Сейчас

+1˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+1˚C

Пасмурно, Без осадков

Ощущается как -1

1 м/с, сев

765мм

94%

Подробнее

Пробки

1/10

«Я поняла, что не выйду отсюда живой». За убийственную самооборону суд назначил 1,5 года исправительных работ

69502
Фото: Павел Каравашкин / «Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

30-летняя петербурженка Лидия познакомилась с интересным 45-летним мужчиной по имени Евгений на сайте знакомств. Он выглядел как обычный предприниматель, но оказался «мусорным бароном».

После обоюдно приятной переписки визави пригласил девушку в гости тем же вечером 3 сентября 2021 года, пока, так сказать, костры рябин не догорели. Пообещал, что приготовит вкусный ужин и купит вино. Ничто не предвещало, что свидание закончится переломом челюсти, обвинением в 17 ножевых и угрозой реального тюремного заключения — вплоть до 15 лет лишения свободы, потому что статью о превышении самообороны едва не переквалифицировали на убийство.

Приговор Лидии огласили в Приморском районном суде 9 марта 2023 года: 1,5 года исправительных работ с удержанием 10 % заработной платы в доход государства. Не то чтобы подарок на Международный женский день, но девушка была благодарна уже за то, что из зала суда отправилась домой.

«Его забота меня подкупила, — так Лидия вспоминала то самое злополучное знакомство. — Такси тем вечером долго не получалось вызвать, стоимость машины от меня до его дома взлетела до 3 тысяч рублей. Я еще подумала: ну какой человек захочет столько платить сразу после первой переписки? А он: "Да не проблема, деньги — не вопрос"».

Евгений добавил еще одну фразу, которая в тот момент Лидию не насторожила. Но девушка вспоминала ее позже как «тревожный звоночек». Тоном, не терпящим возражений, мужчина сказал: «Нет, ты приедешь». А потом, когда ужин был съеден и вино выпито, Лидия обмолвилась, что ей пора бы домой, ведь на завтра у нее запись к стоматологу. «И он снова сказал тем же тоном: "Нет, ты останешься", — вспоминала девушка. — Но я тогда решила, что просто понравилась ему».

Лидия — младшая из трех детей в семье военнослужащего. Училась в гимназии, занималась в Аничковом дворце в кружке дизайна, потом поступила на дизайнера в Институт культуры. Но не доучилась, бросила из-за молодого человека. Правда, личная жизнь с ним всё равно не сложилась. У старших давно уже были собственные семьи, дети. И родители часто говорили Лиде, что и ей пора бы определиться.

Она не в первый раз знакомилась с мужчинами в Интернете. После неудачного студенческого опыта сознательно выбирала мужчин старше себя. И до этого злополучного третьего сентября всё было нормально, с одним из интернет-знакомцев Лидия даже встречалась несколько месяцев. Да, в итоге расстались, но бывает же, что отношения просто не складываются.

На сайте знакомств с игривым названием до сих пор висит анкета Евгения с двумя фотографиями и целью знакомства: «переписка, флирт, дружба, общение, отношения, встреча, свидание». Алгоритмы сайта продолжают отсчитывать его возраст, хотя мужчины нет в живых вот уже 1,5 года.

…После того, как Евгений решил за них обоих, что девушка остается на ночь, пара отправилась в комнату. «Затем С. намекнул ей на интимную связь, она согласилась, они ушли в комнату, но у него совершить половой акт не получилось, — так описывает дальнейшие события объединенная пресс-служба судов Петербурга. — Думая, что, возможно, они попробуют позже повторить, она ушла на кухню».

Лидия вспоминала, что не придала случившемуся большого значения. Но Евгений пришел следом и завел разговор уже в новом, неприятном тоне: мол, его гостья в интимном плане — «ни о чем». Девушка решила не отвечать на претензии, а уйти от разговора в прямом смысле. Но, когда она проходила мимо хозяина квартиры, внезапно получила мощный удар кулаком в челюсть.

«У меня шок. Я встаю. Меня снова бьют, я отлетаю. Опять встаю, опять отлетаю... — Лидия не может вспоминать это спокойно. — Я пытаюсь как-то его успокоить, что-то говорю и слышу в ответ: "Заткнись, тварь". И чем больше я пытаюсь говорить, тем сильнее меня бьют... Я встаю — меня бьют ногами и опять кладут на пол... Моя сумка лежит слева от меня, я хватаю телефон, чтобы позвонить в полицию. Но он вырывает телефон и продолжает меня бить».

У Лидии для самообороны был газовый баллончик. В отчаянии она распылила газ, чтобы сбежать из квартиры, но сама начала задыхаться в тесном помещении. К тому же входная дверь была заперта.

«Я пытаюсь убежать. Меня снова бьют. Я встаю — меня бьют, я лежу — меня бьют. Изо рта у меня пошла кровь, — вспоминает Лидия и начинает плакать. — Тогда он мне сказал: "Ты что мне полы, мразь, испачкала, давай вытирай!" Я пытаюсь сделать всё, что он хочет. Снимаю с себя футболку, начинаю вытирать собственную кровь с пола этой футболкой. А он приговаривает: "Ты мразь, ты не человек! Везде вытирай!" Я думала: вот, я сделала, как он хочет, и теперь он прекратит. Но он продолжил бить меня. И я понимаю, что всё, не выйду отсюда живой. Начинаю терять сознание. Я жить хотела! Там висели кухонные ножи... И я просто потянулась за ними, он что-то перехватывать начал, вырывать, упал, я забежала в ванную, спряталась за стиральную машинку. Он огромный был. У меня не было в голове мысли убивать кого-то! И потом я ему говорю через дверь: "Вызывай скорую!" А он начал звонить кому-то, оказалось, брату своему, и говорить: "Меня подрезали". А потом приехали полицейские и увезли меня в участок».

Впоследствии медики обнаружили у Лидии перелом челюсти, трещины в ребрах и ножевые порезы. Но прежде чем ее отвезли в больницу, без документов, в разорванной окровавленной одежде, она сутки провела в участке.

«Все вещи мои забрали, дали одноразовый халат, — вспоминала девушка. — В больнице следователь начала меня допрашивать: вот ты схватила нож, и что дальше было? Ты, наверное, крутила им, вертела, да? Мне даже толком не оказывали никакую помощь. Врачи, наверное, думали, что я из какой-то помойки. И когда следователь положила передо мной какие-то бумаги, я подписала. И только потом пришел государственный адвокат, сказал, что мне грозит 108-я статья («Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны». — Прим.ред.). И добавил: "Не переживай, всего два года дадут, чего ты"».

Лишь на третьи сутки Лидия решилась позвонить своим родителям. «Стыдно было. Я не знала, что сказать», — вспоминала она.

Евгений умер в больнице 5 сентября. У него насчитали 17 ножевых ранений, в том числе повреждение грудной артерии. Спустя три дня «Фонтанке» стало известно, что его данные совпадают с портретом гендиректора ООО «Полигон». Компания арендовала у ООО «Синий» дамбу вокруг золоотвала в Угольной гавани и подъездную дорогу к ней. У этой свалки была плохая репутация, Смольный и экоактивисты утверждали, что она незаконная. Один из последних скандалов вокруг злополучного участка вспыхнул, когда горожане увидели, как туда свозят грунты с территории бывшего СКК. Комитет по природопользованию утверждал, что эти самые грунты свалены в водоохранной зоне Финского залива.

На сломанную челюсть Лидии наложили шину, но на второй день сняли. В итоге кость начала неправильно срастаться, место перелома загноилось. В декабре девушке снова поставили шину, но челюсть так нормально и не срослась. На ее теле остались шрамы от резаных ран. По ночам Лидию мучили кошмары. Вскоре об этой истории узнали друзья и знакомые, и далеко не все восприняли ее адекватно. Девушке пришлось удалиться из соцсетей, а потом — уволиться с работы. Она стала бояться выходить на улицу.

Адвокат Лидии Анастасия Зарецкая намерена была добиваться оправдательного приговора. Но в феврале прошлого года стало известно, что следствие хочет переквалифицировать уголовное дело в отношении Лидии со статьи 108-й («Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны») на 105-ю («Убийство»). А это — до 15 лет лишения свободы. Поводом, как тогда говорили, могли стать многократные жалобы в прокуратуру потерпевшей стороны. Спустя пару месяцев следствие всё же решило оставить 108-ю статью.

«Лидия, насколько это возможно, удовлетворена приговором, — рассказала «Фонтанке» Анастасия Зарецкая. — Поскольку у нее нет больше ни физических, ни моральных сил, обжаловать приговор мы не будем. Если через 14 суток приговор вступит в силу, Лидия будет 1,5 года выполнять исправительные работы, но при этом будет находиться на свободе. Я, как, наверное, любой защитник, стремилась и стремлюсь к оправдательным приговорам. Но я удовлетворена результатом, поскольку для меня было важно, чтобы из суда мы с Лидией вышли вместе. И это получилось».

Венера Галеева, «Фонтанка.ру»

Фото: Павел Каравашкин / «Фонтанка.ру»

Больше новостей — в нашем официальном телеграм-канале «Фонтанка SPB online». Подписывайтесь, чтобы первыми узнавать о важном.

© Фонтанка.Ру
ЛАЙК36
СМЕХ5
УДИВЛЕНИЕ12
ГНЕВ73
ПЕЧАЛЬ42

Комментарии 205

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close