«Новая газета» опубликовала письмо фигуранта дела «Сети»* о принудительном признании в убийстве

5

Осужденный за экстремизм Максим Иванкин подробно изложил обстоятельства своего пребывания в больнице исправительной колонии № 3 Владимирской области. Туда его доставили свидетелем по делу о двойном убийстве 2017 года, а вывезли подозреваемым. Письмо заключенного опубликовала 12 октября «Новая газета».

По делу об участии в сообществе «Сеть»*, признанном террористическим, Иванкин получил 13 лет. Отбывать наказание его отправили в Чувашию и в начале сентября 2021 года этапировали из колонии № 5 в неизвестном направлении. Поезд с заключенными ехал на запад. На стоянке в Нижнем Новгороде Иванкин узнал, что его везут во Владимир, в легендарную колонию № 3.

«Тройка» ославилась пытками и издевательствами. При ней есть больница, которую в народе прозвали «Моторка». В эту больницу заключенных якобы по медицинским показаниям доставляют со всей России. «Про Моторку наслушался много. И то, что ноги-руки-ребра ломают. И то, что где-то в 2010–2013 годах ни один человек этот лагерь не прошел. Ломают всех», — описывает Иванкин свой страх перед высадкой во Владимире.

После короткой передышки в местном СИЗО заключенного доставили в «Моторку». «Э, слышь! Сюда подошел, сучка!» — первое, что услышал Иванкин.

С новичком работали «активисты» — зеки, исполняющие прихоти фсиновцев. Иванкин в письме называет их «красными». Для начала Иванкину дали на подпись согласие на медпомощь. Он отказался. Его раздели догола, дали затрещину. «Меня завели в душевую и поставили на растяжку. Затрещина. Удар по почкам, — пишет Иванкин. — Удар по ногам. Удар по почкам. Все это сопровождалось бранью и угрозой изнасилования».

Иванкина заставили сесть на пол, вытянуть ноги и наклониться, дотянувшись руками до кончиков пальцев ног. Когда он согнулся, активисты надавили на спину. Для нетренированного человека такая гимнастика сопровождается резкой болью. «Ладно! — крикнул я. — Перестаньте! Я подпишу».

Подписанное согласие на медпомощь приговорило Иванкина к двум неделям в «Моторке». Еще одна ценная для ФСИН бумага — отказ в уведомлении родственников о местонахождении. Иванкин ее тоже подписал.

На следующий день осужденного привели в комнату, в которой находились три сотрудника ФСБ. Они сказали, что им нужно признание Иванкина в убийстве анархистов Артема Дорофеева и Екатерины Левченко в марте 2017 года. «Целый день я объяснял, что не при делах. Они меня выслушали. Вечером или ночью отступили», — вспоминает Иванкин.

Наутро — новая встреча с сотрудниками ФСБ, уже в присутствии с представителями «Моторки». Фсиновцы угрожали Иванкину изнасилованием. Дали затрещину. «Это был лишь легкий подзатыльник, но я уже почувствовал себя собакой Павлова с одним рефлексом — скорее выбраться из Владимира. Но я знал, что без «сознанки» они меня не отпустят, — пишет Иванкин. — Я понимал, что ждет меня по возвращении в палату. Я не верю в поддержку. Не верю в ЕСПЧ. Не верю, что меня когда-нибудь найдут. Внутри меня что-то хрустнуло. Все заполнилось страхом».

Под присмотром «активистов» Иванкина заставили выучить наизусть текст явки с повинной, в которой ему отводится «лидирующая жесточайшая роль» в убийстве. Из текста письма следует, что осужденный понимал последствия своей подписи — никогда не выйти из тюрьмы. Но страх перед насилием был сильнее.

Спать Иванкина отпустили, когда он выучил текст явки. Назавтра его ждали следователь и государственный адвокат, которая «мило беседовала с фээсбэшником». Оставалась финальная часть «ломки». «Оскорбления. Унижения. Ожидание очередных истязаний и издевательств. Телесный осмотр на видеокамеру: На вас оказывалось давление? Претензии к администрации и заключенным имеете?» Иванкин ответил отрицательно, «активисты» потеряли к нему интерес, ссылка в «Моторку» подошла к концу. Осужденного этапировали из Владимира в Рязань на следственные действия по делу о двойном убийстве. Из местного СИЗО он передал письмо «Новой газете».

В 2017 году Федеральная служба безопасности начала зачистку анарходвижения. В Петербурге и Пензе арестовали 11 человек за подготовку вооруженного мятежа. Их объединили в террористическое сообщество «Сеть»*. В феврале 2020 года фигуранты получили реальные сроки до 18 лет. Они заявили, что признательные показания на предварительном следствии ФСБ добыла пытками. На процессе в Петербурге служба оказывала судьям транспортные услуги.

В марте 2020 года признанная иноагентом «Медуза»* опубликовала монолог анархиста Алексея Полтавца с признанием в двойном убийстве под Рязанью. В качестве вероятных сообщников были указаны фигуранты «Сети»* Дмитрий Пчелинцев и Максим Иванкин. Оба отрицают причастность. Свое заявление Полтавец сделал, находясь на Украине.

* «Сеть» признана террористической организацией. «Медуза» признана иноагентом.

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (5)

увы, но выход из всего этого только один - уезжать из страны при первой же возможности...

А вы не думали о том, что с вашими близкими может произойти подобное?

зачем сюда выкладывать подобное?лучше бы о Навальном рассказали,он сидит ,с него пылинки сдувают,курицей кормят.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...