Сейчас

-1˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

-1˚C

Переменная облачность, без осадков

Ощущается как -5

4 м/с, зап

737мм

94%

Подробнее

Пробки

3/10

Почему к концу года заканчиваются лекарства и что с этим делают петербургские власти

7161
Фото: Андрей Бресонов/«Коммерсантъ»
ПоделитьсяПоделиться

В Петербурге снова не хватает лекарств для онкологических больных, утверждают депутаты. Чиновники настаивают: о проблеме они знают давно, а всему виной бюрократия. Но в ближайшее время вопрос с лекарствами планируют решить, использовав компьютерные технологии.

Миллиарды к концу года

В петербургском парламенте 7 декабря обсуждали бюджет Территориального фонда обязательного медицинского страхования, причем не только на следующий год, но ещё и на этот, несмотря на то что он уже подходит к концу. Депутаты недоумевали, почему так. Чиновники ласково их успокаивали: деньги потратить успеем, не волнуйтесь. Народные избранники, однако, на уговоры не велись. Так, депутат от КПРФ Алексей Зинчук заявил, что ему жалуются избиратели на то, что в городе нет лекарств для онкобольных, он и сам даже принялся обзванивать льготные аптеки и тоже не смог найти препараты. «Надеюсь, эти деньги предусматривают закупку этих жизненно важных лекарств», — добавил он.

В беседе с «Фонтанкой» Зинчук, впрочем, не смог конкретизировать, каких именно лекарств не хватает. Наверняка речь о тех препаратах, о нехватке которых мы уже писали несколько дней назад: это «Тагриссо» (МНН «Осимертиниб») и «Иресса» (МНН «Гефитиниб»), а также «Деносумаб». Кроме того, читатели «Фонтанки» сообщали о перебоях с поставками лекарств на основе «Леводопы» для страдающих болезнью Паркинсона. О том, когда эти лекарства появятся, комитет по здравоохранению подробно отвечал в нашей публикации.

Как почти полгода чиновники пытались купить лекарства

Сама нехватка препаратов происходит каждый год, в этом году, правда, задержка выдалась больше обычного. Как сообщил «Фонтанке» заместитель председателя комитета по здравоохранению Андрей Сарана, в этот раз о нехватке препаратов (в основном для онкологических больных, но были проблемы и у тех, кто лечит психические заболевания) узнали ещё в июле, но деньги на покупку новых выделили только в августе: «Наша прокуратура обратилась к нам из-за жалоб, которые к ним поступили. Мы ответили им, что у нас заканчиваются деньги и мы идём в комитет по финансам. Чтобы выделить финансирование, у нас попросили отчеты. Мы в течение трех недель собрали и представили. В комитете ответили, что их что-то не устраивает. Мы тогда снова всё разжевали и показали. В итоге только в середине августа нам выделили 1,8 млрд рублей. Затем — организация конкурса, поставка. Это — от нескольких недель до нескольких месяцев. Но многие конкурсы уже отыграны, и лекарства поставлены или скоро будут поставлены», — рассказал «Фонтанке» чиновник. Он добавил, что предложил депутату Зинчуку отправить заявителя к нему или в комитет по здравоохранению, возможно, препарат, о котором идёт речь, есть в какой-то больнице, и пока идут закупки, человека можно туда положить, чтобы у него не было перерыва в лечении. По словам представителя комздрава, обычно, когда речь идёт о нехватке препаратов, — это единичные случаи.

Как хотят менять систему

При этом Сарана заметил, что в ближайшее время система должна измениться, и хоть на чуть-чуть, но и сроки, и бюрократизацию смогут сократить. «Сейчас у нас всё есть, но лежит в разных блоках. Например, я вижу всю информацию о льготниках. Потом в другой программе — весь склад и где в какой аптеке есть препарат. Вижу отдельно, кто отказался от льготы. Отдельная программа по торгам и закупкам. Чтобы сложить всё это и сделать заявку, нужно оценить, сколько на складе лекарств, посчитать льготников (ведь кто-то умер, это система ЗАГС), узнать информацию из Пенсионного фонда по льготам. Мы всю эту информацию к июлю следующего года объединим в одну программу», — обещает Сарана.

Кроме того, добавил он, с пациентов соберут все возможные контактные данные и будут их информировать о том, в каких аптеках осталось нужное им лекарство.

А почему нельзя закупить всё заранее

На заседании Законодательного собрания при обсуждении поставки лекарств выступить решил и депутат Денис Четырбок.

Он заявил, что ещё в прошлом созыве к парламентариям обращались диабетики и жаловались на нехватку инсулина, и депутаты нашли решение, но оно не понравилось властям. «Мы тогда написали законопроект и приняли его в первом и во втором чтении. Документ до сих пор на стадии финального принятия — комитет выступил против. Мы предлагали создать резерв инсулина, чтобы на случай, если его не хватает, брать лекарство из резерва. Это можно было бы администрировать таким образом: с каждой новой закупкой откладывать лекарства в этот резерв, а из резерва пополнять запасы аптек, тогда не будет проблем со сроком годности», — объяснил Четырбок «Фонтанке».

В ответ ему Сарана сообщил, что позиция комитета не изменилась и нельзя благоволить только диабетикам (тем более что с инсулином, по его словам, всё нормально), а остальным — нет. «Нельзя сделать запас для одних, а для других нет. Это будет дискриминация. Либо мы всем в норме, либо по всем держим резервы. Но тогда опасно, что они сгниют: любая хозяйка знает, что если купить слишком большой запас продуктов, он может испортиться. Нужен баланс. Пожилому мы лучше оперативно купим», — пояснил Сарана.

Депутаты, с которыми поговорила «Фонтанка», и правда уверены, что вполне можно было бы сделать запасы для всех препаратов, но чиновники, утверждают они, просто не хотят заниматься лишним администрированием.

Год назад в беседе с «Фонтанкой» главный онколог Петербурга говорил, что проблемы с поставками лекарств связаны в том числе с регулярно меняющимися подходами к лечению и развитием медицины:

«В 2019 году препарат Х имел 4 показания и в нем нуждалась 1 000 человек, а в 2021 году препарат уже имеет 14 показаний и нуждаются в нем 5 000 человек. Это связано и с обновлением клинических рекомендаций, которые теперь лежат в основе организации медицинской помощи. А они могут меняться даже не ежегодно, а 2–3 раза в год. Это означает изменение подходов, в том числе к лекарственному лечению. Или другой пример: на начало 2020 года препарат Y не был зарегистрирован, весной он получает регистрационное удостоверение, а летом входит в клинические рекомендации. Значит, осенью мы должны лечить пациентов уже с этим лекарством, а в бюджете расходы на него не учтены».

Ксения Клочкова, «Фонтанка.ру»

Фото: Андрей Бресонов/«Коммерсантъ»

ЛАЙК0
СМЕХ0
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ10
ПЕЧАЛЬ2

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close