18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
15:21 20.11.2018

Генерал был на прослушке, а Медведев его награждал

Находящийся под арестом по обвинению в получении взятки начальник ВМА Белевитин обратился к президенту. Опальный генерал хочет выяснить, действительно ли Дмитрий Медведев являлся элементом оперативной комбинации военной контрразведки, когда вручал ему орден. Также «Фонтанке» стало известно, о чем говорил генерал в своем кабинете, не зная о том, что его окружают диктофоны спецслужб.

Генерал был на прослушке, а Медведев его награждал

infosud.ru

Находящийся под арестом по обвинению в получении взятки начальник ВМА Александр Белевитин 13 октября обратился к президенту. Опальный генерал хочет выяснить, действительно ли Дмитрий Медведев являлся элементом оперативной комбинации военной контрразведки, когда вручал ему орден. Также «Фонтанке» стало известно, о чем говорил генерал в своем кабинете, не зная о том, что его окружают диктофоны спецслужб.

Московский гарнизонный суд продлил срок ареста начальнику ВМА Александру Белевитину, обвиняемому в получении взятки за лоббирование интересов коммерческой структуры при закупке медицинского оборудования. За четыре месяца расследования в уголовном деле появились не только пухлые сводки прослушивания высокопоставленных сотрудников Министерства обороны и дополнительное обвинение в незаконном хранении патронов, но и прокурорское мнение, что даже действия Дмитрия Медведева являлись частью оперативной разработки генерал-майора.

Задержание начальника Главного военного медицинского управления Белевитина, совмещающего должность с постом начальника Военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге, широко освещалось в российских СМИ в начале июня этого года. Военное следствие вменило ему два эпизода получения взятки - в 120 и 60 тысяч евро за лоббирование интересов компании «Дина Интернешнел», закупающей томографы у корпорации «Toshiba». Известно, что главного военного медика задерживали ночью при участии спецназа. В тот же день - 1 июня 2011 года - был задержан и его заместитель полковник Никитин.

Несколько дней назад Московский гарнизонный суд продлил офицерам срок содержания под стражей до февраля следующего года. 13 октября Александр Белевитин из спецблока «Матросской тишины» обратился к президенту России. В своем письме он объясняет, почему против него было, как он считает, сфабриковано дело. Обвиняет он «заинтересованные коммерческие структуры совместно с сотрудником ДВКР ФСБ РФ Шемякиным С. И.», а причину видит в том, что под его руководством была разработана «новая система конкурентной аукционной борьбы между поставщиками медицинского оборудования и лекарственных средств, позволившая значительно повысить уровень и качество необходимого для деятельности медслужбы ВС РФ и уменьшить структуру их ценообразования, что за короткий период позволило увеличить экономию финансовых средств на оборудовании в 3,6 раза (с 200 млн рублей до 740 млн), на медикаменты и расходное имущество в 600 раз (с 0,4 млн до 240 млн)».

Как прокомментировали «Фонтанке» в МО РФ: «Действительно до прихода Белевитина львиная доля поставок в армию шла через одни и те же компании, а роль Белевитина заключалась в исполнении приказа министра Сердюкова - препятствовать всякой монополии».

Также подследственный генерал-майор напоминает президенту, что контрразведка прослушивала его с момента назначения в 2009 году, а в феврале 2011 года он получил государственную награду - указом президента награжден орденом. Процедура, как известно, не может быть осуществлена без согласования с ФСБ, а в октябре этого года «от старшего военного прокурора военного 5-го управления ГВП Атаманюка Р. С." он узнал, "что осуществление указов Президента РФ являлось элементами оперативной разработки".

«Фонтанка» выяснила, что менее чем через месяц после назначения Белевитина на должность начальника ГВМУ (приказ от 21 июля 2009 года) руководителем департамента военной контрразведки ФСБ генерал-полковником Безверхним было подписано постановление о начале прослушивания его рабочего кабинета. А непосредственным исполнителем был назначен сотрудник Шемякин. Любопытно, что уже 14 августа 2009 года чекистам стало известно, что Белевитин «разработал механизм хищения бюджетных средств государственного оборонного заказа, выделяемого на закупку медицинской техники и лекарственных препаратов».

В уголовном деле подшиты сотни страниц с расшифровками бесед Белевитина. Из них можно представить атмосферу в медицинском управлении министерства.

За подконтрольное время Белевитин, с одной стороны, ратовал за то, чтобы не «распилили» деньги, чтобы не выдали "телегу за космический корабль" (как он выражался). В то же время генерал отслеживал ход расследований по делам, связанным с махинациями при закупках томографов, вероятно, опасаясь за себя и уповая на то, что у прокуроров ничего на него нет, а заместитель генпрокурора Фридинский вообще вопросов не имеет. Заодно анализировались и возможные кадровые перестановки: уйдет ли в отставку Чайка, кто будет его преемник. Что касается начальника военной контрразведки Безверхнего, который и инициировал разработку Белевитина, то последний был уверен, что отношения между ними дружеские, целуются.

Пока два года контрразведка анализировала беседы Белевитина, 24 ноября 2010 года в Москве были задержаны бывший замминистра здравоохранения Алексей Вилькен, директор ФГУП «Дирекция единого заказчика-застройщика федерального агентства по здравоохранению и соцразвитию» Вадим Можаев и глава российского представительства британской фирмы «Рослин Медикал Лимитед» Леон Зильбер. Через три дня суд арестовал начальника Контрольного управления президента РФ Андрея Воронина. Всем четверым следствие вменило покушение на мошенничество, которое выразилось в том, что группа товарищей потребовала у российского представительства компании Toshiba один млн долларов за допуск к участию в тендерах и конкурсах на поставку медицинского оборудования.

В рамках расследования этого уголовного дела следственной группе ГУ МВД по ЦФО стало известно о другом противоправном действе. На этот раз речь шла о поставках медицинской техники для нужд Минобороны.

Руководители индийской фирмы «Дина Интернешнел» показали, что в ноябре 2009 года заключили госконтракт на поставку магнитно-резонансного томографа на сумму 120 млн рублей, в благодарность за который передали 89 тысяч евро Вилькену, договорившемуся об этой победе с неустановленными лицами из числа сотрудников военного ведомства. Вилькен показаний не дает. 30 марта 2011 года, когда бывший замминистра здравоохранения был уже 4 месяца как арестован, Никитин с Белевитиным пили чай в комнате отдыха своего управления и первый рассказывал шефу о своем визите в ФСБ, где узнал о возможных признательных показаниях Вилькена и о том, как можно уладить вопрос через главного военного прокурора Сергея Фридинского или через начальника управления надзора ГВП. При этом Белевитин беспокоился о состоянии здоровья Вилькена, считая, что в случае признания болезнь может его поглотить. Сказанное Белевитиным сыграло не в его пользу.

4 апреля Алексей Вилькен согласился давать показания. А в конце мая, сразу после дачи признательных показаний, бывший чиновник написал заявление на имя следователя Очкуренко, в котором потребовал госзащиты, так как ему стало известно о готовящемся Никитиным и Белевитиным покушении на его жизнь. Довод о том, что военные медики обсуждали возможность наступления негативных последствий для здоровья Вилькена, был использован и на судебном заседании об избрании меры пресечения.

Сам же Никитин также сознается в получении денег, но отрицает вмененные ему 120 тысяч евро, а признает лишь 4,5.

Адвокат Белевитина Надежда Дуванская напоминает, что в первые же дни ее подзащитному "было предложено заключить досудебное соглашение и обещано, что суд, не исследуя доказательства, приговорит его к четырем годам, как и сотрудника администрации президента Воронина. Заодно Белевитину было предложено дать показание на свое руководство. Мы отказались».

Следствие убеждено в коррупции на высших этажах министерства и считает, что имеет убедительные записи. Так, по-настоящему тревожный разговор между Никитиным и Белевитиным состоялся в апреле 2010 года. Видеокамера зафиксировала, как Никитин передал шефу конверт с деньгами. Последовавшая за этим беседа, состоящая в основном из монолога генерал-майора, проливает свет на многое. Он ссылается на юриста из Санкт-Петербурга, который курирует вопросы закупок от Сердюкова. Называет его очень серьезным, стоящим возле трона, от которого и зависит распределение партий товара. Собеседники даже переходят на своеобразную стилистику: «Хозяин один, пахан один, дележка бюджета одна».

Защита, в свою очередь, считает, что доказательства следствия нельзя считать допустимыми. Как прокомментировала «Фонтанке» Дуванская: «В порядке 141 статьи УПК РФ я направила на имя директора ФСБ Бортникова заявление о совершенном преступлении, где прошу привлечь к уголовной ответственности генерала Безверхнего за установление прослушивающей аппаратуры без санкции суда. Пока ответа нет».

Что же касается пачки мелкокалиберных патронов, которые были изъяты у Белевитина при обыске и вменены ему вдогонку как незаконное хранение боеприпасов, то на днях 73-летний тесть генерала, как рассказала адвокат Дуванская, обратился к следователям с требованием вернуть ему патроны, так как они принадлежат именно ему.

Юлия Никитина, Евгений Вышенков, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор