17.08.2020 19:22
0

«Надо было вовремя консервировать». «Сносная» группа нашла компромисс в судьбе отданного Эйфману Дома Басевича

Доходному дому Басевича на Большой Пушкарской, переданному под интернат для Академии танца Бориса Эйфмана, все же прописали снос, но с сохранением части лицевого флигеля. Выступления градозащитников и замечания КГИОП добавили в список ценных объектов пятый этаж и воссоздание шестого с мансардой.

Фото: Vladi / Доходный дом И. И. Басевича на Citywalls.ru

Проект концепции воссоздания внешнего облика Дома Басевича после очередных пожаров в историческом здании обсудили на встрече рабочей группы при комитете по государственному контролю, использованию и охране памятников (КГИОП) 17 августа. После доработок в проекте наметилось восстановление уже не четырех, а пяти этажей лицевого флигеля, в также воссоздание аварийных 6-го этажа и мансарды. Остальная часть здания, в том числе и дворовые корпуса, все же идут под снос.

Доходный дом Басевича на Большой Пушкарской, 7, долгое время оставался жилым зданием. Его капитальный ремонт был запланирован еще в 1980-х, но тогда реализован не был. В итоге в 2008-м его признали аварийным, расселили и изначально собирались продать на торгах по программе реализации аварийных застроек с участками.

Доходный дом И. И. Басевича на Большой Пушкарской, 7, построен в стиле модерна архитектором А. И. Зазерским в 1912 году при участии владельца дома — инженера И. Басевича. В перечень объектов культурного наследия не включен. В 2014-м здание передали на баланс программы «Молодежи — доступное жилье», ООО «Санкт-Петербургский центр доступного жилья» объявило конкурс на обследование здания — контракт заключили с ООО «Центр диагностики строительных конструкций». Подрядчик должен был провести обмеры и обследование технического состояния дома и его элементов, определить их фактическую несущую способность. В дальнейшем дом должен был пройти капитальный ремонт, в нем собирались провести перепланировку квартир и общедомового имущества. Приступить к работам планировали в 2015 году.

В 2016-м стало известно, что балетмейстер Борис Эйфман попросил на тот момент действующего губернатора Георгия Полтавченко передать дом Басевича под интернат для учащихся Академии танца. Идею одобрили, разработкой проекта занялась компания «Проектная культура».

Впервые эскизный проект вынесли на рассмотрение рабочей группы КГИОП 24 января 2020 года. Спустя несколько дней вице-губернатору Николаю Линченко пришло письмо от активистов движения «Живой город» и членов Петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК). «Неожиданной новостью для нас стало известие, что по заказу Академии танца Бориса Эйфмана подготовлена документация на полный снос дома Басевича, предусматривающая новое строительство и лишь воссоздание лицевого фасада», — говорилось в письме. Активисты попросили создать рабочую группу с привлечением представителей администрации, градозащитников и специалистов для поиска путей сохранения здания. Эскиз должны были повторно рассмотреть 5 февраля, но накануне КГИОП сообщил: проектировщик отозвал его «в связи с необходимостью доработки».

Горожане развернули масштабную кампанию в защиту здания. В феврале активисты встали в пикеты, обращение к губернатору Александру Беглову написала 92-летняя внучка инженера Иссахара Басевича, который принимал участие в строительстве здания. В социальной сети «ВКонтакте» появилось сообщество «Дом Басевича не снесли?» — местные жители в течение двух месяцев выкладывали фотографии здания с подписями вроде «Сегодня все в порядке, дом Басевича не снесли!», «И даже в период карантина дом Басевича не снесли, всё в порядке!». Еще в одном сообществе — «Дом Басевича» — жители вели блог от имени здания. К примеру, вспоминали многочисленные пожары, регулярно возникавшие в стенах здания: «16 июня 2013 года. Пожар! Первый номер сложности. Длился час»; «21 сентября 2014 года. Опять пожар повышенной сложности. Бедные мои перекрытия»; «5 октября 2014 года. Ну, е-мое. И месяца не прошло. Как вы думаете что? Даже говорить стыдно. И смешно. Пожар! Кто бы мог подумать. Причем ночью», — говорилось в постах сообщества.

В КГИОП сообщают, что по результатам обследования, выполненным в 2019 году OOО «Центр диагностики строительных конструкций», строительные конструкции здания имеют многочисленные дефекты и повреждения, некоторые из которых представляют существенную опасность и на отдельных участках грозят обрушением или уже обрушились.

Но в марте, накануне очередной встречи рабочей группы, реставрационная компания ООО «ТДО» по заказу петербургского отделения ВООПИиК провела собственное техническое обследование дома. В заключении, в частности, говорилось: «Выводы технического обследования, проведенного ООО «Центр диагностики строительных конструкций» (июнь — июль 2019 г.), о том, что все конструкции стен и фундаментов во всех частях здания имеют аварийную категорию технического состояния и согласно Закону Санкт-Петербурга № 820–7 от 24 декабря 2008 г. могут быть разобраны с последующим восстановлением, не соответствуют действительности. Рассчитанный физический износ стен и фундаментов (70%) не соответствует действительности. Рекомендации по сносу здания в целом, а на первом этапе сносу четырех верхних этажей нарушают положения Закона».

К единому мнению члены рабочей группы при КГИОП не смогли прийти ни в марте, ни в апреле. На тот момент проект предусматривал сохранение лишь фасадной части 1–4-го этажей здания и полный снос дворовой части дома. В начале июля активисты договорились провести общественное обсуждение проекта — в администрации Петроградского района депутату Борису Вишневскому сообщили, что считают целесообразным обсудить эскиз вместе с жителями в электронном формате. Буквально через неделю здание снова загорелось — пожары прошли с разницей в два дня, 12 и 13 июля. Тогда ВООПИиК направило в Следственный комитет и ГУ МВД заявления о преступлении с требованием расследовать причины возгораний.

Хотя общественные обсуждения пока не проводились, очередная встреча рабочей группы КГИОП прошла 17 августа. Новая версия концепции предполагает сохранение 1–5-го этажей лицевого флигеля и воссоздание аварийных 6-го этажа и мансарды, а также восстановление конфигурации дворовых корпусов, что, однако, не отменяет их сноса. «Эти же люди говорили, что можно сохранить четыре этажа. Теперь выяснилось, что можно сохранить и пятый, — удивляется депутат ЗакСа Борис Вишневский, который присутствовал на встрече группы. — На мой взгляд, надо стараться сохранить значительно больше, в частности дворовые корпуса, один из которых вообще почти не в аварийном состоянии».

Кроме того, жители опасаются за снос расположенного на Большой Пушкарской, 9, коррекционного детского сада, на месте которого также предполагается строительство 8-этажных апартаментов.

Тем не менее в КГИОП сочли представленный проектировщиком эскиз наиболее компромиссным. Там подчеркивают, что по результатам обследований большая часть конструкций здания признана аварийной и строителям опасно находиться на его территории. «Проектировщиком в отличие от предыдущих версий предложено восстановить планировочное решение дома практически целиком и проработаны максимально вопросы восстановления архитектурного решения верхних этажей, которые в настоящий момент не сохранились», — считает заместитель председателя КГИОП Алексей Михайлов.

Инженер-реставратор высшей категории Алексей Шашкин, комментируя встречу группы, обратился к градозащитникам: «Мне очень не нравится эта тенденция, которая сложилась в последнее время, когда градозащитники пытаются опровергнуть мнение специалистов, формализованное в отчетах, путем создания квазиотчетов, контротчетов, в которых пишут о том, что нет никакой аварийности, что все хорошо». Также он обратил внимание на необходимость разработки закона, в котором закреплялась бы необходимость выделения средств на консервацию здания в случае его расселения. «Иначе мы все время будем сталкиваться с такой ситуацией, когда уже поздно заниматься спасением дома», — добавил он.

Елизавета Ивантей, «Фонтанка.ру»

Фото: Vladi / Доходный дом И. И. Басевича на Citywalls.ru

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (5)

romk
Не нужно инжененру, коли он реставратор, обесценивать действия градозащитников, которые на свои деньги провели контр-экспертизу. На примере этого дома мы видим тенденции куда более страшные:
1. Объект умышленно доводят до состояния разрушения пожарами - обратим внимание, пожары возникали, когда дом уже отдан в управление структурам театра Эйфмана.
2. Есть опасность что предписание сохранить 5 этажей не будет выполнено, застройщик снесёт все и отделается небольшим штрафом, Эйфман уже так делал.
3. И самое главное, детский сад на Большой Пушкарской 9, о котором Фонтанка упомянула вскользь, отданный под застройку, является одним из немногих детских садов на Петроградке со своей территорией. Вокруг - десятки детских садов, ютящихся в помещениях квартирного типа, выходящих буквально на проезжую часть, не имеющих собственной площадки для прогулок. Интернат Эйфмана мог бы ограничиться одним домом. В таких условиях отдавать детский сад под застройку - преступление!

Nik_Tar
Ой, да слава богу, хоть что-то решили, давно надо было. На этом доме уже деревья растут, а во время ветров страшно рядом находится. Кажется, пока стоишь на остановке, на голову упадёт что-нибудь. Когда начнутся работы?

SNOW
и за это соплеменники Эйфмана похитили Эйхмана из Аргентины, немного нарушив почти все ее законы, и потом повесили Эйхмана. А Эйфману на Петроградской стороне (и не только) за счет бюджета строят дворцы балета, скромно названные его именем. Так что не путайте Эйфманов с Эйхманами. Это таки две большие разницы.

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор