Сейчас

-3˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

-3˚C

Пасмурно, снег

Ощущается как -6

2 м/с, зап

769мм

86%

Подробнее

Пробки

5/10

Заложники ЕГЭ и будущая профессия: куда пойти учиться, чтобы потом найти работу по специальности

12539
Фото: Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

Согласно исследованиям Росстата, всего около 69% выпускников вузов и 57% выпускников средних специальных учебных заведений работают по специальности. На практике эта цифра чаще оказывается ниже. О том, почему многие не идут работать по специальности или не могут найти подходящую работу после учебы, на круглом столе «Фонтанки» рассказали представители вузов и работодателей.

По данным HH.ru, около 69% соискателей из Северо-Западного федерального округа (СЗФО) считают поиск работы по профессии трудной задачей. Сложнее всего, по данным экспертов, искать работу представителям сферы добычи сырья, консалтинга, искусства и развлечений, юристам и страховщикам. Также непросто в сельском хозяйстве, науке и образовании. А вот представители сферы розничной торговли, продаж, медицины и фармацевтики, а еще строительства и недвижимости не испытывают проблем в том, чтобы трудоустроиться по специальности. Есть и обратная сторона медали: часто, закончив вуз или даже в процессе обучения, человек понимает, что эта профессия не его. Или просто находит какой-то вариант получше.

ПоделитьсяПоделиться

— Получение высшего образования перестало быть гарантией успешной карьеры, — говорит Михаил Решетников, ректор Восточно-Европейского института психоанализа (ВЕИП). — А краткосрочные образовательные курсы, обещающие «быстрый старт в профессии», не обеспечивают достаточно времени для получения необходимых знаний и компетенций.

Михаил Решетников отметил, что в настоящее время существует множество «быстрых» курсов переподготовки и по психологическим специальностям: «Мы видим утрату доверия к психологам, закончившим такие программы. Клиенты изучают рекомендации, отзывы и рейтинги, прежде чем обратиться к кому-то за помощью. Выпускники психологических вузов на начальных этапах могут испытывать сомнения и бояться навредить клиентам. Они не берут сложные случаи, поскольку необходимы значительные вложения в работу с супервизором или наставником».

Иногда люди и сами не хотят идти работать по специальности, полученной в вузе. На это влияет много факторов.

— Люди выбирают, куда пойти учиться и на кого, только окончив школу, а через 4–5 лет ситуация меняется. Они могли просто не «попасть», — считает проректор по учебной деятельности Государственного университета аэрокосмического приборостроения (ГУАП) Валерий Матьяш. — Есть и такой фактор: на старших курсах студенты решают подрабатывать, далеко не всегда по профессии, и, закончив вуз, не хотят менять работу.

Среди причин может быть и недостаточная подготовленность выпускников, так как содержание в профессиональных компетенциях меняется. «Люди трудоустраиваются, но не по тем специальностям, по которым учились», — говорит Валерий Матьяш.

Тем не менее в ГУАП 70–80% выпускников идут работать по специальности. Где-то процент «попадания» выше — например, в IT он близок к 100%. А в социально-гуманитарных специальностях, наоборот, ниже. В ГУМРФ, или, как привычнее называть, Макаровке, по специальности также трудоустраиваются около 75% выпускников.

— Большинство ребят, которые поступают после школы в институт, выбирают его по набору баллов, которые они получили, и тем ЕГЭ, которые они сдавали, — говорит Татьяна Кныш, ответственный секретарь приёмной комиссии ФГБОУ ВО «ГУМРФ имени адмирала С. О. Макарова». — Но нам проще, так как профиль вуза однозначно говорит о том, что ребята будут работать именно в сфере водного транспорта — речного или морского. Поэтому случайных людей тут мало, а если они и есть, то могут переходить с одного направления на другое с сохранением вида возмещения затрат. Это дает большой плюс.

По словам Татьяны Кныш, часто найти подходящую работу мешают иллюзии относительно той или иной профессии. Например, если ребенок целыми днями сидит за компьютером, это еще не значит, что он разбирается в информационных технологиях и станет хорошим программистом. Конкретно с Макаровкой связаны романтические представления о походах в море. Но оказывается, что жить в экипаже судна со строгим распорядком не так-то просто — и не все к этому готовы.

— Самой большой отсев поступивших происходит после первого курса, когда ребята понимают, что это не их. И наверное, это самое безболезненное, — комментирует Татьяна Кныш. — Кроме того, мы по всем направлениям подготовки добавили факультативный курс «Ввведение в специальность», чтобы студенты понимали, кем станут, когда закончат вуз. Мы приглашаем туда наших выпускников, которые могут на конкретных примерах рассказать, что и как из обучения в университете пригодилось в работе.

Не испытывают проблем с трудоустройством врачи — наоборот, в больницах и поликлиниках нехватка специалистов. Но в этом случае само обучение зачастую становится испытанием на прочность.

— На первых трех курсах отсеиваются те, с кого спадают розовые очки и они понимают, что тут боль, кровь, смерть, — говорит Мария Поспелова, ответственный секретарь приемной комиссии Национального медицинского исследовательского центра им. В. А. Алмазова. — Еще за 6 лет специалитета становится понятно, кто не пойдет в специальность. Но тот, кто заканчивает ординатуру — это еще 2 года, — точно понимает, куда идет. Уходят, к сожалению, и по финансовой причине: большинство наших выпускников работают в бюджетных учреждениях, а зарплаты там невысоки.

Свой взгляд на профессиональную востребованность и желание людей работать по профессии есть и у работодателей.

— Одна из причин, по которой может возникнуть сложность с выбором, — это региональная направленность подготовки, — комментирует Екатерина Буланова, начальник отдела кадрового обеспечения и администрирования ООО «Карелия палп». — Некоторые профессии могут быть нужны только в определенном регионе. При этом мы как работодатель готовы обеспечить стопроцентную занятость профильных выпускников. Специалистов целлюлозно-бумажной промышленности готовят всего 2–3 вуза в регионе: Высшая школа технологии и энергетики в Петербурге, Госуниверситет в Петрозаводске и Северный (Арктический) федеральный университет в Архангельске.

По словам Екатерины Булановой, необходима профориентационная работа — не всегда она ведется на должном уровне: «Рассказывать о профессии надо даже не со школы, а с детских садов. Так, наша компания разработала программы взаимодействия со старшими дошкольниками — придумали раскраски, где показываем основные профессии отрасли. А если говорить о тех ребятах, которые уже сели за парту, то в 2022 году мы пообщались с двумя тысячами школьников, рассказывая о предприятии».

В одной связке


Компаниям нужны специалисты, а вузам — определенные гарантии трудоустройства выпускников. Поэтому наладить взаимовыгодное сотрудничество все стараются еще на этапе обучения.

— У нас есть партнерские программы, в рамках магистратуры мы создавали отдельные группы под конкретных работодателей с определенным набором дисциплин по выбору — в частности, с портом Усть-Луга и с заводом «Звезда» в Приморском крае, — рассказала Татьяна Кныш. — То есть возможно внесение корректировок в учебные планы — и не только в рамках факультативов, но и в рамках дисциплин по выбору, которые формируют профессиональные компетенции. Почему-то у большинства сложилась ассоциация, что Макаровка — военный вуз, но это не так. У нас кроме четырех специальностей подготовки членов экипажей судов есть еще 23 «береговых» направления. И для привлечения ребят на них мы активно сотрудничаем с работодателями.

Она отметила, что в выпускниках заинтересованы и сами предприятия: студенты проходят на них практику и еще во время обучения им платят неплохую зарплату. Например, завод «Звезда» платит около 50 тысяч рублей, помогает с оплатой проживания и питания. Постоянными партнерами вуза также являются Росморпорт, Совкомфлот, Атомфлот.

— В 2023 году до 85% специалитета и 90% ординатуры — это целевое обучение, — отметила Мария Поспелова. — К нам направляют ребят регионы, где есть нехватка и врачей первичного звена, и профильных специалистов. Кроме того, Центр Алмазова — научный центр мирового уровня, поэтому мы готовим специалистов и для себя. На это направлена в основном магистратура по таким направлениям, как клеточная биология, молекулярная биология. Ребята к нам специально приезжают, чтобы погрузиться в эти специальности. А в дальнейшем они будут разрабатывать новые препараты, в том числе онкологические.

Мария Поспелова, ответственный секретарь приемной комиссии Национального медицинского исследовательского центра им. В. А. Алмазова
Мария Поспелова, ответственный секретарь приемной комиссии Национального медицинского исследовательского центра им. В. А. АлмазоваФото: Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

По ее словам, в Центре Алмазова остается около 20% выпускников — самых целеустремленных, которые видят себя именно в научной карьере.

Михаил Решетников рассказывает, что России приобретают популярность такие формы сотрудничества, как студенческие отраслевые конкурсы и деловые игры, студенческие научные конференции с участием представителей бизнеса, совместные проекты и стажировки студентов в компаниях.

— Ведущие российские компании, заинтересованные в поиске и привлечении молодых специалистов, открывают базовые программы в профильных вузах. Это касается, прежде всего, сектора финансов и технологий, — добавил он.

У ГУАП широкий спектр специальностей, поэтому возможностей для сотрудничества с работодателями больше.

— В основном это магистратура: за 2 года можно быстрее получить отдачу, да и люди, которые туда идут, уже поняли, куда попали, и готовы развиваться в этом профессиональном направлении, — говорит Валерий Матьяш. — В рамках магистратуры мы формируем отдельные модули и их наполнение с учетом пожелания работодателей, понятны места практик.

По его словам, популярен и целевой набор для компаний с госучастием или через городские администрации. У работодателей востребованы IT-специальности, а также титульные направления вуза: приборостроение и радиоэлектроника. Среди компаний — традиционно холдинг «Ленинец», завод «Электроавтоматика», а также «Газпром нефть», которая активно ищет специалистов по IT по всему рынку.

Екатерина Буланова отметила, что вузы действительно заинтересованы в общении с работодателями, охотно идут навстречу. Проблема здесь иная: вчерашние школьники не слишком стремятся на технические специальности.

— По нашей профильной специальности один из университетов, с которым мы сотрудничаем, не смог в этом году набрать студентов на бюджетные места, — отметила она. — Налицо гуманитаризация образования.

— Традиционно обучение на инженерных специальностях характеризовалось большим количеством бюджетных мест, но в связи с кризисом производства в стране и нехваткой рабочих мест ниже стала и мотивация для поступления, — объясняет Михаил Решетников.

Представители вузов отметили, что тенденция к гуманитаризации действительно есть, но ее пик прошел.

— Сейчас фокус плавно перешел на айти-специальности, — отметил Валерий Матьяш.

— Еще в топ вошла логистика: и международная, и мультимодальная, и направление подготовки по освоению Арктики, — добавила Татьяна Кныш. — Именно она составляет конкуренцию IT-специальностям. Тем более что сейчас можно на выбор сдавать физику или информатику.

Валерий Матьяш дополнил, что всего в этом году по техническим специальностям в Петербурге набирали 18 тыс. бюджетных мест. При этом всего 5 тыс. выпускников школ в Петербурге сдавали физику, поэтому на технические специальности поступало около 70% иногородних.

Татьяна Кныш, ответственный секретарь приёмной комиссии ФГБОУ ВО «ГУМРФ имени адмирала С. О. Макарова»
Татьяна Кныш, ответственный секретарь приёмной комиссии ФГБОУ ВО «ГУМРФ имени адмирала С. О. Макарова»Фото: Михаил Огнев/ «Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

По словам Татьяны Кныш, причина в том, что физика сложнее, чем то же обществознание, а если у выпускника будет плохой результат ЕГЭ, то это невыгодно для показателей школы.

— Дефицит местных потенциальных технарей компенсируется притоком из регионов, но далеко не все из них готовы вернуться обратно, — рассказал Матьяш. — Чтобы регионы не теряли выпускников, создаются специальные программы: например, у нас действует проект «После вуза — домой».

Но если Петербург может восполнить дефицит абитуриентов иногородними студентами, то Архангельск — нет. Кстати, это может быть вариантом для петербургских поступающих, которые не набирают достаточно баллов для вузов Северной столицы, — рассмотреть региональные.

— Действительно, в этом году у нас только 24% абитуриентов из Петербурга, два года назад и вовсе было 16%. В первую очередь это связано с реализацией целевого обучения — говорит Мария Поспелова. — С другой стороны, у нас очень высокий минимальный порог ЕГЭ: в 2022 году был 65 баллов, а в 2023-м станет самым высоким среди всех медицинских вузов РФ — 70 баллов по химии и биологии. И те, у кого ниже, не смогут даже документы подать.

Кстати, хотя целевое поступление проще, чем по обычному конкурсу, далеко не все стремятся к такому решению.

— Многие не хотят потом отрабатывать положенный срок. По закону специалист должен трудиться так не менее трех лет, а сейчас пишут в договорах часто и пять, — объясняет Мария Поспелова. — Получается, что наш выпускник обязан отдать этому работодателю 5 лет и только потом сможет пойти в ординатуру.

Если «целевика» отчисляют или он не хочет отрабатывать учебу — он должен выплатить определенную сумму в бюджет. Мария Поспелова рассказала, что их выпускники возвращали суммы за 6 лет обучения, для чего работали в «красной зоне» во время пандемии.

Иной путь


Помимо вузов получить профессию можно в училище. Путь среднего профессионального образования сегодня выбирают многие выпускники 9-х классов. С одной стороны, это сразу дает специальность, с другой — помогает избежать ЕГЭ при поступлении в вуз в дальнейшем.

— У нас есть профильный техникум в городе Кондопоге, где расположены производственные подразделения компании. Около трети сотрудников — его выпускники. Из этой трети около 45% впоследствии получили высшее профильное образование, — сообщила Екатерина Буланова. — Я думаю, для того чтобы из выпускника получился хороший инженер, технолог, механик — обучение должно быть поступательным: закончил среднее учебное заведение, попробовал себя на производстве, понял, какие профессии близки. А потом, если хочешь быть не «синим», а «белым» воротничком, получаешь высшее образование. Для сотрудников промышленного сектора — это хороший карьерный путь и, в общем-то, наиболее простой.

Екатерина Буланова, начальник отдела кадрового обеспечения и администрирования ООО «Карелия палп»
Екатерина Буланова, начальник отдела кадрового обеспечения и администрирования ООО «Карелия палп»Фото: Михаил Огнев/ «Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

Она рассказала, что уже со второго курса колледжа у студентов начинается производственная практика. Чтобы удержать и заинтересовать, их трудоустраивают по минимальному разряду и платят зарплату. Но дальше технолога по карьерной лестнице со средним специальным образованием продвинуться практически невозможно.

В составе ГУАП есть факультет среднего профессионального образования, популярность которого в последнее время растет. Об этом свидетельствует конкурс. Причем, как отмечает Валерий Матьяш, он честный, в отличие от вузов, где можно подать документы по большому количеству направлений.

— Если получил нормальную специальность — можно сразу трудоустроиться, — говорит он. — А если поработал и чувствуешь в себе потенциал учиться дальше, то почему нет? Дорога в вуз не закрыта.

— У нас тоже есть колледж, куда высокий конкурс, — подтвердила Татьяна Кныш. — Одна из причин — обход ЕГЭ, вторая — ребята получают профессию. При поступлении в вуз по той же специальности сейчас решается вопрос о предоставлении отсрочки от армии.

Но, по ее словам, количество специальностей, по которым можно работать со средним образованием, невелико. На большинстве требуется, как минимум, бакалавриат, а на некоторых — магистратура. «Если человек хочет быть не синим воротничком, а белым, то надо расти», — резюмировала она.

А вот в медицинской среде — редкость, если девушка или юноша закончили медучилище, а потом идут учиться на врача.

— Но сейчас идет тренд на ресурсосберегающую медицину, часто звучат лозунги про «поликлинику одного врача», — рассказала Мария Поспелова, — и в такой ситуации у медсестры как помощника врача — большие карьерные возможности: например, она может в течение года получить квалификацию и право делать некоторые диагностические манипуляции.

Сами же по себе медучилища востребованы не меньше, чем колледжи других специальностей, добавила она.

Актуальное обучение


Обучение в вузе длится 4–5 лет (в зависимости от того, бакалавром или специалистом ты станешь), и иногда сложно понять, насколько специальность, востребованная сейчас, будет пользоваться спросом и спустя годы учебы.

— Министерство труда России сообщало, что в 2021 году самыми востребованными были рабочие специальности: сварщики, формовщики, механики, водители. Требовались также средний медперсонал и руководители в гостиничный и ресторанный бизнес, — рассказал Михаил Решетников. — Сейчас начался спад в секторе туристических направлений и социального сервиса из-за ограничения в материальных ресурсах и недоступности страны для въезда-выезда.

— Плюсом болонской системы было то, что человек, отучившись 4 года в бакалавриате, мог поступить в магистратуру по другому направлению подготовки, — говорит Татьяна Кныш. — С другой стороны, я себе с трудом представляю, как можно сначала получать знания, например, на строительстве, а потом, допустим, пойти в магистратуру на логистику. Сменить вектор все-таки лучше пораньше.

Она рассказывает, что, действительно, есть специальности, которые какое-то время остаются невостребованными. Например, такой некоторое время была «Техническая эксплуатация транспортного радиооборудования», т. е. «радист». Сейчас на судах такие сотрудники не требуются — только на пассажирских и рыболовецких. В остальных случаях роль радиста выполняет штурман. Но с развитием информационных технологий эта специальность трансформировалась, появилась лаборатория беспилотных технологий, развивается морское автономное плавание — и радисты, которые были никому не нужны, оказались на пике востребованности. За ними чуть ли уже не очередь выстраивается.

В целом же, по словам Татьяны Кныш, кардинально за 4–5 лет ничего не меняется: как были нужны айтишники 5 лет назад, так они необходимы и сейчас, как не было много мест для экономистов, так и сейчас нет.

Валерий Матьяш, проректор по учебной деятельности Государственного университета аэрокосмического приборостроения (ГУАП), Татьяна Кныш, ответственный секретарь приёмной комиссии ФГБОУ ВО «ГУМРФ имени адмирала С. О. Макарова»
Валерий Матьяш, проректор по учебной деятельности Государственного университета аэрокосмического приборостроения (ГУАП), Татьяна Кныш, ответственный секретарь приёмной комиссии ФГБОУ ВО «ГУМРФ имени адмирала С. О. Макарова»Фото: Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

— Все не так радикально, определенная стабильность есть, — подтверждает Валерий Матьяш. — У нас есть направления, которые мы закрываем, другие — открываем. Процесс идет. Иногда направление остается, но меняется наполнение в соответствии с требованиями, которые предъявляют работодатели. Но, конечно, такого не бывает, чтобы сейчас сказали срочно открыть — и к сентябрю 2023 года мы уже его набрали.

По его словам, вуз должен дать такой фундамент на младших курсах, чтобы дальше появилась возможность для маневра. А вот на старших можно адаптировать содержание программ под профиль.

— У медиков неактуальных профессий нет, люди болели и продолжают болеть, — говорит Мария Поспелова. — Но Центр Алмазова — один из самых молодых медицинских вузов, поэтому мы имеем возможность идти впереди всех и менять образовательные траектории. Первые три года у нас идет общая программа, а на 4–6-м курсах ребята в рамках базового направления могут выбрать, кто они больше: врачи-исследователи или врачи-лечебники.

— Крупным производителям препаратов нужны были высококлассные биологи-исследователи, мы их начали готовить, — рассказывает Мария Поспелова. — Запустили национальную программу «Онкология» — мы начали готовить специалистов в области радиохимии. Сейчас востребованы психологи — мы открываем магистратуру по этой специальности. Медицина становится все более высокотехнологичной: например, некоторые операции проводят внутрисосудисто, под рентгенаппаратами. Поэтому мы обучаем специалистов по эндоваскулярной хирургии.

При этом если раньше ординатура была 2 года, то с этого года по отдельным хирургическим специальностям ее продлили до трех лет, т. е. хирург учится уже 9 лет. К концу обучения случайных людей там точно не остается.

— Отметим, что с каждым годом повышается востребованность психологического образования и профессии психолога, — говорит Михаил Решетников. — Сервис вакансий HeadHunter периодически публикует данные о ее росте. Спрос повышается огромными темпами. В 2020 году он увеличился в три раза по отношению к 2019-му. В 2021 году вырос еще на 150%. С начала 2022 года рост продолжается и достиг 111% — только в феврале добавилось 500 новых вакансий по этому профилю, к концу марта общее число составило уже более 6 500. Около 30% работодателей согласны трудоустроить психологов без опыта, поскольку спрос на их услуги значительно превышает предложение.

При этом, по его словам, в сфере психоаналитического и психологического образования ощущается нехватка практико-ориентированных специальностей с уклоном на медицинскую и клиническую психологию.

Впрочем, это общая проблема современной системы образования — нехватка практико-ориентированных программ обучения, образовательные программы, отстающие от актуальных требований бизнеса и рынка. «Это одна из причин появления как дефицитарных профессий, так и специальностей, когда выпускник в дальнейшем не работает по профилю», — добавил Михаил Решетников.

— В профессиях целлюлозно-бумажной отрасли учебные планы создавали еще в советские времена. С одной стороны, это хорошо, потому что сохраняется преемственность поколений, — говорит Екатерина Буланова. — А с другой — существующие стандарты не всегда отвечают современным требованиям. Так, хороший инженер может выйти из студента только тогда, когда у него есть опыт научной работы в лабораториях, — а здесь уже возникает вопрос к оснащенности вузов, вернее — к их современной оснащенности.

Она рассказала, что предприятия «Карелии Палп» ощущают нехватку специалистов как при планировании создания новых производственных линий, так и при воплощении новых технологий. Как ни странно, есть недостаток и среди специалистов 1С. А если вести речь о выпускниках средних специальных учебных заведений, то из них больше остальных востребованы слесари и электромонтеры.

Сменить вектор


Иногда решение о смене специальности приходит к людям не сразу, а лет в 40, когда человек либо достиг какого-то потолка в существующей профессии, либо, напротив, разочаровался в ней. Иногда речь идет, правда, не о кардинальных переменах, а, скорее, о смене вектора.

— Чтобы человек пришел в 40 лет в медицину — в моей практике я такого не встречала, — говорит Мария Поспелова. — Но есть ребята, которые закончили специалитет и поняли, что не хотят крови, общения с живыми — и не просто живыми, а больными — людьми. Для них есть вариант идти работать в лаборатории, создавать препараты, выполнять генетические исследования. Тогда можно пойти не в ординатуру, а в магистратуру, получив надспециальность. Также и практикующий врач, устав от работы с людьми, через такое обучение может пойти работать в лаборатории.

Чаще всего люди, которые хотят получить новую специальность не в молодости, выбирают заочное обучение.

— Если у них до этого в принципе не было высшего образования, а, например, только колледж, то они могут поучиться на заочном даже на бюджете, — комментирует Валерий Матьяш. — Востребованы для переобучения и дополнительного обучения государственное и муниципальное управление и менеджмент, потому что во всех стандартах руководящих работников и госслужащих прописано высшее образование.

— Можно быстро повысить квалификацию — за 72 часа, можно поучиться и в магистратуре, а можно пойти на заочную форму обучения — вариантов много, — соглашается Татьяна Кныш.

По словам Екатерины Булановой, дополнительное образование эффективно при наличии базового: так, например, очень перспективно освоить профессию экономиста в дополнение к имеющемуся инженерному. С нуля же освоить специальность инженера сложно, только если уже иметь какую-то схожую, но в другой отрасли. Да и в этом случае, скорее всего, потребуется от года дополнительного обучения.

Есть профессии, где возраст и опыт играет не в минус, а только в плюс.

— В ВЕИП психологические и психоаналитические специальности доступны только людям с оконченным высшим образованием, поэтому становление начинается в возрасте от 30 до 45 лет, — рассказал Михаил Решетников. — Психологи в этой возрастной категории обладают не только осознанным выбором профессии, но и жизненным опытом. После 40 лет у человека чаще есть ценный набор жизненных умений и навыков, привычка к рефлексии. Способность к обучению, финансовые возможности и свободное время зависят от конкретного индивидуума, а не от возраста. Как и успешность в той профессии, которую он выбирает для себя.

Перспективная профессия


Вариантов трудоустройства масса, и любое дело может быть перспективно, если оно по душе.

— Мы считаем, что целлюлозно-бумажная промышленность перспективна. Компании, в том числе «Карелия Палп», продолжают вкладывать средства в собственное развитие, инвестируют и в сотрудников, и в их обучение. В нашей отрасли всегда можно найти работу по профессии, — говорит Екатерина Буланова.

— В медицину надо идти по зову души, понимая, что там часто платят недостойные деньги, — отметила Мария Поспелова. — И стоит учесть, что в топовые вузы поступить тяжело, но если тяга к профессии велика, то можно пойти в региональные, где есть даже нехватка студентов. Ждем всех заинтересованных в профессии врача, исследователя на днях открытых дверей.

1 ноября все вузы страны вывесили правила приема на следующий год и график дней открытых дверей, напомнила Татьяна Кныш.

— Сперва нужно выбрать область, в которой хотите развиваться, потом — определить перечень тех вузов, которые дают образование по этим специальностям, а затем — прийти на день открытых дверей в эти вузы, потому что там вам расскажут о том, как действительно обстоит дело, и вы сможете лучше понять перспективы.

— Но даже если молодой человек пошел учиться и промахнулся с выбором профессии, но при этом научился учиться, — говорит Валерий Матьяш, — то ему будет проще сменить профессию, научиться новому. Да, это потребует дополнительных усилий, но он сможет это сделать. Сейчас угадать со школьной скамьи свою профессию на всю жизнь — непросто. Но нужно за что-то браться — и что-нибудь получится.

Михаил Решетников, отвечая на вопрос, куда пойти учиться, чтобы потом работать по специальности, выделил два основных пункта:

— Во-первых, необходимо учитывать текущие потребности рынка труда и актуальные требования к квалификации специалиста в выбранной отрасли, а также развитие самого этого направления. Во-вторых, если опыта в принятии подобных решений недостаточно, нужно оценить свои интересы, способности (пройти профориентационное собеседование или тест) и возможности (попробовать себя в изучении нового — подготовительные курсы, открытые лекции и семинары).

В настоящее время у любого человека независимо от возраста есть возможность изменить вектор профессионального развития, спланировать и выбрать образование в зависимости от актуальных задач и направления карьеры, резюмировал Михаил Решетников.

Мария Мокейчева, «Фонтанка.ру»

Фото: Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»
Мария Поспелова, ответственный секретарь приемной комиссии Национального медицинского исследовательского центра им. В. А. Алмазова
Мария Поспелова, ответственный секретарь приемной комиссии Национального медицинского исследовательского центра им. В. А. АлмазоваФото: Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»
Татьяна Кныш, ответственный секретарь приёмной комиссии ФГБОУ ВО «ГУМРФ имени адмирала С. О. Макарова»
Татьяна Кныш, ответственный секретарь приёмной комиссии ФГБОУ ВО «ГУМРФ имени адмирала С. О. Макарова»Фото: Михаил Огнев/ «Фонтанка.ру»
Екатерина Буланова, начальник отдела кадрового обеспечения и администрирования ООО «Карелия палп»
Екатерина Буланова, начальник отдела кадрового обеспечения и администрирования ООО «Карелия палп»Фото: Михаил Огнев/ «Фонтанка.ру»
Валерий Матьяш, проректор по учебной деятельности Государственного университета аэрокосмического приборостроения (ГУАП), Татьяна Кныш, ответственный секретарь приёмной комиссии ФГБОУ ВО «ГУМРФ имени адмирала С. О. Макарова»
Валерий Матьяш, проректор по учебной деятельности Государственного университета аэрокосмического приборостроения (ГУАП), Татьяна Кныш, ответственный секретарь приёмной комиссии ФГБОУ ВО «ГУМРФ имени адмирала С. О. Макарова»Фото: Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»

ЛАЙК0
СМЕХ0
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ0

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close