18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
10:41 13.11.2018

Город

25.05.2011 13:54

Собачий бизнес

Петербургская программа стерилизации и строительства приютов для животных оборачивается дележом бюджетных средств и частных пожертвований, а собакам и кошкам от такой помощи лучше становится не всегда. Так утверждают зоозащитники. Бюджет управления ветеринарии за последние восемь лет вырос в триста с лишним раз и достиг миллиарда рублей. Еще больше средств город планирует потратить на строительство приютов. Перевозка бродячих собак «Спецтрансом» обходится городу дороже.

Собачий бизнес

don.ua

Петербургская программа стерилизации и строительства приютов для животных оборачивается дележом бюджетных средств и частных пожертвований, а собакам и кошкам от такой помощи лучше становится не всегда. Так утверждают зоозащитники. Бюджет управления ветеринарии за последние восемь лет вырос в триста с лишним раз и достиг миллиарда рублей. Еще больше средств город планирует потратить на строительство приютов. Перевозка бродячих собак «Спецтрансом» обходится городу дороже.

Бонус-«крестоносец»

26 января 2011 года в ветеринарную клинику имени Айвэна Филлмора поступил жестоко искалеченный трехлетний пес, которому дали имя Бонус. Предположительно, пса подвесили за задние лапы на металлическую проволоку в Юнтоловском парке, нанесли ему несколько колотых ранений и жуткую резаную рану на шее. Пес остался висеть на проволоке, пока у него не отвалились задние лапы. Его заметили молодые лыжницы, которые сообщили о пострадавшем в Центр помощи бездомным животным (ЦПБЖ) «Потеряшка». В клинике имени Айвэна Филлмора Бонусу было сделано три операции.

Эта дикая история широко обсуждалась в СМИ и на форумах зоозащитников. На десятках интернет-ресурсов была начата кампания за спасение Бонуса, тиражировалось воззвание от имени руководства клиники: «Это беда. Беда жить и ходить по одной земле с такими людьми. Беда - то, что они сделали с безответным ласковым псом. Беда, что мы стали такими - равнодушными, безразличными к чужой беде, чуждыми состраданию… Нужна помощь с пиаром! Нужна и финансовая помощь. Яндекс-кошелек клиники…»

Деньги поступали исправно, энтузиасты предлагали даже нанять детектива, который выяснил бы личности изуродовавших Бонуса живодеров. Хотя не опровергнута версия про заячьи петли, которые бомжи ставят в Юнтоловском заказнике: будто бы раны Бонуса характерны для животного, попавшего в такую западню. По другой версии, подвешенная за задние лапы собака не может провисеть столько, чтобы у нее отвалились лапы – она умрет гораздо раньше. Отчетов о поступлении средств на сайте клиники имени Айвэна Филлмора не публиковалось, несмотря на настойчивые просьбы «форумчан». А в ночь на 7 марта Бонус умер.

После кончины пса на сайте клиники появился комментарий главврача Юрия Микитюка: «При поступлении собаки Бонус было проведено общее обследование: визуальный осмотр поврежденных конечностей, шеи, спины, аускультация, пальпация, катетеризация мочевого пузыря с проверкой его на целостность, обзорное УЗИ брюшной полости, были взяты клинический и биохимический анализы крови. В результате обследования не было обнаружено никаких патологий, результаты анализов соответствовали нормальному физиологическому состоянию».  По словам Микитюка, смерть произошла в результате внезапного внутреннего кровотечения, предусмотреть которое было нельзя. Невозможно было избежать развития патологии, путем удаления одной почки, поскольку во второй развивался похожий процесс.

Позже профессор Ветеринарной академии Орехов А.И., проводивший вскрытие Бонуса 14 марта 2011 года, подтвердил смерть от внутреннего кровотечения. В заключение о смерти перечисляются недуги пса, вскрывшиеся при проведении внутреннего исследования: цирроз печени, холецистит, желчно-кишечная болезнь (множественные камни в желчном пузыре диаметром 1–1,5 мм), отек легких, новообразование в селезенке диаметром 1,5 и 2 см, некротизированный инфаркт правой почки, отек легких, миогенная дилятация сердца и т.д. 

Некоторые зоозащитники поспешили обвинить клинику имени Айвэна Филлмора в цинизме: мол, держали у себя умирающую собаку, чтобы собирать на нее деньги в количестве, которые Бонусу в принципе не могли пригодиться. Отчасти позиция критиков подтверждена отчетами самой же клиники. Из них следует, что расходы на содержание Бонуса составили 42229 рублей. Каждый пункт расходов представлен: три операции, три анализа крови, снятие швов, ПЦР-инфекции, обработка ран, капельницы, инъекции, постановки катетера, препараты и содержание в стационаре. Обращает на себя внимание, что в этом перечне нет УЗИ, которое позволило бы своевременно и точно поставить диагноз. С таким набором болячек пес должен был сильно страдать, а сотрудники клиники до самого дня смерти говорили, что он идет на поправку и ему ищут хозяев.

Другой отчет показывает количество средств, собранных людьми со всего мира на лечение Бонуса. Наличными в клинику принесли 812,8 тысяч рублей. Через платежную систему «Яндекс-Кошелек» поступило 508,8 тысяч рублей, еще 20 тысяч прислали через систему Western Union и 28,4 тысячи рублей через Почту России. Всего собрано 1 370 тысяч рублей, из которых непосредственно на собаку потрачено 3 процента. На зоозащитных ресурсах развернулась дискуссия, куда же пошли остальные деньги? Сообщалось, что, как минимум, трое участников не нашли себя в списках передавших деньги на лечение Бонуса. А ведь с отчетом, который появился 17 марта, ознакомились немногие. Юрий Микитюк подтвердил, что собранные «на Бонуса» деньги пойдут в бюджет клиники. Поскольку он много лет бесплатно оперирует и содержит безнадзорных животных. Долг «Потеряшки" перед клиникой Айвэна Филлмора, составляет 2 миллиона. Оказалось, что «Потеряшка», куда позвонили обнаружившие Бонуса лыжницы, числилась куратором пса.

- Часто бывает, что «Потеряшка» привозит к нам сбитую на дороге собаку, за которую некому платить, - рассказывает Юрий Микитюк. – Или у нее есть потенциальный опекун, который заплатил за нее пять тысяч рублей и пропал. Таких ситуаций сотни, и мы ни одну собаку не выкинули на улицу. Понятно, что мы делаем эту работу себе в убыток, даже медикаменты и корм не окупается.

Микитюк продемонстрировал, что в его клинике действительно содержится около сорока собак и два десятка кошек. Часть псов живет в клетках метр на полтора, наиболее дружелюбные в одной большой комнате. Собаки чистые, вакцинированные, стерилизованные и сытые. Одних быстро забирают новые хозяева, другие содержатся здесь по два года.

На сайте клиники присутствует около сотни «убыточных» псов, формальным куратором которых числится «Потеряшка». Средняя сумма долга по каждому из них – 20 тысяч рублей.

- Мы всегда собирали деньги на собак, иначе нам не выжить, - говорит Юрий Микитюк. – История с Бонусом вызвала ажиотаж, которого мы сами не ожидали. Действительно, собрано около полутора миллионов рублей. На форумах я слышу призывы пустить эти деньги на лечение других собак, а мои убытки никого не интересуют. Я отвечаю, что хоть завтра могу прекратить работать с безнадзорными собаками и сосредоточиться на коммерческой ветеринарии. Собакам станет от этого лучше?

Бонуса врач называет «крестоносцем», в том смысле, что он пробил брешь в человеческом равнодушии к братьям меньшим. Уже после смерти пса в социальной сети "Вконтакте" появилась группа «Их всегда много, им всегда больно… Общественное объединение «Бонус». В описании группы сказано лишь, что "Бонус" возник «при кураторстве БФ спасения бездомных животных» и даны номера счетов, на которые можно перечислять деньги. В группе ни уставных документов фонда, ни даже контактных телефонов или сайта, зато некий благотворительный фонд спасения бездомных животных фигурирует среди организаций, планирующих осуществить сбор средств на установку памятника Бонусу. Прием эскизов уже идет, хотя в пресс-службе администрации Петербурга нам пояснили, что не проводили никаких согласований относительно места подобного памятника. Не принято даже решения о его установке.  

- «Финансовая отчетность», которую предоставляют по факту сбора средств на собак – это смех и слезы, - говорит адвокат Николай Артамонов. – Двухмиллионные долги «Потеряшки» подтверждаются сканами карточек животных, где шариковой ручкой написано, например, «долг 5000» - и все. Это не значит, что обязательно имеют места махинации, тем более в уважаемой в городе клинике. Но поскольку власти не следят за соблюдением законности в этой сфере, в интернете постоянно собирают деньги то на лечение собак, то детей. Первый признак обмана: нет четкого диагноза, названия операции, клиники, контактов лечащего врача и кассовых чеков. В среде зоозащиты стали циркулировать приличные деньги, а нравы в этой сфере остаются прежними.

Кормовая база

В январе 2011 года правительство Петербурга объявило о своих планах создать в Петербурге около десятка приютов для бездомных животных, которые составят единую сеть. Как часто бывает, Смольный долго запрягал: при губернаторстве Валентины Матвиенко о создании приютов заговорили в 2008 году. Возможно, это связано с тем, что в эпоху Владимира Яковлева тему заботы о животных курировала его супруга Ирина Яковлева, а строительство элитного приюта на Большом Смоленском проспекте вылилось в чрезвычайно дорогой долгострой. Это учреждение, получившее название «Тимоша», несло огромные расходы из-за содержания здания площадью пять тысяч квадратных метров, и в 2008 году фонд Ирины Яковлевой был вынужден от него отказаться. В 2008 году площади передали Фонду помощи бездомным собакам во главе с Татьяной Шеиной.

Госпожа Шеина является членом Общественного совета при правительстве Санкт-Петербурга по вопросам отношения к домашним животным, где возглавляет комиссию по приютам. Из пяти существующих в городе приютов фонд Татьяны Шеиной курирует два. Именно с ее влиянием связывают изменившийся взгляд Смольного на проблему. В СМИ сообщалось, что правительство стало субсидировать приюты на 800 тысяч рублей в год и предоставлять им льготы по оплате услуг ЖКХ.

Новый проект предусматривает появление приюта в каждом районе города. Сейчас семь районов города заявило о желании иметь на своей территории такое учреждение. В Пушкинском районе уже завершено проектирование приюта, в Приморском оно идет полным ходом.

На городские деньги будет построено здание и передано собственнику на безвозмездной основе, но земля останется за городом, - рассказывает Татьяна Шеина. – Из бюджета будут компенсироваться только коммунальные платежи, которые, например, в приюте «Смольнинский» составляют полтора миллиона рублей. Все остальные расходы будет нести собственник.

Если учесть, что во многих приютах основная работа делается руками волонтеров, то остальных расходов не так и много. Зато в приюте на Большом Смоленском проспекте открыта коммерческая ветеринарная клиника, аптека, магазин, ателье, тренажерный зал.

Сам сайт Фонда помощи безнадзорным животным похож на интернет-магазин: едва ли не в любом его разделе есть призывы о финансовой поддержке, предложения сувениров и т.д. В разделе «отчеты по финансовым поступлениям» по каждому месяцу перечислены столбиком граждане и организации, пожертвовавшие приюту деньги. И ни одной суммы!

Приюты для животных переполнены, практически никуда не берут животное бесплатно, - говорит глава движения «Спасенная жизнь» Любовь Шарганова. – Но я нормально к этому отношусь. Главное, что животным в них обеспечен нормальный уход. Другое дело, что бесполезно строить цивилизованные приюты, если не укоротить руки всему теневому сектору.

Теневой сектор – это так называемые «черные приюты», «коробочники», «перекупщики». Их бизнес заключается в том, чтобы собирать у петербуржцев деньги на содержание собак. Впоследствии животных могут выбросить, убить или продать. Точки продажи отмечены нами не только на площади Мужества, проспекте Ветеранов, площади Ленина и станции метро «Ладожская», но и на Невском проспекте.

Две непрезентабельного вида женщины стоят недалеко от кинотеатра «Колизей» у них восемь беспородных собак, одна из которых держит в зубах ведро. Зоозащитники обращают на эту особое внимание: ведь обычно животные не сидят на месте, вероятно, их накачивают какими-то препаратами.

Шарганова звонит по телефону в одно из ближайших отделов милиции с сообщением, что на Невском ведется незаконная торговля животными. Наряд приезжает минут через сорок. Двое милиционеров подходят к коробочникам, выясняют, что у них нет никаких документов на животных. Правда, есть паспорта с петербургской пропиской.

- Нам же их не прокормить, что их теперь - убивать? – давит на жалость «коробочница». Она прекрасно понимает, что милиционеры не хотят вести их в отдел со всеми восемью псами.

- Сворачивайтесь немедленно, в следующий раз посадим вас на пятнадцать суток, - прогнозируемо говорит блюститель.

Никто их не крышует, просто лень связываться, - пояснил в частной беседе один из местных милиционеров. – Будет команда сверху – коробочников не станет буквально за день. Если будут заявления от зоозащитников, что с животными жестоко обращаются, можно и посадить – закон позволяет. Но отмашки сверху нет.

По информации движения «Спасенная жизнь», в Ленобласти не менее десяти «черных приютов»: налогов не платят, расписок жертвователям не выдают. А петербургских «коробочников» возглавляет некий Михаил И., ранее привлекавшийся за наркотики. Если понаблюдать за перемещениями коробочников по Невскому проспекту в течение субботнего вечера, окажется, что работает три группы, которые каждый час меняют место дислокации. В случае появления понимающих прохожих на помощь женщинам приходит «охрана» из нескольких «бичей», которые обычно стоят метрах в пятидесяти.

Тем, кто осваивает выделенные на приюты средства, теневой сектор выгоден. В любой европейской стране строительству приютов всегда предшествовало правовое решение: ответственность для нерадивых владельцев, незаконных заводчиков и просто садистов. Правда, российская логика часто имеет обратную цель - потратить на программу больше казенных средств, а не меньше.

«Мы - живодеры»

Несмотря на готовность собирать деньги на памятник Бонусу, в Петербурге нет даже официального кладбища для домашних животных, а есть «печь для утилизации биоотходов», которая в 2006 году перешла из-под контроля Управления ветеринарии к предприятию «Спецтранс», где с советских времен работает отдел, занимающийся отловом безнадзорных животных.

Зоозащитники во все времена упрекали ловцов «Спецтранса» в жестокости и нарушении законов и инструкций. Еще в распоряжении Ленгорисполкома №221 от 5 апреля 1982 года говорится, что ловцы должны работать в утренние часы до начала рабочего дня. По словам начальника Управления ветеринарии Юрия Андреева, в 2007 году городской Комитет по благоустройству установил новые правила отлова и содержания безнадзорных собак и кошек. Пункт про ночные часы отменен, зато установлен ряд других условий. 

В первую очередь ловцы должны сканировать чип, вживленный в тело животного. 90 процентов бездомных собак в Петербурге имеют попечителей, которые заботятся о них, в том числе оплачивают стерилизацию и вакцинирование. Информация об этом содержится в чипе, и отлавливать чипированных животных, если они не бросаются на людей, нельзя. Запрещается отлов в присутствии детей, на каждую пойманную собаку составляется специальный акт. Если собака идентифицирована по ошейнику или чипу, ловцы обязаны письменно известить об этом ее владельца. При отлове и транспортировке животных должны быть приняты меры, исключающие получение ими травм.

Юрий Андреев подтвердил, что при отлове должен использоваться фирменный транквилизатор «золетил», каждая ампула которого обходится городскому бюджету свыше тысячи рублей. Приказом директора «Спецтранса» от 27 июня 2006 года №170 запрещено использование дешевого препарата «дитилин», который вызывает у животных долгую и мучительную смерть.

Для работников «Спецтранса» как будто не существует никаких правил, - говорит руководитель организации «Балтийская забота о животных» Елена Боброва. – К нам обращались граждане, на глазах которых отстреливали собак во время детского праздника в Павловске. Когда люди просили их прекратить, им отвечали: «Нам пофиг, мы – живодеры». Дважды нам удалось провести независимую экспертизу трупов животных и доказать, что при отлове использовался дитилин. Часто бывает, что собаки пропадали, а в «Спецтрансе» нам говорят, что нашли животному хозяина. У меня есть документ, что некая Лидия Никифорова забрала в «Спецтрансе» двух собак, но человека с такими паспортными данными и адресом не существует.

Программа стерилизации работает в Петербурге с 2006 года. Животных должны отлавливать, стерилизовать и возвращать в места обитания.

Возврат не менее важен, чем сама стерилизация, - говорит Елена Боброва. – Ведь цель программы в том, чтобы в каждом районе жили спокойные и безопасные для людей животные, защищающие свою территорию от других зверей. Существует требование губернатора Петербурга об обязательном присутствии представителя заказчика, как при отлове, так и при возврате собак в прежнюю среду, которое постоянно игнорируется.

Губернатору направлена жалоба о том, что 2 ноября 2010 года в Пушкине сотрудником «Спецтранса» Дмитрием Колесниковым убита собака Дуся, любимица жителей садоводства «Сад-3» (собраны десятки подписей людей, возмущенных этим инцидентом). Собака эта была стерилизована и вакцинирована (номер чипа: 643094100033792). По словам Елены Бобровой, свидетели видели, что ловцы не сканировали чип собаки. В Пушкинской районной администрации подтвердили, что не получали никаких уведомлений о проведении отлова «Спецтрансом» в этот день. В самом «Спецтрансе» сообщили лишь о возврате животных после стерилизации в Пушкинском районе.

Жители Шушар заявляют, что в апреле 2010 года была произведена зачистка у них в поселке, где жалоб на покусы собак от жителей не поступало. 8 апреля сотрудники «Спецтранса» отловили пять собак. Под горячую руку попал хозяйский пес породы чау-чау, который умер от передозировки зоолетила при отлове. Остальных собак опекуны смогли забрать только через пять дней.

- Привозить их на место обитания ловцы отказались, пришлось ехать за собаками на Глухоозерское шоссе, - рассказывает житель Шушар Александр Трифонов. – Они были еле живые от голода и антисанитарии. Стерилизовали даже пятимесячного щенка-девочку, которая спустя два дня скончалась.

По заявлениям жителей, 12 и 13 апреля ловцы «Спецтранса» снова работали в Шушарах. На этот раз три собаки скончались от попадания «безвредного» транквилизатора.

«Балтийская защита о животных» получила из ОАО «Спецтранс» ответ, что 13 апреля собак из Шушар к ним не доставляли. Понятно, что и позднее в места обитания они не вернулись. В офисе зоозащитной организации за несколько лет скопились десятки подобных дел: коллективные жалобы и отписки чиновников.

После инцидента в Шушарах в ситуацию вмешался один из депутатов Законодательного Собрания Петербурга. В ответ на его запрос губернатор Валентина Матвиенко предложила создать для расследования случаев использования дитилина и невозврата животных в среду обитания рабочую группу под эгидой Управления ветеринарии с привлечением зоозащитников. Прошел почти год – рабочей группы так и не появилось.

- Когда в 2005 году мы вели пилотный проект по стерилизации в Кронштадте, я не видела в сотрудниках «Спецтранса» понимания, - вспоминает Елена Боброва. – Вероятно, ловцы думали, что стерилизация изведет бездомных животных и их служба станет не нужна. Но вскоре они сообразили, что на этом можно заработать. Ведь на кормовую базу убитых стерилизованных собак приходят дикие. И весь процесс начинается снова.

Программа стерилизации полностью финансируется из бюджета Санкт-Петербурга.  Собственно, на операции 4,8 миллиона рублей  в 2011 году перечисляют Управлению ветеринарии,  которое  в свою очередь переводит их победителю тендера – ветеринарной клинике имени Айвэна Филлмора.

- Мне платят по 1900 рублей за стерилизацию бездомной собаки по факту уже проведенных операций, - говорит главврач клиники Юрий Микитюк. – Мне ста рублей с этих денег не остается. Плюс 200-300 собак каждый год я стерилизую бесплатно, потому что деньги по городской программе заканчиваются, а животных продолжают привозить. Правда, мы проводим операции и на коммерческой основе: 6500 рублей собака, 2000 рублей кошка.

Деньги на отлов идут по линии Комитета по благоустройству и в виде субсидий попадают исполнителю – ОАО «ПТЦ Спецтранс». И это 28 миллионов рублей в 2011 году!

Согласно официальной статистике, в 2010 году на стерилизацию и ревакцинацию доставлено 3116 собаки. Из этого количества «Спецтранс» привез примерно половину - 1608 собак (еще 1508 животных доставили петербуржцы). За два месяца 2011 года соотношение изменилось: из 320 доставленных собак на «Спецтранс» пришлось 132 особи, и при таких темпах к концу года их будет около 800.  Простейший арифметический подсчет показывает, что отлов и доставка каждой собаки может обойтись бюджету Петербурга в 35 тысяч рублей. А два с половиной года назад в СМИ фигурировала сумма в 47 миллионов рублей, которую планировалось выделять «Спецтрансу» на отлов животных из городской казны – помешал кризис.

Нельзя не приветствовать желание властей выделять деньги на гуманное отношение к животным. Но пока эффективность не соответствует уровню затрат. То же самое говорят и о других сферах, на которые тратятся бюджетные средства. Но про заботу о животных нельзя сказать, что «все со временем образуется». Занявшись зверьем, чтобы на нем зарабатывать, невозможно полюбить его когда-нибудь потом.

Денис Терентьев

Материал подготовлен при поддержке фонда SCOOP

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор