ жизни. Она переживала, собиралась ехать к нему, как вдруг ей пришло трагическое известие: сын умер в больнице, получив ошибочный диагноз и неправильное лечение.

Все бросив, Людмила Михайловна примчалась в Петербург и обнаружила, что сын в ее отсутствие продал квартиру, и там живут посторонние люди, вещи выброшены, а все документы исчезли вместе со знакомым сына.

К несчастью, она не обратилась ни в милицию, ни в суд. «Я была настолько шокирована чередой этих ужасных событий, что тогда мне это и в голову не пришло, а рядом не было никого, кто мог бы поддержать, что-то посоветовать», – вспоминает Людмила Михайловна. К тому времени единственный брат уже давно переехал в Москву, всякое общение с семьей прекратилось, обратиться к нему за помощью было невозможно, и женщина оказалась на улице.

Такая вот незамысловатая и грустная история, каких, к сожалению, достаточно много. Как вы думаете, можно ли создать на государственном уровне некую систему страхования сделок с недвижимостью, которая защитила бы возможных жертв мошенничества от попадания на улицу?

– Случай, о котором говорите вы, – классический пример нарушения закона сыном этой женщины – Господь его уже наказал. Он не имел права этого делать. Совершая сделку, он был обязан сообщить матери о своих намерениях. Вообще предпринимая любые действия с жильем, гражданин должен быть крайне настороженным. Государство может изобрести новый закон, но человеческая глупость порой такая, что все равно будут возникать подобные трагические ситуации.

- Но ведь случается, что мошенники обманывают человека самыми изобретательными способами.

– Конечно, бывает. Но государство не может закрыть все лазейки к мошенничеству. Невозможно создать законы, которые имели бы универсальное действие, они не будут действовать, если не будет расти уровень социальной и гражданской культуры населения, культуры жизни в обществе, в государстве. Остановить преступников может только жесточайшее наказание, поэтому мошенничество с недвижимостью должно классифицироваться как тяжелейшее уголовное деяние.

Когда решается проблема жилья, все должно происходить в суде в присутствии всех прописанных членов семьи. В суде, а не у нотариуса, где может произойти все, что угодно. Должен быть создан отдельный разряд судопроизводства, где эти вопросы решались бы в присутствии судьи, который напрямую перед вынесением окончательного решения должен просто сказать пожилой женщине: «Марья Ивановна, если эта сделка состоится, вы окажетесь на улице». Посмотрим, станет ли она подписывать такой договор.

- По статистике обращений бездомных людей в «Ночлежку», 40% из них оказались на улице из-за того, что их выписали родственники. Как вы думаете, это свидетельствует о разрушении института семьи в России?

– Эта статистика говорит только о жестокосердии людей. Такое случается в любых странах, но чаще всего в государствах с низким социальным уровнем, проходящих начальный период социализации.

В России особенно пожилые люди находятся под иллюзорным впечатлением, что существует такое государство, которое в любом случае что-то сделает, чтобы защитить их от беды. Ведь в условиях советского строя было в принципе невозможно, ни теоретически, ни практически, чтобы человек оказался на улице без собственного желания. Люди не стали лучше или хуже, изменилось государство, которое не ориентировано на помощь людям.

- Если россияне не могут рассчитывать на государство, то на кого им можно полагаться?

– Только на себя и на свой разум. Хотя рассуждать об этом просто, а ведь так много жизненных ситуаций, когда человек остаётся один на один со своей бедой. Я знаю такие истории, я и сам оказывался в таких ситуациях, когда не к кому было обратиться за помощью, и меня обманывали.

Например, вся наша система ЖКХ абсолютно непрозрачна. Вот у меня есть какое-то имя, я состою в Градсовете, в общественном совете при прокуратуре, и при этом я не могу разобраться с компанией, которая эксплуатирует дом, где я живу. Не могу добиться от них ответа на вопрос, почему я должен платить именно столько, сколько плачу. Когда я обращаюсь в правоохранительные органы, они разводят руками: что делать, все знают, ЖКХ – это бандитские гнезда.

- Кто, по вашему мнению, в первую очередь должен помогать бездомным людям? Благотворительные организации?

– Это ответственность городов. Город, большой он или малый, должен знать поименно людей, которые находятся на его территории в бедственном положении. Уверяю вас, и вы это знаете лучше меня, это не так и сложно. Если бы город обращал бы на это больше внимание, в течение года можно было бы решить все вопросы и с документами, и с каким-то расселением.

Городские соцслужбы должны работать вместе с вами. Например, не бросать вас одних, чтобы вы зимой кормили этих людей, собирая крошки по городу.

Это должна быть очень конкретная работа города. Все эти вопросы достаточно просто решаются, в социальной области тупиков не бывает. Во всех районах должны быть ночлежные дома, в которые может прийти любой человек. Абсолютно необходимо заниматься социальной адаптацией бездомных людей. Конечно, есть люди, которым уже нет смысла предлагать какие-то изменения, и их судьбой может только Господь распорядиться. Но я уверен, что подавляющее большинство бездомных людей может вернуться к нормальной жизни. Нужна только спокойная организационная работы системы.

- Чего не хватает России для того, чтобы именно такая работа велась?

– Знаете, японцы говорят, что нужно просить у бога ума. Ничего больше – только ума. И беда русских в том, что у нас не хватает ума, это наша большая проблема. Может, были бы умнее, были бы добрее.

Ну как можно пожилую женщину оставить на улице? Если такое допустили, то это вина государства.

- Вы не занимаетесь профессиональной помощью бездомным людям, но так много знаете об этой проблеме.

– Ну это же моя страна! У меня русский паспорт, я русский человек. Я вижу, как живут мои сограждане.

И мне не все равно. У меня еще профессия такая – вынуждает не пропускать мимо сердца, головы эти проблемы.

Предмет моего труда – человек и человеческое состояние. И я не делаю фильм на тему бездомности, потому что меня охватывает гнев. Я боюсь, что в своих произведениях буду слишком жесток и груб. Не могу простить государству наличие бездомных людей и равнодушие к этим людям. Когда я начинаю так гневно вести себя, я понимаю, что начинаю совершать ошибки, теряю эмоциональное равновесие… Для меня все понятно, нет никаких таинственных проблем и неразрешимых вопросов в этой области. Почему они есть у чиновных людей? Наверное, потому что они равнодушны.

- По вашим ощущениям, российское общество готово заниматься филантропией?

– Нет, нет, нет. Нет моральной зрелости населения. Но к тому же в России нет законов о благотворительности. Когда, например, я на разных уровнях задаю вопрос, почему Госдума не принимает этот закон, мне затыкают рот. Самые ответственные люди на высоких постах говорят – закона нет и не будет. На вопрос «почему?» не отвечают. Сейчас, видимо начнут кормить-одевать-обувать Крым...До ночлежек ли будет?

Плохая ситуация.

Беседовала Влада Гасникова

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор