05.03.2020 13:03
3

Они могли бы победить коронавирус. Что скрывает самый опасный военный институт в Петербурге

В Петербурге завершено следствие по второму делу военных биологов. С материалами первого знакомится Горсуд, но интрига не в степени секретности — в результатах содержится тайна скандальнее государственной.

автор фото Сергей Фадеичев/ТАСС
автор фото Сергей Фадеичев/ТАСС

Известность научного сотрудника Александра Никифорова вышла за рамки профессиональной среды в январе 2020 года. О том, что доктора биологических наук будут судить за мошенничество, сообщила Объединенная пресс-служба судов Санкт-Петербурга. Пикантности добавила фраза: «Материалы содержат гриф "Секретно"». Она же укрыла от посторонних фабулу и масштаб. Не вдаваясь в технические детали разработок, «Фонтанка» рассказывает, что любопытное в этом деле вовсе не расшифровка названий «Александрит» и «Медуница-1».

С обысками на Лесопарковую, 4, пришли в начале 2018 года. Государственный научно-исследовательский испытательный институт военной медицины Минобороны (юридическое название ФГБУ «ГНИИИ ВМ» МО) возглавляет Сергей Чепур, но следователей интересовал кабинет его заместителя. Владимир Быков — доктор медицинских наук, профессор. В 2016-м ему было присвоено очередное звание полковник медицинской службы. К тому времени в вооруженных силах Быков прослужил уже больше 20 лет, из них 15 — на различных должностях в Институте военной медицины на Лесопарковой. У ведущего научного сотрудника Александра Никифорова стаж в ГНИИИ ВМ меньше на три года. Четырнадцать лет Никифоров и Быков работали вместе, пока обвинение в мошенничестве не поставило их в позицию оппонентов со статусами «сотрудничает со следствием» и «не признает вину».

Материалы в отношении гражданского служащего Никифорова с января рассматривает Горсуд. Быков по собственному желанию ушел из армии сразу после возбуждения уголовного дела, сейчас оно на стадии ознакомления с материалами, после чего будет передано военному суду. Дела и судьи формально разные, а фабула одна. Никифорову и Быкову вменяют совместный обман при исполнении двух госконтрактов.

Первый госконтракт был заключен в 2014 году. Название можно обнаружить на сайте госзакупок, оно дает некоторое представление о масштабности — «Выполнение опытно-конструкторской работы «Разработка наборов реагентов для выявления возбудителей опасных трансмиссивных заболеваний вирусной и риккетсиозной природы с помощью полимеразной цепной реакции в режиме реального времени», шифр "Александрит"».

Фото: скриншот с сайта zakupki.gov.ru

Заказчиком на опытно-конструкторские работы по «Александриту» выступало Минобороны. Контракт на сумму почти 65 миллионов рублей заключили с московским ФГУП «Научный центр "Сигнал"». Непосредственно к этому контракту у следствия вопросов нет. Но в его рамках был заключен еще один — на сумму 23,5 миллиона, между ФГУП «Научный центр "Сигнал"» и петербургским ООО «ИФК "Сильвер Фарм"».

Когда речь идет о большом проекте, обычное дело, что генподрядчик нанимает себе в помощь субподрядчика. В случае с «Александритом» условным генподрядчиком стал «Научный центр «Сигнал»» (по документам он головной исполнитель), а субподрядчиком — «ИФК "Сильвер Фарм"». В обоих соглашениях было прописано важное условие — научно-техническое сопровождение работ осуществляет ГНИИИ военной медицины на Лесопарковой.

«Фонтанка» осознанно публикует сложносочиненное название опытно-конструкторской работы. Из него следует, что взаимодействовать ученые должны были с вирусами и бактериями. Для такого рода деятельности необходимо иметь лицензию Роспотребнадзора. Этот документ дает право на работу в так называемой зоне СПЭР (санитарно-противоэпидемического режима). Она предполагает усиленные меры безопасности, строго учетную систему защиты от того, чтобы ни один опасный микроб не покинул стен лаборатории. Санитарные правила в России разделяют микроорганизмы на четыре класса опасности, где I и II — это, например, чума или сибирская язва, а III и IV — это грипп или краснуха. Полный список патогенных биологических агентов, вызывающих болезнь человека, опубликован на сайте Роспотребнадзора.

В предъявленном Владимиру Быкову обвинении говорится, что лицензии на работу с вирусами не было ни у головного исполнителя «Научный центр "Сигнал"», ни у «субподрядчика» «ИФК "Сильвер Фарм"». Фактически, по мнению следствия, работы выполнялись сотрудниками ГНИИИ военной медицины и на базе института, у которого, по версии следствия, соответствующая лицензия имеется. Двойная оговорка здесь не случайна, но об этом чуть позже.

Мошенничество Быкова и Никифорова, как следует из фабулы обвинения, заключается в том, что они, будучи связанными с «ИФК "Сильвер Фарм"», убедили всех остальных участников контракта, что у «ИФК "Сильвер Фарм"» есть право работать с возбудителями инфекционных заболеваний. Степень красноречивости, судя по всему, была такой, что им поверили:

1) заказчик — от его лица начальник управления Департамента обеспечения гособоронзаказа Сергей Буев;

2) куратор — начальник Главного военно-медицинского управления Александр Фисун;

3) головной исполнитель — гендиректор ФГУП «Научный центр "Сигнал"» Артур Жиров;

4) начальник ГНИИ военной медицины Сергей Чепур и заместитель его Олег Чубарь.

Подписи этих, а также с десяток других должностных лиц стоят на проектах тактико-технических заключений, на контрактах, допсоглашениях и актах приемки работ. О том, почему они поверили на слово простому научному сотруднику Никифорову и начальнику не занимавшегося «Александритом» Центра медико-биологической защиты Быкову, в обвинительном постановлении не указано. Не говорится и том, что помешало всем перечисленным попросить официальный документ, подтверждающий право «ИФК "Сильвер Фарм"» работать в зоне СПЭР.

Второй эпизод вменяемого мошенничества идентичен по схеме. Только вместо «Александрита» — научно-исследовательская работа под шифром «Медуница-1», а вместо ФГУП «Научный центр "Сигнал"» — ФКУЗ «Ставропольский научно-исследовательский противочумной институт». Здесь Быков якобы также обманул своего начальника Чепура, от лица заказчика обманывались уже начальник Управления перспективных межвидовых исследований и специальных проектов Минобороны Сергей Панков и даже лично замминистра обороны Юрий Борисов. Цена их доверчивости составила около 28 миллионов рублей — именно столько было перечислено «ИФК "Сильвер Фарм"» за «Медуницу-1», реальные работы по которой, по версии следствия, проводились сотрудниками ГНИИ военной медицины на Лесопарковой.

Чтобы понять масштаб «преступления», которое расследует ВСУ по ЗВО, придется объяснить, что такое Институт военной медицины. С момента основания в 70-е он находился на Лесопарковой улице, несколько раз менял форму организации и название, но не свою суть: офицеры с ученой степенью создают здесь противоядие для химического и бактериологического оружия, испытывают сверхвозможности человека, изобретают препараты и вещества, предназначение которых, как водится, не нападение, а оборона.

В постановлении о привлечении Владимира Быкова в качестве обвиняемого следователь перечисляет его госнаграды: орден Мужества, «За заслуги перед Отечеством» II степени, полный комплект ведомственных медалей «За отличие в военной службе»; в положительной характеристике фигурируют спецоперации на территории Сирии. Поисковые системы предлагают ссылки на научные работы в области токсикологии, клинической и экспериментальной фармакологии. Их название и содержание раскрывают специалиста по ядам.

Должностной статус Быкова вообще ключевое в этой истории. Он никогда не руководил Институтом военной медицины и не имел полномочий принимать решения по госзаказам. Самый высокий свой пост Быков занял в 2015-м — стал заместителем начальника института Чепура по научной работе. К тому времени контракт по «Александриту» уже был заключен и работы вовсю велись.

Еще любопытнее дело обстоит с контрактом на «Медуницу-1». По смыслу своему «Медуница-1» является непосредственным продолжением «Медуницы» (без номера). Научно-исследовательскую работу в 2011–2014 годах по «нулевой» «Медунице» исполняла Военно-медицинская академия им. Кирова при содействии все того же «ИФК "Сильвер Фарм"». То исследование завершилось успешной приемкой. Тактико-техническое задание утверждено оборонным министром Анатолием Сердюковым, согласовано начальником Главного военно-медицинского управления Минобороны Александром Белевитиным.

Фото: «Фонтанка.ру»

Как поясняет адвокат Владимира Быкова Сергей Константинов, минимум с 2010 года на базе ГНИИИ военной медицины по одинаковой схеме были исполнены свыше десяти контрактов, в том числе и с привлечением специалистов «ИФК "Сильвер Фарм"», но преступлением следствие считает только два.

«Что еще удивительнее, обвинение предъявлено не начальнику института, чья подпись стоит на документах, а руководителю среднего звена, которому даже присвоение денежных средств не вменяют, — говорит Константинов. — То есть человек не взял себе ни копейки, не принимал участия ни в одном из бесчисленных согласований, а его называют мошенником. При этом работа по факту выполнена, сотрудникам выплачена зарплата».

Александр Никифоров вину признает, поэтому его дело Горсуд слушает в особом порядке. Как сообщили «Фонтанке» в пресс-службе судов, 4 марта судья Константин Борисов должен был вынести приговор, но вместо этого возобновил судебное следствие. При особом порядке суд не исследует доказательства, так как считается, что подсудимый априори со всем согласен. Возобновление судебного следствия связано с тем, что стороны, как оказалось, не договорились о сумме ущерба, который должен возместить Никифоров. Следующее слушание назначено на 16 марта.

Владимир Быков себя виновным не считает. Сейчас он знакомится с материалами уголовного дела, дальнейшая процедура предполагает, что прокуратура утвердит обвинительное заключение и дело уйдет в суд. Особого порядка не будет, доказательства придется изучать. Вот здесь мы и возвращаемся к той самой двойной оговорке про версию следствия.

В поисках доказательств невиновности своего клиента адвокат Сергей Константинов обнаружил обстоятельство, которое позволяет иначе смотреть на деятельность ГНИИИ военной медицины. Напомним, следователь считает, что ГНИИИ военной медицины — единственное из всех упоминаемых в уголовном деле предприятие, имеющее лицензию на работу с возбудителями инфекций и, соответственно, право на оборудование зоны СПЭР. Согласно полученному Константиновым официальному ответу из регионального управления Роспотребнадзора, это не так.

В документе говорится, что ГНИИИ военной медицины не выдавалась «лицензия на деятельность, связанную с использованием возбудителей инфекционных заболеваний III–IV групп патогенности». Даже когда ГНИИИ был структурным подразделением Военно-медицинской академии им. Кирова (стал самостоятельным юрлицом в 2015 году), лицензия академии не распространялась на институт на Лесопарковой.

«Фонтанка.ру»

Руководитель ФГУП «ГНИИИ военной медицины» Сергей Чепур отказался отвечать на вопросы «Фонтанки», связанные со следствием. Но подчеркнул, что «Институт военной медицины имел и имеет все надлежащие разрешения и лицензии на право выполнения деятельности по предназначению». Номера и дату выдачи разрешений не назвал.

«Фонтанка.ру»

Все лицензии на различного рода деятельность, согласно российскому законодательству, публикуются в открытом доступе. Степень секретности организации значения не имеет. Система СПАРК утверждает, что до 2016 года у ФГБУ «ГНИИИ ВМ» МО вообще не было никаких лицензий, а первую, в 2016-м, выдали на «использование атомной энергии, ядерных материалов и радиоактивных веществ». И только в августе — сентябре 2018 года оформлены допуски к медицинской и фармацевтической деятельности.

Фото: скриншот СПАРК
Фото: скриншот СПАРК
Фото: скриншот СПАРК
Фото: скриншот СПАРК
Фото: скриншот СПАРК

Лицензия же на работу с наркотическими и психотропными веществами появилась у института в ноябре 2018 года. При этом сотрудники ГНИИ все эти годы не прекращали публиковать научные работы, основанные на опытах с наркотиками.

Даты выдачи лицензий важны — потому что четыре из пяти имеющихся у ГНИИ военной медицины были оформлены уже после возбуждения уголовного дела о мошенничестве. У Владимира Быкова есть еще один эпизод — по статье «Незаконное хранение наркотических веществ». 13 ампул с психотропным веществом нашли во время обыска в марте 2018 года в кабинете на Лесопарковой. Оперативники госбезопасности и уголовного розыска знают, что, когда они работают по коррупционным делам, в квартире фигуранта обязательно нужно найти хотя бы парочку неучтенных патронов.

Юлия Никитина, «Фонтанка.ру»

автор фото Сергей Фадеичев/ТАСС
автор фото Сергей Фадеичев/ТАСС
Фото: скриншот с сайта zakupki.gov.ru
Фото: «Фонтанка.ру»
«Фонтанка.ру»
«Фонтанка.ру»
© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (3)

Leopold
Я думал опять про избитую тему коронавируса, а тут опять отмываение денег. Смешно изза пару десятков милионов. Вон зама начальника томожни РФ с 18 тоннами золота взяли, ТОННАМИ не килограммами. Суть статьи не понятна, что вменяют тов. Б если он работал в этом Нии замом, а это Нии осуществляло сопровождение. Зачем ему лицензия? Директор Нии красавчик, вроде и ответил, а вроде и послал. Все равно странное дело, вроде все сделали, все довольны, а потом бах и суд. Нормальная практика для нашей великой и могучей страны. Странно все это)))))

Хочу отметить первому коменнтатору, Выплата зарплаты НЕ ЯВЛЯЕТСЯ мошенничеством.
Мошенничество предполагает два совместных действия Обман и Завладение имуществом (деньгами)

Учитывая, что следствие обман видит в том что у кого то небыло лицензии, то соответственно отсутствие лицензии у НИИИ ВМ разрушает версию следствия.
Если обман в том, что подрядчики не намеревались исполнять контракт, то виновным может быть только лицо обещавшее его выполнить, и подписавшее соответствующий договор.
В этом случае НЕ судят тех кто контракты подписывал. что весьма странно.

rybalka
Уровень сенсации в сообщении о том, что НИИИ ВМ работал без лицензий до 2015 года сильно снижает тот факт, что данное юр.лицо появилось в ноябре 2015 года.....
https://synapsenet.ru/searchorganization/organization/1157847310048-fgbu-gniii-vm-mo-rf и начало получать лицензии с обычной для этого процесса скоростью
https://synapsenet.ru/searchorganization/organization/1157847310048-fgbu-gniii-vm-mo-rf/licenzii/2
Остальные сенсации того же уровня, видимо.

Из длинного текста осталось неясным: в чём обвинены обвиняемые. Если за работы, оформленные на другую организацию, получили зп сотрудники ГНИИИ ВМ (как это вроде бы сказано в публикации) - да, это мошенничество. Или суть обвинений другая?

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор