Авто Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

15:39 10.12.2019
Срочно

«Считаем неэтичным делать какие-либо выводы». «Метрострой» подтвердил задержание гендиректора

«Если он тебя бьет, то рано или поздно убьет»

Трагедия Анастасии Ещенко не была случайностью. Есть только один надежный способ не стать жертвой — разорвать отношения после первого же «раунда». Но на это решаются не все.

«Если он тебя бьет, то рано или поздно убьет»

Давид Френкель/Коммерсантъ

Почему реакция общественности на убийство Анастасии Ещенко выглядит дикой, где лежит грань между насилием и «ей просто показалось» и может ли прощение стоить женщине жизни, «Фонтанке» рассказала психолог Александра Олейник, которая работала в системе МВД, а сегодня занимается частной практикой, специализируется на вопросах домашнего насилия, проводит бесплатные группы поддержки для женщин в трудных жизненных ситуациях и работает в проекте помощи людям, пережившим инцест или сексуальное насилие в детстве.

 - Что вас как психолога больше всего поразило в трагической истории Анастасии Ещенко, погибшей от рук доцента истфака СПбГУ Олега Соколова?

– К сожалению, подобные истории мы в последнее время слышим очень часто, но каждый раз шокирует чудовищность произошедшего. Но сейчас меня до глубины души поразила позиция университета, когда там заявили, что не понимают, как такое могло произойти, ведь он такой веселый, добрый и хороший человек. Как будто никогда к нему не было никаких вопросов. А между тем 10 лет назад другая девушка уже пыталась привлечь внимание к тому, что Соколов совершил над ней насилие, когда она попыталась разорвать с ним отношения. Никаких последствий эти заявления тогда не имели. В такой ситуации насильник получает подкрепление — он понимает, что ему все сойдет с рук. И, скорее всего, если потребность возникнет, он снова совершит насилие.

История, когда женщина, подвергаясь насилию, пытается разорвать отношения, и в результате ее калечат или убивают, к сожалению, типична. Это случилось с Маргаритой Грачевой, которой муж отрубил кисти рук. Там тоже были все предпосылки, но окружающие все равно удивлялись, как такое могло случиться.


- Почему это происходит?

– У нас в стране никак не регламентированы отношения между тем, кто обладает властью, и теми, кто от таких людей зависит. Например, между преподавателями и студентами. У студентки нет эффективных способов подачи жалобы на преподавателя и нет уверенности, что если она все же заявит вслух о насилии, ей за это потом не отомстят.

- Разве нужно прописывать запреты на личные отношения между студентами и преподавателями в уставах вузов? Это же вмешательство в интимную жизнь людей.

– Мне бы очень хотелось жить в мире, где такие нормы не нужны, но другой планеты у нас нет. Личные отношения между студентами и преподавателями — это всегда конфликт интересов, потому что студенты находятся в подчиненном положении и о свободе выбора говорить не приходится. Я не жажду вмешиваться в чью-то личную жизнь. Но, если случилась большая и настоящая любовь, ради нее можно и нужно сделать что-то, чтобы избежать конфликта интересов и подчиненного положения одной из сторон. Например, преподавателю перевестись в другой вуз.

- Но кто-то ведь такие отношения может воспринимать как социальный лифт. И какие-нибудь студентки могут очень расстроиться, если отношения с симпатичными профессорами окажутся под запретом.

– Я с такими суждениями ни разу не сталкивалась, если у вас есть примеры — покажите мне их. Мне кажется, что если социальный лифт возможен только через постель, то это негодный социальный лифт, давайте сделаем новый. Студентки должны иметь возможность учиться в престижных вузах и заниматься наукой, не будучи обязанными платить за это тем, чем платить нельзя.

- Почему красивые, умные девушки с хорошим образованием оказываются в зависимых отношениях с людьми, которые их унижают и бьют?


– Если говорить о ситуации отношений студентки и преподавателя, то в преподавателя влюбиться очень легко. Особенно если он яркий, харизматичный, со страстью рассказывает о чем-то, что тебе интересно. А если он работает в области твоих научных интересов — тем более. Привязаться к такому прекрасному человеку просто. Но главный вопрос — что происходит потом, когда отношения стали фактом. И если начинается психологическое, а тем более физическое насилие, мы продолжаем раз за разом искать ответ на вопрос: а как она себя при этом вела? Куда она смотрела? О чем она вообще думала? Психологи и феминистки пытаются обратить внимание на то, что надо задавать вопросы в первую очередь о поведении человека, который совершает насилие.

- Многие подозревают женщину, которая жалуется на насилие, в манипуляциях: пытается опорочить, отжать квартиру, получить какие-то иные выгоды.

– Допустим даже, что такая проблема есть. Но давайте посмотрим, сколько случаев, когда удалось таким образом получить выгоды, и сколько историй, когда женщины годами жили в ситуации насилия и либо были убиты мужьями и партнерами, а по разным данным это до 15000 смертей в год, либо сами стали убийцами, превысив самооборону, — а это 80% женщин, которые осуждены за убийство. Существует масса механизмов, которые препятствуют тому, чтобы женщина просто вышла из насильственных отношений. Это и сверхзначимость семьи и романтических отношений, и убежденность, что женщина отвечает за погоду в доме. Кроме того, есть базовая реакция у всех людей в случае опасности прижаться к ближнему, быть в своей стае, которая может тебя защитить. А что делать, если ближний — и есть опасность?

- Действительно, в таких случаях женщина обычно думает, что ей показалось или что не стоит рушить брак из-за одного подзатыльника. Как определить, что уже не «показалось»?

– Надо смотреть, как сильно нарушен баланс интересов. Как часто вы уступаете и чувствуете себя виноватой? Как часто вам говорят, что вы плохая и никому не нужны? Пытается ли партнер изолировать вас от общения с подругами или родителями? В партнерских отношениях такого быть не должно. Партнер не должен пытаться делать вас зависимой от себя ни в эмоциональном, ни в финансовом плане, не должен обесценивать вас. Потому что мы так устроены, что, если нам 150 раз скажут, что мы плохие и никому не нужны, мы начинаем в это верить. Пострадавшим часто ставят в вину, что они не были самостоятельными личностями. Но даже если человек несамостоятельный, его что, можно бить?

- В социальных сетях после трагедии Анастасии Ещенко распространилось утверждение: «если он тебя бьет, рано или поздно он тебя убьет». Это правда? И, если партнер поднял на тебя руку, значит ли это, что отношения надо прекращать немедленно?

– Я думаю, это правда. Конечно, нет 100% гарантий, что вас непременно убьют, но отношения разрывать надо. Потому что риск возрастает многократно. Возможно, бывают разовые приступы агрессии, но давайте смотреть, что привело к этому приступу.

- Ну как что привело... «Я же виновата, я его довела, а он приполз на коленях прощения просить» – стандартная ситуация.

– Я говорю не о том, что привело именно к факту удара, а как развивалась ситуация в целом. Очень часто физическому насилию предшествует психологическое. И сопутствуют разные проявления насилия сексуального, когда вас убеждают, что вы должны обслуживать сексуальные потребности партнера вне зависимости от того, хотите вы этого или нет. У нас даже некоторые юристы позволяют себе высказывания о том, что половой свободы жены от мужа быть не может (такое заключение на проект закона о домашнем насилии дал некий доктор юридических наук И. В. Понкин). Я не знаю случаев, чтобы на ровном месте внезапно человек давал одну-единственную пощечину, а в остальном все было в порядке. Если человек не смог сдержать свои агрессивные импульсы однажды, где гарантия, что он будет сдерживаться в будущем?

- Женщина, пострадавшая от насилия, обычно говорит себе: «Ну, я же тоже виновата, я сказала, что он — козел двурогий».

– А еще говорят, что «студентки сами провоцируют преподавателей», а «жены пилят мужей» и их психологическое насилие хуже физического. Якобы женщина может сподвигнуть мужчину на какое-то определенное поведение. На самом деле это рассуждения того же порядка, что и «курсы ведических жен», в которых учат, что если женщина будет себя правильно вести и носить юбки определенного фасона, то мужчина будет каждый день по миллиону рублей приносить в дом. Это все какая-то чудовищная попытка размазать ответственность и снять её часть с насильника, переложив на жертву. Зачем?

- Чтобы пары не распадались. Будешь мужьями разбрасываться — останешься одна, старой девой.

– Может, оно и к лучшему? Как известно, незамужние женщины живут дольше, чем замужние.

- Сейчас активно обсуждают закон о домашнем насилии, который вот-вот должны внести, наконец, в Госдуму. И есть мнение, что после принятия такого закона ни один мужчина больше не заключит официальный брак — все будут бояться необоснованных обвинений.

– Но, если мы посмотрим на статистику разводов, которая огромна, в подавляющем большинстве случаев инициатором развода становятся женщины. Это значит, что мужчины, которые не бегут подавать заявление, больше заинтересованы в браке. И, если закон о домашнем насилии отвратит всех этих прекрасных мужчин от идеи заключения официального брака, выходит, что брак зиждется только на праве мужа свою жену бить и подавлять. А значит, этот институт нуждается в немедленной деконструкции.

- А почему закон о домашнем насилии, который еще даже не опубликован, вызывает настоящую панику в рядах консервативно настроенных граждан?

– Людей пугает неизвестность. Имеет смысл прочитать хотя бы текст 2016 года и почитать, что пишут о нем члены рабочей группы. Я считаю, что это самый нужный законопроект сегодня. Конечно, он потребует определенных бюджетных расходов. Но обществу нужны и охранные ордера, которые запретят обидчику приближаться к жертве, и шелтеры — помещения, куда жертва может уйти из общей с нарушителем квартиры. Нам нужен реально действующий механизм для работы с проблемой домашнего насилия. Уголовный и Семейный кодексы её не решают.

- В проекте закона о домашнем насилии образца 2016 года есть норма, по которой нарушителя могут обязать «покинуть место совместного проживания с пострадавшим на срок действия судебного защитного предписания, независимо от того, кто является собственником жилого помещения». Мужчины от такой перспективы приходят в неописуемый ужас. Как вы считаете, возможны ли злоупотребления?

– Почему-то, обсуждая законопроекты в защиту ущемляемых групп, мы первым делом думаем о злоупотреблениях. Как показывает практика, они случаются всегда, но их число, как правило, не превышает 1%. Но, если мы на одну чашу весов положим жизнь конкретной женщины, которая подвергается опасности, и право мужчины, который гипотетически может подвергнуться ложному обвинению, находиться в своей квартире, каждый может сам себе ответить на вопрос, что важнее.

- Если во время ссоры мужчина женщину все же ударил, в какой ситуации можно не разрывать отношения, а простить его?

– У меня нет ответа на этот вопрос, потому что я не могу принимать решения за других людей. Это всегда выбор и ответственность женщины. Конечно, простить, когда партнер уверяет, что это было в первый и последний раз, можно. Но при этом стоит помнить, что, когда он ударит во второй раз, уйти от него будет уже сложнее.

- А ему будет проще ударить во второй раз?

– Да. Потому что эта граница уже была однажды нарушена и ему за это ничего не было.

 Венера Галеева

«Фонтанка.ру»

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор