44

Славные парни.

Что таится за обещанием полицейских «отпетушить» подростка

В реальные сроки оценил прокурор избиение в отделе МВД 17-летнего жителя Колпино. Его колотили ногами и дубинками за прилюдное унижение мундира. Авторов экзекуции защищают хором.

Влад Некрасов/Коммерсантъ
Влад Некрасов/Коммерсантъ
ПоделитьсяПоделиться

Колпинский райсуд Петербурга за день рассмотрел уголовное дело 25-летнего Евгения Аунинга и 27-летнего Алексея Заброды. Они признались в превышении должностных полномочий при задержании подростка. «Малолетка» покрыл вербальной скверной всю полицейскую рать, уверяют подсудимые, и на помощь им пришли берцы, дубинка и сленговое словечко «отпетушить». Если суд согласится с прокурором, в колонию они поедут с гордо поднятой головой, и на воле по ним будут скучать.

Холл перед залом судьи Ирины Браславской сплотил недругов. Недавние полицейские Заброда и Аунинг, словно сошедшие с обложки рассказа Чехова о конституциональных особенностях организмов, перешептывались с родней и адвокатами. Вчерашний подросток Вадим Коваль, которому на днях исполнилось 18 лет, скромно сидел на стуле не шевелясь. Энергией возмездия начинила холл его мать Олеся. Когда-то она работала в милиции, а теперь зарабатывающая, по ее признанию, «творческой деятельностью», Олеся охотно раздавала интервью. Когда микрофоны иссякли, жадно сканировала публику в поисках новых слушателей.

Аунинг и Заброда работали в патрульно-постовой службе Колпино. Вечером 28 мая 2019 года из рук охранника магазина «Семья» они приняли Вадима Коваля. Якобы тот украл что-то.

В 80-м отделе полиции Коваля, по его показаниям, уложили на пол, заковали в наручники со спины, стянули штаны и трусы, Аунинг произнес фразу «Сейчас мы тебя отпетушим», нанес не менее семи ударов ногами в голову и тело, Заброда «работал» резиновой дубинкой. В декабре им предъявили обвинение в превышении полномочий с насилием и уволили из полиции.

В не то чтобы плохо освещенном зале порой становилось нестерпимо светло. Это сослуживцы набрасывали мощные, густые краски на портреты подсудимых.

– Приведу пример. В сентябре 2019 года Заброда выехал на ножевой конфликт, нашел мужчину со вскрытыми венами, – вспомнил бывший замкомандира роты ППСП Колпино Геннадий Сергейчик, у которого фигуранты прослужили четыре года. – Он перетянул раненую руку, сам в крови испачкался, но дождался скорой. Да, сотрудники должны уметь оказывать первую помощь, но по своему опыту скажу: другой бы и не прикоснулся, и человек бы умер.

По словам Сергейчика, в полиции основные критерии работы – служебные показатели и жалобы граждан. Обоим Заброда и Аунинг соответствовали.

Еще один представитель МВД Владислав Беляев нашел безусловное преимущество Заброды:

– Очень трудно после отработки смены заставить себя что-то делать, а он [подсудимый] всегда был активен. Постоянно звал меня и товарищей погулять по городу, культурно отдохнуть после работы.

Характеристики наслаивались одна на другую. Каждый имевший с Забродой дело находил в нем отдушину. Играет в футбол, увлекается рыбалкой, умеет внимательно выслушать, «как настоящий мужчина готов прийти на помощь», «образец для подражания», «человек с высокими моральными принципами».

– Ему присущи черты законопослушного человека, – уверяет Евгения Садыкова.

Пара фирм поручились взять Заброду на работу в случае условного осуждения. Аунинг уже трудоустроился. Неделю назад он стал слесарем Водоканала. На предприятии знают о щекотливой ситуации нового сотрудника и, видимо, ценят его. В суд предоставили положительную характеристику.

Заброда и Аунинг заплатили Ковалям по 50 тысяч рублей компенсации морального вреда, принесли извинения. «Могли бы и не платить», – возможно, завертелась в их головах мысль в прениях.

– Не вижу раскаяния в ваших глазах! – сдвинул брови прокурор, и стоявший у допросной кафедры Аунинг еще ниже опустил голову.

– Вспылил. Недостойно себя повели, – выдавил он, объясняя топтание ботинками по полуголому подростку.

Заброда оправдывался оскорбительным лексиконом, который публично позволил себе Коваль в адрес полицейских.

– Не специально так получилось. Извините, пожалуйста, – пообещал он больше не дубасить людей.

Его адвокат Александр Рыжков посчитал, что Коваль спровоцировал сотрудников на агрессию своим «аморальным поведением». Они просят условный срок. Прокурор оценил вклад Аунинга в 3 года общего режима, Заброды – на полгода суровее за то, что тот бил подростка спецсредством «дубинка», а не ногами.

Свою энергию возмездия Олеся Коваль не расплескала в холле, к прениям тоже кое-что припасла:

– Профессионалы поступили бы по-другому. Они не должны были реагировать на оскорбления.

Приговор огласят утром 11 февраля.

Александр Ермаков,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (44)

Правильно. Полицейский не должен избивать человека, если полицейскому или другим гражданам не грозит какая-либо угроза. Права спец.служб в Эрефии необходимо жестко контролировать и ограничивать.

Из моего общения с полицией вынес лишь полную бесполезность сего органа. На все один ответ - квартиру обнесли - надо крепче двери ставить, машину угнали - надо лучше сигнализацию ставить. Я понимаю, что воров ловить дело опасное, но сами же брались, никто не заставлял.
У кого есть позитивный опыт? Ну там украденное нашли, или хотя бы воров?

Защитников то сколько набежало, похоже там все такие, как форму одел, человеческий вид потерял.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...