От сапов и вейкбординга до охоты и рыбалки. Как отдыхают петербуржцы, не поехавшие за границу

Во время пандемии спрос на загородный отдых вырос в разы. Но если в прошлом году поездки за границу были вовсе закрыты, а офисные работники сидели на удаленке, то в этом году ситуация спокойнее, считают участники круглого стола «Фонтанки». Это, впрочем, не отменяет желания найти что-то интересное и не очень далеко от дома.

5
Фото: pixabay.com
ПоделитьсяПоделиться

Непонятный сезон

В пандемию все выехали за город, причем в сезон весенней распутицы, когда обычно на туристическом рынке затишье. Например, в экопарке «Вереск» трафик в прошлом году вырос примерно в два раза.

— Если в апреле прошлого года мы думали, что отдохнем и успеем подготовиться к лету, то можно сказать, что лето случилось прямо в апреле, — рассказал Виталий Пенделеев, управляющий экопарка «Вереск». — Ажиотажный спрос, огромный «летний» трафик гостей, очереди в ресторан, который работал навынос. Ситуация была как в Сочи — на нашем небольшом пляже у озера гостям не хватало места. Единовременно у нас на территории находилось около двух тысяч человек. Парковка на въезде в парк тянулась в обе стороны километра на четыре, чуть ли не до Зеленогорска. Более того, в том году такая же ситуация была и у соседей — вокруг были арендованы дома всех ценовых категорий до самого сентября. В этом году трафик несколько хуже, но сравнивать с прошлым годом было бы неправильно — тогда многие работали на удаленке.

От города до экопарка ехать минут 30–40. Здесь расположена рекреационная зона без номерного фонда — люди приезжают на пляж, загорать, кататься на вейкбордах, медитировать, гулять по парку.

В парк-отеле «Медвежья гора» в Бокситогорском районе Ленобласти сезон тоже начался 15 апреля прошлого года и не заканчивался до сентября. Этот год пока отстает не только по трафику, но и по скорости бронирования. Если пандемийная пора характеризовалась длительными проживаниями — люди жили неделями и даже месяцами, — то теперь заезды чаще на неделю.

— Я связываю это с тем, что у людей просто закончились деньги, — рассказал Андрей Морозов, старший администратор-управляющий парк-отелем «Медвежья гора». — Люди не отдыхают не потому, что не хотят, а потому, что им не на что. Кроме того, мы находимся далеко от Петербурга, к нам приезжают на несколько дней и планируют отдых заранее, так как нет смысла ехать за 300 километров от города и обратно только на выходные. От Москвы мы в 600 километрах, и москвичи к нам тоже приезжают. При хорошей погоде люди часто бронируют дополнительные дни и остаются подольше.

Специализация парк-отеля — охота, рыбалка, семейный отдых. Здесь 140 га охотничьих угодий и водится зверь. По словам Андрея Морозова, в сезон люди готовы ехать действительно издалека — специально ради удачной охоты и рыбалки. В несезон здесь завлекают гостей не только природой, но и разнообразными активностями.

— Спрос однозначно вырос, потому что большинство осталось в городе и ближайших пригородах, — согласился руководитель проекта Wantsup_spb Олег Беломутский. — Но при этом отменились все корпоративные мероприятия, почти все марафоны и забеги проходили онлайн или заочно. И только самый знаковый фестиваль — «Фонтанка-SUP» — все же удалось провести.

Чтобы активно отдыхать в городе, люди, по словам Олега Беломутского, покупают спортивное оборудование: велосипеды, товары для бега, а также ролики, скейты, лонгборды и самокаты — они особенно актуальны в свете появления в городе новых скейт-парков. И конечно, нельзя забывать о сап-бординге. «Петербург легко может стать сап-столицей мира, если город поможет нам сделать сервис более качественным: необходима инфраструктура и помощь в регулировании процессов», — подчеркнул Олег Беломутский.

Подставить плечо

В плане конкуренции находящиеся рядом комплексы для отдыха помогают друг другу, каждый черпает что-то друг у друга. Получается своего рода рекреационный кластер. Например, «Вереск» находится непосредственно рядом с Курортным районом Петербурга, где собрана всевозможная инфраструктура отдыха — от прогулок до гольфа.

— И в эти районы, и в Карелию, и в локации вокруг Выборга едут именно из-за наличия развитой инфраструктуры, — сообщил Виталий Пенделеев. — Люди готовы преодолеть около 200 километров, чтобы получить максимум сконцентрированных рядом возможностей для досуга. И это будет не глухой лес, а развитое рекреационное место. Дело не в расстояниях — люди просто знают, что скучать им не придется.

— К городу ближе инфраструктура на Карельском перешейке, — сказал Андрей Морозов, — а вот на северо-востоке Ленобласти с ней все сложно. Ближайший парк отдыха такого же класса, что и мы, находится под Тихвином в 100 км от нас. Места отдыха в нашей локации разрозненны. Мы недавно прошли аттестацию на 4 звезды — пока ничего похожего уровня поблизости нет.

Найти место для активного отдыха можно и непосредственно в Петербурге, заявил Олег Беломутский: «Среди сап-туров команды Wantsup_spb особенно популярны рассветы у Спаса на Крови, прогулки вокруг Крестовского острова в течение дня, а также закаты на Лахтинском разливе».

Что касается загородного отдыха, то, по его словам, есть две незримые границы: 100 км для пикников одного дня — дальше, особенно в выходные дни, людям сложнее добраться; и 200–300 км — Карелия: ради шхер и Рускеалы люди готовы проделать более долгий путь.

Ценовая гонка

Тренд на комфорт набирает обороты: люди хотят хороших условий, а не «дикого» отдыха с минимумом удобств. В Центральной России эту тенденцию заметили давно — теперь там строят охотничьи базы отдыха очень высокого уровня, отметил Андрей Морозов. В СЗФО охотничьи хозяйства создавались, как правило, под владельца. Идея монетизировать такие проекты пока кажется сомнительной в плане окупаемости.

— Но надо понимать — если люди могут рассчитывать на удачную охоту и рыбалку, они поедут далеко, в том числе и в менее комфортные места, — продолжил эксперт. — Но многие уже привыкли к комфорту — желающих пожить дикарями «в землянках» не так много. Так что у нас есть планы по развитию именно высококачественного отдыха в нашем формате.

Запросы потребителей растут, но вопрос в том, как они сочетаются с возможностями, добавил Виталий Пенделеев. Загородный отдых всегда был дорогим, а пандемия и лето теперь немного размыли границы.

— Мы работаем в высоком среднем сегменте, ближе к премиуму с точки зрения ресторана и банкетных сервисов, — сообщил эксперт. — И в нем сейчас очень заметно изменение цен. В Курортном районе дорого вообще все. Даже средний и ниже среднего сегменты по ценовому предложению подобрались к бизнес-уровню. Размещение в номере в среднем обойдется в 12–13 тысяч рублей, хотя еще недавно это было 6–7 тысяч. Год назад эти же 12–13 тысяч стоило размещение в дорогой гостинице с хорошим сервисом, но сегодня это уже цена за три звезды.

По словам Пенделеева, может сложиться ощущение, что люди стали покупать отдых дороже. Но сограждане не стали богаче или требовательнее — просто цены выросли и другого выбора у них нет. За таким динамическим ценообразованием зачастую не успевает сервис, создается точка конфликта, требования клиентов растут, увеличивается недовольство — например, когда пересекаются гости разных форматов потребления в одном месте. Люди, привыкшие отдыхать в премиум-сегменте, осознанно переплачивают за звездность, ожидая комфорта среды, общности интересов с другими постояльцами, но теперь их ожидания не всегда оправдываются: приходится делить комфорт с другими категориями гостей.

Отели, позиционирующие себя как качественные объекты с понятным ценообразованием и финансовой моделью, вынуждены повышать цены, чтобы отстроиться от такого же ценового предложения более низкого качества, уточнил Виталий Пенделеев.

— Мы видим, что конкуренты повышают цены не только в нашей локации, но и в Карелии, Курортном районе, на Карельском перешейке, — подтвердил Андрей Морозов. — По отношению к прошлому году они выросли минимум на 20%, а в среднем — в полтора раза точно. Мы не можем идти за ценами конкурентов, но все же тоже постепенно подтягиваемся за рынком. Надо понимать, что, разогнав цену, отступать будет труднее. Владельцы и управляющие поймут это, когда явно начнет проседать спрос. Но думаю, что скоро мы последуем примеру Москвы, и ограничения вернутся к нам. А значит, скорее всего, снова повысится спрос, динамическая составляющая в стоимости будет зашкаливать и дорого будут предлагать не пойми какой сервис. Можно судить по некоторым нашим конкурентам — когда на выходные у них ажиотажный спрос, цена поднимается.

Виталий Пенделеев считает, что изменение спроса все-таки позволит отрасли стать лучше: у бизнеса появятся доходы, на которые можно улучшить сервис, обновить техническую составляющую, а не просто собрать сливки за период ажиотажа.

Некогда скучать

Даже пассивный и спокойный отдых требует наполнения досуга, а многим гостям нужны события и впечатления. Поэтому рекреационный бизнес неразрывно связан со всевозможными развлечениями и активностями. Например, в «Медвежьей горе» — это охота и рыбалка и сопутствующие им. Это и всевозможный водный отдых: лодки, катамараны, водные велосипеды, доски. И все, что связано с охотой: стрельбища, стрельба по летающим мишеням. Также есть несколько детских площадок и спортивных — для командных соревнований; ресторан для вечеринок и свадеб. На прикормочных площадках здесь содержат диких животных: кабанов, лосей, за которыми можно понаблюдать на выезде. Также можно посетить исторические места поблизости: например, то, где бывал в свое время Петр Первый.

— Озеро и песок — вот что создает основу отдыха в таких локациях, как наша, — продолжил Виталий Пенделеев. — И наша работа — наполнение подобного отдыха смыслами. У нас прокат сапов, детская школа по вейку, небольшая площадка для мини-гольфа, батутный парк. Там, где не хватает нужных компетенций, работаем в сотрудничестве с партнерами.

Для расширения возможностей недавно в парке открыли арт-резиденцию. Приезжие художники живут в гостевом домике, вдохновляются атмосферой, а потом творят и оставляют свои произведения на территории. Например, первыми гостями стали художники из Краснодара, которые создали в технике лэнд-арт 13 уличных скульптур из дерева и камня: теперь ими могут любоваться все гости. Также в парке дают концерты — например, в рамках проекта «Дачники» прошло 12 рок-концертов. Но пандемия повлияла на эти мероприятия: в этом году решено перейти на более камерные квартирники.

Нужны дороги и люди

Люди едут к инфраструктуре, так как человеку на отдыхе нужен рядом выбор заведений общепита, активностей, продолжил Андрей Морозов. Причем внутри семьи предпочтения могут быть разными: одному нравится охота, другому отдых с тусовкой и дискотека — и только при развитой инфраструктуре довольными останутся все.

— Улучшать туристическую инфраструктуру смогут коммерсанты, а вот дороги и инженерия — это все же государственное дело, — продолжил эксперт. — Если бы на последних 9 километрах до нас проложили асфальт, нам бы было лучше. Неплохо, если на территории был бы газ — с ним у нас было бы больше возможностей. Но провести газ в отдельную деревню мы не можем себе позволить. Так что не все зависит от бизнеса в этом вопросе.

Главная боль рекреационного бизнеса — это доступность объектов, поддержал Виталий Пенделеев. Как только появляются хорошие дороги, бизнес сразу начинает развивать рекреацию повсюду. Да, в Ленобласти заметны какие-то сдвиги, но еще много проблемных участков. Есть государственный проект экотроп, куда приглашают компании, но пока этого мало. Чем больше интересных проектов будет инициировать государство, тем с большим удовольствием будут их поддерживать.

— За инфраструктурой пойдет туризм не из крупных городов, но и из регионов, и в рамках приграничного сотрудничества. — добавил эксперт. — Мы участвуем в проекте «Большой ганзейский путь», объединяющем Псков, Эстонию, Латвию. Сейчас все обсуждают, как будут друг к другу ездить, когда границы откроются. Так вот, важно, чтобы это пошло дальше разговоров. Можно обсуждать хоть ганзейские, хоть любые другие пути, но никто туда не поедет без инфраструктуры.

Вторая яркая проблема отрасли — кадры. «Медвежья гора» находится в 12 км от ближайшего большого населенного пункта, а от ближайшего города — в 60 км, и подобрать людей получается с трудом. Впрочем, с аналогичной проблемой сталкиваются не только в «глуши», но и в куда более близких к Петербургу населенных пунктах.

— Основная проблема этого лета — сотрудники: их не найти, а с таким трафиком уже физически сложно работать, — поддержал Виталий Пенделеев. — Зимой персонал всего парка с ресторанами сокращается до 20 человек, а в сезон нам нужно 60 — и их негде взять. Кадров нет и в Петербурге — все уехали на заработки в Сочи в поисках больших денег. Но практика показывает: чем больше народа, тем меньше денег у персонала, меньше дают на чай. Многие вернутся разочарованными. Если бы было перенасыщение рынка труда, приезжали бы работать и в несезон, и за 60 км. Но сегодня рынок труда просто перегрет — у сотрудников большой выбор, и отчаявшиеся бизнесмены готовы предлагать запредельные по меркам отрасли зарплаты.

Анна Романова, «Фонтанка.ру»

Фото: pixabay.com

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (5)

Охота? Это для кого это сезон не закрылся?

вы что, не можете просто лечь и лежать? ))

За такие цены часть просто поехала дальше, туда, где ни кому платить не надо и можно просто загорать, купаться, собирать ягоды и грибы, рыбачить и просто отдыхать. Другой разговор, что эти граждане в основной своей массе привыкли что за ними убирают и оставляют после себя кучи мусора и пеньки от деревьев. Хотя таких хватает и среди завсегдатаев дикого отдыха.

А эти, которые в статье, места в свое время себе отжали хорошие и не всегда законным путем. Капитализм однако, пусть дальше получают снижение прибыли. Чего жалеть то?

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...
-1