Авто Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

17:04 15.12.2019

«А потом в столовой закончились бутерброды». Как звучат свидетели честных выборов

Суд отказался отменить итоги голосования на одном из участков в Купчино, где за ночь вырос результат кандидатов от «Единой России». На защиту чести мундира избирательной комиссии встали наблюдатели: один — от Общественной палаты, второй — от «Володьки».

«А потом в столовой закончились бутерброды». Как звучат свидетели честных выборов

Коллаж/Сергей Николаев/"Фонтанка.ру"/Архив

Свидетелей в свою защиту в суд привела участковая комиссия №2099, которая больше чем наполовину состоит из активистов «Молодой гвардии «Единой России». Показания наблюдателей избирком противопоставил видеозаписям, на которых слышно, что после подсчета бюллетеней члены комиссии называют не те цифры, которые оказались в протоколе. Свидетели точно знали одно: ничего незаконного на участке не происходило. Со всеми остальными вопросами у них возникли затруднения.

С требованием отменить итоги голосования на участке №2099 (муниципалитет «Купчино») обратились проигравшие кандидаты от Партии роста — Гюзяль Юдина и Валентин Гришин. Им оппонировал юрист Иван Попов — представитель участковой комиссии, который отстаивает в судах интересы многих избиркомов разных муниципалитетов Фрунзенского и Московского районов. На предыдущем заседании по требованию истцов участники процесса смотрели видео с участка. Теперь пришла очередь ответчика доказывать свою правоту.

Первым свидетельствовать о чистоте избирательного процесса пришел 46-летний Александр Воропаев, который помогал купчинцам проводить выборы, несмотря на прописку в Кудрово. Заминка возникла на первом же вопросе, когда Воропаев не смог вспомнить, в какой роли находился на участке. «Член комиссии с правом… С правом… Член комиссии с правом… Дайте вспомнить, – затянул он, превращая судебное заседание в университетский экзамен. – Членом комиссии с правом…» Пытку прервал экзаменатор, представитель ответчика Иван Попов. Он напомнил своему свидетелю, что тот не владеет юридической терминологией.

С помощью обыденной лексики член участковой комиссии с правом совещательного голоса Александр Воропаев донес до суда, что «присутствовал при выборах, чтобы не было никаких каких-то действий противозаконных». Он вспомнил, что участок находился в школе, но в какой и где, сказать затруднился: «Знаете, я ехал на троллейбусе, вышел на «Славе». Пешочком прошел». Проблемы возникли и с ответом на вопрос о том, кто именно назначил Воропаева членом комиссии (сделать это может только кандидат или партия).


– Мне знакомый позвонил, – признался свидетель. – Говорит: хочешь поучаствовать?

– Какой знакомый? – наседала на него представитель истцов.

– Володя, – перешел на интимный тон свидетель.

– Какая у него фамилия? – не поддержала его представитель истцов.

– Свидетель не владеет специальной терминологией, – напомнил ей Иван Попов.

В допрос вмешался судья: ему тоже стало интересно, кто именно доверил Александру Воропаеву стоять на страже чистоты голосования. 

– Владимир, – ответил свидетель суду, попытавшись поднять коммуникацию на деловой уровень.


– Вы фамилию знаете? – уточнил судья.

– Ну как: Володька, Володька все время, – быстро сорвался свидетель. – Мы как-то шли по дороге, то есть я шел и встретил его. За пару дней, ну, где-то за неделю. Вот. Он и говорит: я не могу пойти, хочешь, вместо меня сходи. Я говорю: никогда в таком мероприятии не участвовал.

Но согласился и «скинул» фотографию своего паспорта «молодому человеку» то ли в «Вотсапе», то ли в «Вайбере».

В ответ на настойчивые расспросы истцов о том, чем Воропаев на участке занимался, он согласился, что «в какой-то мере» его роль можно сравнить с ролью охранника: «Следил, чтобы спокойно было там все». В этом ни ему, ни другим наблюдателям и членам комиссии препятствий никто не чинил, заверил суд свидетель. Но тут же признался, что в работе комиссии активно не участвовал, ходил курить и есть. «А потом в столовой закончились бутерброды», – поделился он информацией с судом.

За подсчетом голосов Александр Воропаев, тем не менее, наблюдал внимательно. «Сдвинули столы, опрокинули ящики. Начали считать что-то там, листы. А, не, — опомнился свидетель. — По-моему, они еще погасили все там что-то такое, уничтожили. Да я не помню, честно говорю. Помню, ящик этот перевернули, целая гора была этих листовок, бланков. И начали считать». Заполнял ли кто-то увеличенную форму протокола, которая висела на стене, свидетель вспомнить не смог: «Я не помню, я очки не брал». Не стал он и настаивать на том, что висевший на стене лист бумаги был именно увеличенным протоколом: «Ну, если все подходили к нему, читали – правильно, значит, это что-то было важное?»

Зато о главном предмете спора – числе голосов, поданных за кандидатов от «Единой России», – Александр Воропаев был осведомлен хорошо. Среди победителей «пять кандидатов было, четыреста голосов было. Четыреста баллов набрано. Точно. Давно просто было, я не помню», – заявил он. «Ровно по четыреста каждый?» – уточнил представитель ответчика. «Нет, общая сумма, общее набрали четыреста», – ответил свидетель, не уточнив, зачем он решил суммировать результаты пятерых кандидатов и значит ли это, что каждый в отдельности, с его точки зрения, набрал меньше ста.

Больше четырехсот голосов у каждого из пятерых кандидатов от «Единой России» — такой результат оказался опубликован в государственной автоматизированной системе «Выборы» на следующий день после голосования. Однако ночью, сразу после того, как члены комиссии подсчитали бюллетени, они под камеры официального видеонаблюдения называли другие цифры — на сто-двести голосов меньше. Но когда запись с камер запросил в качестве доказательства суд, городской избирком прислал её в плохом качестве – там не было слышно ни слова. Истцам удалось добиться, чтобы судья посмотрел качественную версию, где цифры звучат отчетливо. Как утверждают истцы, участковая комиссия сперва составила протокол с первоначальными цифрами, но затем решила пересчитать бюллетени, объяснив, что файл с протоколом якобы случайно удалился с компьютера. Новый протокол с другими данными члены комиссии наблюдателям от оппозиции не выдали, говорят истцы. А бюллетени, как ранее писала «Фонтанка», унесли в неопечатанных (по словам оппозиционных кандидатов) мешках, отвечая на претензии в свой адрес нецензурными выражениями и легендарной фразой: «Ты ошибаешься, дружище, иди погуляй».

В том, что кандидаты-победители получили по итогам подсчета именно тот результат, который принес им депутатские мандаты, суд заверил и второй свидетель — двадцатилетний Андрей Скорняков, наблюдатель, направленный петербургской Общественной палатой (ОП). На последних выборах эта организация впервые получила право делегировать наблюдателей на участках; как писала «Фонтанка», на публичную подготовительную встречу желающих следить за выборами власти привели сотрудников бюджетных учреждений, а в сам день голосования одна из НКО, сотрудничающих с ОП, отправила  на участки приглашённых по объявлению людей за денежное вознаграждение.

На странице во «ВКонтакте» Андрей Скорняков демонстрирует мышцы, проступающие сквозь спортивную одежду. Он ведет страницу с советами о том, как сбросить вес, держать тело в тонусе и заставить девушек оборачиваться вслед. В день голосования Андрей Скорняков временно сменил род деятельности: суду он объяснил, что на участке «следил за порядком, чтобы не было каких-то неприятностей». «Как мне объясняли, могли быть какие- то посторонние люди, которые могли начать срывать эти выборы», – поделился свидетель.

Однако выяснилось, что процесс подсчета бюллетеней наблюдатель описать не может: на это время он участок покинул. Но главное в его памяти все же отложилось: «Помню, пятерка была. У них было, по-моему, больше четырехсот голосов».

Среди кандидатов, число голосов в пользу которых выросло до четырехсот в повторно составленном протоколе, — лидер петербургской «Молодой гвардии «Единой России» (МГЕР) Александр Маликов. Председатель участковой комиссии №2099 Сергей Христенко — тоже активист МГЕР. С гордостью писал сайт «Молодой гвардии» и об Анастасии Крахмальницкой —— она тоже значится членом этой комиссии. Еще один член избиркома, Анастасия Корнилова, указана на партийном сайте в качестве куратора «Школы «Молодой гвардии», а ее коллега по подсчету голосов Серафима Мешалкина — в качестве директора этого партийного проекта. Посты с хештегом «МГЕР» публиковала на своей странице во «ВКонтакте» и Ирина Лужкова, тоже член комиссии. Размахивал флагом движения на фотографиях в своих соцсетях и зампред комиссии Павел Бевза, кстати, делегированный в избирком «Яблоком». Наконец, еще одна участница ночных событий — член участка Зоя Христенко, которая выкладывает в соцсетях фотографии на фоне эмблем «Молодой гвардии» в обнимку с Сергеем Христенко.

Наблюдателей, которые выступили в суде в поддержку избиркома, в день голосования на участке не было, заявила в суде проигравшая кандидат Гюзяль Юдина. Она предлагала судье еще раз опросить свидетелей со стороны истцов — они, по её словам, могли бы подтвердить, что не видели 8 сентября ни Андрея Скорнякова, ни Александра Воропаева. Но суд это предложение отклонил, как и требования истцов в целом. Фрунзенский районный суд до сих пор не вынес ни одного решения в пользу проигравших кандидатов. Из нескольких сотен исков с требованием отменить итоги голосования петербургские суды пока удовлетворили только два — в «Новоизмайловском» и муниципалитете №7 на Васильевском острове

Мария Карпенко, «Фонтанка.ру»

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор