Роман Ротенберг: Клубам стало сложнее удерживать в КХЛ мастеров высокого класса

Когда в СКА приедет Никита Гусев, зачем армейцам с Невы так много центральных нападающих и за какие грехи больше не играет Иван Морозов — в интервью отделу спорта «Фонтанки» рассказал вице-президент СКА Роман Ротенберг.

3
Фото: пресс-служба СКА
ПоделитьсяПоделиться

ХК СКА вновь довольно сильно изменился за лето. Результат пока скорее положительный — три победы и одно поражение. Впереди непростое испытание — Олимпиада в Пекине, а у армейцев едва ли не каждый второй — кандидат в национальную команду. Об этом и многом другом мы поговорили с вице-президентом, генеральным директором и главой штаба СКА Романом Ротенбергом, который вдобавок ко всему в этом сезоне окончательно перебрался на тренерский мостик.

— Как повлияет на СКА предстоящая Олимпиада?

— Олимпиада — главное событие сезона, к ней идет серьезная подготовка. Причем началась она не сегодня и не вчера — о новых Играх мы начали думать почти сразу же после победы в предыдущих. Сделаем всё, чтобы подтвердить звание олимпийских чемпионов, выиграть рекордное 10-е золото. Готовимся ко всем вариантам развития событий. Если говорить о СКА, то мы сделаем все возможное, чтобы наши хоккеисты были максимально готовы к Играм, чтобы у штаба сборной был широкий выбор. У нас в команде достаточно претендентов на поездку в Пекин, и наша задача — сделать так, чтобы они в феврале были в идеальной форме.

— Не станет ли проблемой такое количество игроков сборной в составе?

— Нет. Вся наша работа последние четыре года была направлена на подготовку к Олимпиаде в Пекине. Это наш приоритет. К тому же у нас есть опыт Олимпиады в Пхенчхане, где из СКА играли 15 человек. Это рекорд мира. В СКА сейчас достаточно специалистов, в том числе по физической подготовке. Нам хватит времени, чтобы восстановить игроков к плей-офф. У нас индивидуальный подход к каждому. Если хоккеист не готов — его не допускают до матча. Поэтому часто бывает так, что кого-то нет в составе не из-за того, что кто-то плохо играет, а потому что человек не соответствует требованиям нашего тренерского штаба по ОФП.

Фото: пресс-служба СКА
ПоделитьсяПоделиться

— Как оцениваете летнюю селекцию?

— По итогам лета мы сформировали команду, которая готова бороться за высокие места. В результате серии обменов нам удалось укрепить все позиции: взяли Ларса Юханссона, одного из лучших вратарей КХЛ последних лет, качественных защитников и нападающих. В целом команда стала значительно моложе и мощнее — мы хотим, чтобы СКА играл в современный и атакующий хоккей, много контролировал шайбу, и состав подбирался в соответствии с этими задачами. Сейчас средний возраст команды — меньше 24 лет, средний рост — 188 сантиметров, вес — 89 килограммов.

— Не может ли столь молодой состав, наоборот, пойти во вред?

— У нас в составе достаточно опытных игроков, за плечами у которых много разных побед. Есть и обладатели Кубка Гагарина, и хоккеисты, которые много играли на международном уровне и не только в составе сборной России. У нас абсолютно спортивный принцип. Если мы видим, что игрок развивается, видим его желание, он будет в составе. Мы даем свободу нашим игрокам, разрешаем им импровизировать. В то же время мы просим подчищать ошибки не только свои, но и за партнерами. И в этой ситуации мы не смотрим на возраст. Этот состав можно назвать оптимальным. Хотя новости еще могут быть.

— Кстати о новостях, Гусев входит в ваши планы?

— Конечно. Мы хорошо знакомы с ним. Вместе выиграли Кубок Гагарина и Олимпиаду, где Гусев в финале забил две шайбы и отдал две передачи. Ни один тренер в мире не откажется от такого игрока. Поэтому все это будет обсуждаться. С самим Гусевым мы регулярно общаемся. Разговариваем о хоккее, он делится своим опытом, который нам тоже помогает развиваться. А что касается подписания контракта — об этом еще рано говорить. Мы ждем и надеемся на лучшее, что он сможет присоединиться к нам как можно скорее.

— Вам не кажется, что в команде сейчас явно перебор с центральными нападающими: Вей, Кемппайнен, Хендемарк, Каменев, Воробьев, Хуснутдинов, Свечков, Морозов?

— Это надуманная проблема — в современном хоккее нет такой жесткой привязки к позициям. Часть хоккеистов в нашем составе, о которых идет речь, не являются чистыми центрами — тот же Хуснутдинов отлично играет на краю, Свечков тоже практически всю карьеру был крайним нападающим, такая же ситуация с рядом других игроков. Так или иначе, у нас должна быть конкуренция на всех позициях, она помогает прогрессировать и хоккеистам по отдельности, и всей команде в целом.

— Вопрос к тому, что в России беда с качественными центральными нападающими. В какой-то момент вы стали целенаправленно собирать у себя талантливых российских центров, продолжая при этом подписывать иностранцев на эту позицию. Конкуренция — это хорошо, но игровая практика тоже немаловажна. И эти же ребята могли бы набираться опыта и повышать свой уровень в других командах, а у вас они в итоге часто остаются вне состава или, как вы сами говорите, выходят играть с краю.

— Тогда давайте вспомним сборную Канады на Олимпиаде в Сочи, у которой было 15 центральных форвардов. Современный хоккей отличается от хоккея, в который играли 20 — 30 лет назад. Преимущество центрального нападающего в том, что он может играть на любой позиции. В современном хоккее вообще нет четкого разделения по позициям. Даже у защитников. Подключение защитников к атаке — это то, о чем мы говорим, когда вспоминаем лучшие звенья в истории. Те же легендарные Крутов — Ларионов — Макаров — Фетисов — Касатонов играли всей пятеркой. Поэтому многие журналисты сильно ошибаются, когда пишут, что в СКА перебор центральных нападающих.

— Все-таки в сборной Канады играют уже состоявшиеся мастера. А у нас задача — вырастить центральных нападающих.

— Наши молодые игроки развиваются и много играют. В прошлом году у нас был самый молодой состав в истории КХЛ. И в этом году у нас рекордное количество игроков, рожденных в после 2000 года. Поэтому здесь нет проблемы. Наоборот. Как я говорил, центры могут играть на любой позиции. А если у тебя в составе всего четыре центральных нападающих и двое из них получают травму — что делать в этой ситуации? Вот это проблема. Мы, кстати, уже не используем такие понятия, как «левый», «правый», «центральный». Мы говорим: первый игрок, второй, третий, где первый, например, возвращается в оборону первым, второй — вторым и так далее. Это современный подход. Не мы этот велосипед изобрели. Так работают сейчас во всем мире. Игроки тренируются и развиваются. Мы не можем за игрока проделать его работу. Если хоккеист честно работает, выполняет все наши требования, соблюдает наши ценности и стандарты — он играет. Многие из них могли уехать в Северную Америку, но они приняли решение остаться, потому что их все устраивает в Петербурге. Для нас это очень важно. И все они имеют шанс стать звездами, если они будут правильно работать и правильно развиваться.

— Как, кстати, обстоит ситуация с Иваном Морозовым, который по-прежнему находится вне состава?

— Морозов на данный момент находится в расположении «СКА-Невы» исключительно по игровым причинам.

— Еще не так давно вы о нем высказывались очень положительно. Иван вызывался в сборную, где неплохо себя проявлял. И насколько я понимаю, вы рассматривали его в качестве кандидата на поездку на Олимпиаду. Что случилось за столь короткое время?

— У каждого игрока есть определенный потенциал, талант. И чтобы понимать ситуацию, надо видеть каждую тренировку и каждую игру. Мы всегда смотрим на прогресс игрока на льду и вне льда. То есть тут много факторов, ничего не изменилось. Просто по игровым причинам Иван работает со «СКА-Невой». А мы изучаем варианты с его обменом. Абсолютно рабочая ситуация. А что касается его перспектив в сборной, эта ситуация никак не влияет на его шансы попасть в национальную команду. Вы слишком много уделяете ей внимания. Для той же Северной Америки считается абсолютно нормальным отправить игрока набирать игровую практику или форму в фарм-клуб. В то же время мы следим за всеми игроками, смотрим по факту и не исключаем, что Иван может вернуться в основу.

Фото: пресс-служба СКА
ПоделитьсяПоделиться

— Была информация, что в случае с Морозовым это произошло из-за его отказа продлевать контракт.

— Это вранье. Мы с ним даже не обсуждали новый контракт. В любом случае это никак и никогда не влияет на ситуацию с игроком. Никаких подводных течений тут нет. В СКА всегда играют лучшие. Так было всегда. Мы шесть раз подряд играли в финале конференции, выиграли два Кубка Гагарина, два Кубка Континента. Много наших игроков было в юниорской сборной России, которая стала первой на Кубке Глинки, в молодежной сборной, которая стала серебряным призером чемпионата мира, и в основной сборной, завоевавшей золото Олимпиады в Пхенчхане. Те же американские коллеги уже внимательно следят за нашей системой. И мы очень гордимся этим. Это конкуренция на мировом уровне. Игрок сам выбирает: развиваться в России или уехать в Северную Америку. Там много факторов — знание языка, бытовые условия, семья. Часто американские менеджеры дают пустые обещания. И таких примеров очень много. У того же Вадима Шипачева спросите, как это бывает.

— Возвращаясь к теме с Морозовым. В прошлом году что-то подобное происходило с Подколзиным. Он тоже не стал продлевать контракт и был отправлен в фарм-клуб.

— Это некорректная постановка вопроса. Вы посмотрите на систему хоккея в мире. Это абсолютно рабочая практика, когда молодого игрока отправляют в фарм-клуб. В НХЛ такие вопросы даже не обсуждаются с игроками.

— Просто в данном случае заметна закономерность.

— А вы посмотрите на всю картину целиком, на то, сколько игроков в течение сезона перемещается между СКА и «СКА-Невой». Вы говорите только о двух хоккеистах, а их десятки.

— Не каждому из них вы в свое время публично предрекали большое будущее.

— Вы ищете связь, но ее тут совершенно нет. Я напомню, что Подколзин играл в плей-офф и был нашим лучшим игроком. Вот и ответ на ваш вопрос.

— Да, но по ходу сезона без видимых причин его вдруг отправили в фарм-клуб.

— В таких ситуациях всегда много факторов. Например, мы же не будем рассказывать журналистам, что хоккеист плохо выспался или что он микротравму получил. Нюансов миллион. В случае с Подколзиным тоже была абсолютно рабочая ситуация.

— Истории с Подколзиным и Морозовым показывают, что даже клуб с лучшей инфраструктурой в лиге не способен удерживать молодых хоккеистов от переезда в Америку…

— Вот вы выдернули эти две фамилии из контекста. Давайте вы возьмете всех, кого мы оставили в России. Возьмите всех наших молодых игроков в составе СКА. Это и будет ответ на ваш вопрос. Они все могли играть в Америке, но остались в России. А по поводу Подколзина — давайте подождем. Он еще ни одного матча в НХЛ не сыграл. Мы желаем ему удачи. Я ведь не раз общался с владельцем «Ванкувера» и с их генеральным менеджером. Василия Подколзина задрафтовали в первом раунде, потому что он пообещал им туда приехать. Это была такая сделка. Василий сдержал слово. За это ему надо отдать должное.

— Есть ли способ заставить молодых хоккеистов не рваться в НХЛ?

— Создавать условия для развития. Прежде всего хоккеисты сами должны понимать, что дома в них вкладываются, что здесь их развитие будет проходить более быстро и качественно. Понятно, когда в НХЛ уезжает сформировавшийся игрок, как Зуб или Капризов. И совсем другое дело — когда в Америку рвутся 16 — 17-летние ребята: возможность пробиться у них минимальна, а вот шанс потерять важнейшие годы становления, перехода во взрослый хоккей — гораздо выше. Далее — доверие молодежи. К счастью, сейчас многие клубы стали не бояться привлекать молодых игроков, мы в СКА так поступаем уже несколько лет. Мичков, Хуснутдинов, Кирсанов, Свечков, Чибриков — все эти парни здорово провели предсезонку, мы рассчитываем на них и других ребят в ходе сезона. Ну и конечно, фундамент — это качественная и современная инфраструктура. Какая, например, есть у нас в «Хоккейном городе». Плюс тренерские кадры, лагеря развития, школы Академии, где занимаются по программе «Красная машина». Сейчас нам проще убеждать молодых хоккеистов не уезжать в североамериканские лиги. И они сами, и их родители могут познакомиться с условиями, которые сейчас созданы для них, и понять, что для них гораздо полезнее оставаться в России. И многие сейчас выбирают остаться. Для нас это очень важно, и мы этим очень гордимся.

Фото: пресс-служба СКА
ПоделитьсяПоделиться

— Просто того же Подколзина ждут, а кому-то самому приходится пробиваться с низов. Не все хотят этим заниматься.

— А кого еще там ждали? Ну Панарина ждали. Ну Шипачева, но для Вадима это стало большой ошибкой, потому что было много пустых обещаний.

— К слову, видел ваши комментарии, где вы повторяете те же слова про пустые обещания американских менеджеров и добавляете, что, в отличие от них, в России пустых обещаний не дают.

— Ну если мы говорим молодому игроку, что он получит у нас развитие, индивидуальный подход, правильное отношение, лед, лучшую инфраструктуру, мы это ему и даем. И вы можете спросить любого игрока в составе СКА, как мы отвечаем за наши обещания. Вам все расскажут, что они получили все, что с ними обсуждали перед переходом.

— Слышал такую версию, что Владимиру Ткачеву прошлым летом вы тоже многое обещали, в том числе попадание в сборную России и на Олимпийские игры. Но в итоге он половину регулярного чемпионата не играл, а после сезона вообще ушел из команды.

— Есть много ситуаций. Это же хоккейная жизнь. Мы желаем Владимиру удачи. Но все, что мы обещали и обсуждали с каждым игроком, мы выполнили абсолютно точно.

— Вы можете гарантировать, что вы со всеми хоккеистами честны?

— Всегда и со всеми. У нас всегда идет диалог. Даже самые сложные вопросы мы садимся и обсуждаем. Единственное, что мы не можем сделать, — тренироваться и играть за игрока. А все остальное — помогать, тренировать, развивать, наладить питание, оказать даже профессиональную психологическую помощь — это мы можем. Наша задача — помогать игрокам выигрывать матчи.

— Второй год КХЛ живёт с потолком зарплат. Как изменился в связи с этим чемпионат?

— Один сезон — слишком короткий срок для того, чтобы иметь возможность подводить какие-то итоги. В любом случае в конечном успехе главную роль играет не размер бюджета, а коллективная работа всех структур клуба, направленная на достижение максимального результата. Радует, что многие клубы взяли курс на омоложение состава. СКА, в частности, на предсезонке и играл, и побеждал с составом, средний возраст которого младше 21 года. Все учитывают, что контракты молодых ребят не подпадают под потолок, так что у вчерашних юниоров будет больше игрового времени. Но в целом, конечно, клубам стало сложнее удерживать в КХЛ мастеров высокого класса, как и приглашать по-настоящему звездных легионеров. Предположим, кто-то из ребят из Тампы, выигравших по два Кубка Стэнли — Василевский, Кучеров, Сергачев, — по какой-то причине захочет играть в России. У клубов просто не будет возможности их вернуть.

— Почему было принято решение расстаться с тренером вратарей Давыдовом, из-за которого даже Аскаров загрустил?

— Он не грустил. Просто сказал, что это хороший тренер, и мы с этим согласны. Много лет работали вместе. Не хочу вдаваться в подробности, но тут причина в здоровье, мы прислушались к рекомендациям наших докторов. У нас очень большая нагрузка ложится на тренера: много перелетов, мало сна, моментами высокое давление. У нас сильные тренеры вратарей. Лучший показатель их работы — игра наших голкиперов. Кстати, сейчас мы активно разрабатываем программу развития вратарей в рамках программы развития «Красная машина».

В целом мы усилили тренерский штаб, закрывая сразу две задачи: во-первых, для клуба важно иметь качественное управление игрой, грамотный подготовительный и восстановительный процесс, во-вторых, это помогает в селекции — игрокам также важно и интересно работать с качественными специалистами. Мы пригласили канадского специалиста по физподготовке и развитию игроков Крэйга Слоунуайта, в чьем резюме есть и баскетбольный «Сакраменто», и хоккейные «Виннипег» с «Флоридой». Еще два новичка в штабе — тренер по большинству Константин Шафранов и Стефан Перссон, который пять лет отработал тренером вратарей в «Спартаке» и имеет опыт работы в молодёжной сборной Швеции. Также в штаб вернулся Марко Торениус, с которым клуб выиграл два Кубка Гагарина.

Сейчас наш штаб выглядит оптимально, и коллективно мы работаем над одной общей задачей — помогать игрокам побеждать. Здесь важен личный вклад каждого, и нет мелочей: помимо чисто тренерских задач нужно обеспечивать хорошую коммуникацию между штабом и игрокам, координировать все процессы, мотивировать на результат. Общими усилиями мы стараемся закрыть все задачи, чтобы прийти к максимальному результату.

— И последнее — изменения в структуре руководства СКА. В чем смысл того, что помимо должности вице-президента вы теперь занимаете пост генерального директора?

— Это решение совета директоров клуба вместе с акционером хоккейного клуба СКА — компанией «Газпром». Председатель правления ПАО «Газпром» Алексей Борисович Миллер, председатель совета директоров Геннадий Николаевич Тимченко, члены совета директоров Александр Валерьевич Дюков, Александр Иванович Медведев, Вячеслав Александрович Тюрин, Виктор Анатольевич Кручинин — все вместе они решили, что так будет лучше для развития клуба, для достижения результатов и повышения эффективности. Благодарен уважаемым людям за оказанное доверие. Есть пятилетняя стратегия развития клуба, в ней заложены показатели эффективности коммерческой и спортивной деятельности, и мы от матча к матчу будем стараться эту стратегию воплотить в жизнь. Для нас самая важная игра — следующая.

Беседовал Артем Кузьмин, «Фонтанка.ру»

Фото: пресс-служба СКА
Фото: пресс-служба СКА
Фото: пресс-служба СКА
Фото: пресс-служба СКА

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (3)

А когда-то ходил на СКА. Но Ромка-тренер окончательно отбил желание. Теперь даже не слежу.

….не каждая российская семья может себе позволить «убедить» мастера экстра класса не ехать в КХЛ!

Хана отечественному хоккею!(((

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...