Авто Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

13:32 08.12.2019

Подводная фауна. «Фонтанка» исследовала окружение Ильи Трабера и случайно написала летопись петербургского бизнеса

Экс-глава «Ленэнерго» Андрей Сизов официально стал партнером Ильи Трабера. В грандиозном проекте строительства порта «Приморский УПК» он получил 5%. Таким образом вошел в длинный список тех, чьи бизнес-интересы связаны с личностью уникального подводника.

Подводная фауна. «Фонтанка» исследовала окружение Ильи Трабера и случайно написала летопись петербургского бизнеса

Фото: скриншот из программы «600 секунд»/«Фонтанка.ру»

Андрей Сизов покинул в 2016 году «расстрельную» в те годы должность гендиректора ПАО «Ленэнерго», получив в качестве «парашюта» горсть уголовных дел против себя лично и «неустановленных лиц из числа руководства «Ленэнерго». И на какое-то время пропал из медиапространства.

Кто-то говорил, что он осел в Швейцарии, но в феврале 2019 года Андрей Сизов пришвартовался к ООО «Приморский УПК», став его генеральным директором. Предшественником на этом посту был Рамис Дебердеев — один из самых известных предпринимателей Ленобласти и совладелец «Приморского УПК». К тому времени 26% долей в компании принадлежали лично Илье Траберу. Теперь Андрею Сизову приходится не только готовить строительство огромного портового комплекса в Приморске, но и сдерживать натиск недовольных этой затеей местных жителей. Видимо, чтобы разнообразить пейзаж, в июне 2019 года Илья Трабер назначил Андрея Сизова руководить еще одним своим портовым проектом — ООО «Камчатский контейнерный терминал».

8 ноября Андрей Сизов был отмечен в архивах СПАРК как новый владелец 5% долей в УПК. Чтобы собрать этот пакет, Трабер и Дебердеев выделили из своих долей по 1,3%, а младшие партнеры Артем Бегун, Владимир Даниленко и Сергей Пупко — по 0,8%.

Непотопляемый

Академический подход к изучению жизни замечательных людей позволяет очистить их личности от легендарного и оперировать фактами. Масштаб предпринимателя Ильи Трабера становится лучше всего понятен, когда мы называем тех, с кем он вел дела. В этом списке не обидно оказаться любому, даже самому великому.


Начиная перечислять активы, официально записанные на Илью Трабера, трудно отделаться от обиды за него. Два портовых терминала в Ленобласти (один только начинает строиться), два причала в порту Петербурга, какой-то проект на Камчатке, уже проданные магазины хозтоваров в Москве, пока не работающая сеть магазинов для дома и сада, полтора десятка несерьезных буксирчиков, пяток не весьма солидных танкеров… И это что, всё?

Не видно гигантских заводов, тысяч гектаров угодий, банков. Доказательств масштаба личности, о которой говорят с придыханием, намекая на космическое влияние, не заметно. Даже как-то неудобно за Трабера.

Скорее всего, кейс Ильи Трабера — о том, что короля делает свита. В нашем случае — это длинный список людей, которые либо вели с ним бизнес, либо работали на него. Анализируя учредительные документы компаний, где так или иначе есть след Ильи Трабера, можно найти имена, хорошо известные далеко за пределами Петербурга. Если не заглядывать в иностранные реестры в поисках его заграничной собственности, нетрудно подумать, что самый ценный актив патриарха городского бизнеса — это коммерческий интерес в нем лично десятков и сотен предпринимателей по всей стране.

Истоки

Впервые о Трабере-бизнесмене в Петербурге сочно заговорили в 1991 году, когда он возглавил только что созданный реставрационно-коммерческий центр «Антиквар». Это было в современной терминологии государственно-частное партнерство, в котором ленинградский горисполком выступал миноритарием, а контроль принадлежал малому предприятию (такая тогда была форма собственности) «Петербург». Сам Илья Трабер там как владелец не фиксируется сегодняшними базами. Зато хорошо видно Александра Уланова. Именно он по документам — владелец беспокойного раритетного хозяйства, которое привлекает внимание Смольного и столичных министерств.

Спорить о том, кто в этом тандеме первичен, — бессмысленно. Но есть резон присмотреться к другим активам Александра Уланова. Чаще всего его имя всплывает в связи с компанией «СОВЭКС». С середины 1990-х она волею городских чиновников получает монополию на заправку керосином самолетов в Пулково. В 2019-м мы видим, что доля Уланова в акционерном капитале мала — 3,2%. Участие в советах директоров других компаний раскрывает его должность: заместитель генерального директора ЗАО «Совэкс». Это по состоянию на 2000 год. В тот год денежные поступления этой компании, согласно бухгалтерскому отчету о движении средств, превысили 1,3 млрд рублей. Если приложить для понимания масштаба спичечный коробок нарастающей инфляции, то выходит, на сегодня это 11 млрд рублей. Если по-другому — то это почти 5% расходной части бюджета Петербурга на 2000 год. Иными словами, фирма солидная.

Были у Александра Уланова и другие интересы в нефтянке. К примеру, в 2014 году он выступил соучредителем ООО «Нефтяные и газовые технологии». Судя по учредительным документам, в основном она планировала добывать нефть и газ. В числе других хорошо известных персон из окружения Ильи Трабера и кипрской «Доломана холдинг лимитед», с которой постоянно ассоциируют его лично, 20%-я доля значилась за Зауром Лешкашели.

Это личность полулегендарная. Его называют то грузинским олигархом, то бывшим послом России в Грузии (и то, и другое, скорее всего, неправда). Однако это имя громче всего звучало в ходе лондонских судебных процессов 2015 года: Заур Лешкашели винил управляющих своими активами из Credit Suisse в разбазаривании нажитого добра. Речь шла об азербайджанских нефтяных месторождениях, а суммы обсуждались восьмизначные (в евро). Впрочем, партнерство петербургского антиквара и грузинского нефтяного магната не задалось.

В нашу гавань заходили корабли

Очень интересно продолжилась нефтяная тема у Александра Уланова в 2004 году, когда в Выборге была учреждена фирма «Баренц газ». Паритетным партнером там был известный петербургский предприниматель Александр Соболев. В свое время журналисты знали его как председателя совета директоров нефтебазы «Невский мазут». Самое замечательное в «Баренц газе» – не то, что она добывала в Баренцевом море газ (что, увы, неправда), а то, что вообще-то она собиралась это делать на самом полном серьезе. И в доказательство этих намерений можно привести зарегистрированный на эту фирму патент на полезную модель «Судно для добычи природного газа». Информация по этой разработке есть в открытом доступе. И когда ее читаешь, не можешь избавиться от мысли, что это более чем серьезная научная работа. Достаточно сказать, что модель испытывалась в ледовом бассейне ЦНИИ Крылова.

Оформленное в собственность Уланова и Соболева судно должно было не только добывать газ, но и синтезировать из него метанол-ректификат. Причем по ходу разработки этого проекта, судя по реферату, решалась крупная проблема зависимости процесса ректификации метанола в условиях сильной качки. Все это, разумеется, в сознании обывателя, не вяжется с образом простого петербургского предпринимателя Уланова. Все становится на места, когда понимаешь, что высокотехнологичный арктический производственный нефтехимический комплекс — это масштаб именно Трабера, человека, совсем не чуждого моря. Он же из советских героев-подводников.

Тема судостроения у Александра Уланова продолжается на Выборгском судостроительном заводе, где он, согласно данным СПАРК-Интерфакс, значится экс-владельцем 7,2% акций. С кем он сотрудничал на этом предприятии, широко известно. В совете директоров ВСЗ отметились, к примеру, акционеры банка «Россия» Николай Шамалов (в заводских документах его называют директором по сбыту российского отделения компании «Сименс АГ») и Дмитрий Горелов (его представили как президента холдинга «Петромед», и это правда). Если добавить к ним Виктора Чугунова (в бумагах ВСЗ — президент ООО «Петро-Русс Шиппинг»), можно будет учреждать какой-нибудь дачный кооператив или, на худой конец, ТСЖ одного из самых знаковых жилых домов Петербурга — под номером 19 на 2-й Березовой аллее на Каменном острове.

Эта территория зовется акватория

Александр Уланов не раз выступал акционером в компании, позволяя Илье Траберу занять ключевую позицию в важном активе. После МП «Петербург» и «Антиквара» ситуация повторилась, пожалуй, в самом известном предприятии предпринимателя-подводника — в ЗАО «ОБИП» – Объединении банков, инвестирующих в порт. У Александра Уланова там было 20% акций. Хотя по факту никаким банкиром Илья Трабер не был, он стал председателем совета директоров ОБИП. Это было в январе, а уже летом того же года ОБИП получил полномочия по управлению ОАО «Морской порт Санкт-Петербург».

В совете директоров ОБИП помимо Ильи Трабера были и настоящие банкиры, причем, без преувеличения, с большой буквы. Во-первых, 15% его акций досталось банку «Санкт-Петербург», что дало место в совете патриарху петербургской банковской системы Юрию Львову. Еще одним директором стал Юрий Головин — создатель банка «Петровский», который получил 5,1% акций ОБИП и тоже разделил с Ильей Трабером ответственность, но, похоже, не привилегии контроля над «Морским портом СПб». Также в совет директоров Объединения банков вошел в ту пору скромный, даже без упоминания регалий и занимаемых должностей, Виталий Южилин. Будущий депутат Государственной думы РФ трех созывов, работавший там в комитете по бюджету и налогам.

Миноритарным акционером в ОБИП стал Андрей Кобзарь — 15%. Места в совете директоров ему поначалу не досталось, зато потом карьера сложилась неплохо. Уже в 2002 году он возглавил совет директоров «Морпорта СПб», а дальше на базе контейнерного района порта они создали с Виталием Южилиным «Национальную контейнерную компанию». Потом выгодно ее продали в хорошие руки, и дальше занялись кто чем.

Пока Виталий Южилин пекся о бюджете России, Андрей Кобзарь пошел по творческой линии. Например, вместе с актером и режиссером Иваном Дыховичным создал кинокомпанию «Воля». Именно этому экс-партнеру Ильи Трабера мировая культура обязана фильмом «Копейка» (согласно аннотации – «Многослойный торт советского и новорусского эпоса, пропитанный водкой, кровью и бензином»).

ОБИП вообще можно смело назвать кузницей кадров самого высшего качества. К примеру, внутренние документы ПАО «Газпром» помнят старую должность своего руководителя — Алексея Миллера. Он работал в ОБИП в 1998-1999 гг., выполняя функции директора по развитию и инвестициям ОАО «Морпорт СПб». Заместителем главного бухгалтера там работала нынешний главный бухгалтер «Газпрома» Елена Васильева. А главным специалистом группы по координации инвестиционной деятельности был Кирилл Селезнев, многолетний глава ООО «Газпром Межрегионгаз», а сейчас — руководитель ООО «Русхимальянс» (реализует в Усть-Луге проект газохимического комплекса стоимостью свыше 1 трлн рублей). Позиция менеджера более или менее высокого звена в «Морском порту» в те годы есть в резюме глав и других крупнейших российских госкомпаний.

Искусство возможного

Чтобы не казалось, что Александр Уланов лишь в далеких 90-х поучаствовал в общем бизнесе с Ильей Трабером, а потом пошел своей — интересной и долгой — дорогой, можно отметить, что, по данным СПАРК, и сейчас он — мажоритарный акционер в ООО «Охранная организация "АВИ"», адрес регистрации которого знаком любому мало-мальски вовлеченному «в тему» – Старорусская, 14.

Там многие из прошлых и сегодняшних крупных городских начальников и предпринимателей когда-то встречались с самим Ильей Трабером. Именно по этому адресу в 1994 году было зарегистрировано охранное агентство с куда более говорящим для просвещенных названием «ВИАБ». У Александра Уланова размер доли там был такой же, как у Ильи Трабера и еще одного делового партнера — Виктора Корытова.

Также втроем они были учредителями не менее знаменитой компании — ООО «ИЮБ «Петер». Документы, имеющиеся в открытом доступе, прямо указывают лишь на одну хорошо известную дочернюю компанию «Петера» – ЗАО «Петербургский нефтяной терминал». Когда-то давно у нее там было 20%. Но в 2011 году эта связь утратилась.

ИЮБ «Петер», кроме информационно-юридических вопросов, занимался и столь излюбленным Ильей Трабером искусством. Анналы истории сохранили платежное поручение и экспертное заключение о нескольких картинах, которые «Петер» продал — по конкурсу, но как единственный поставщик — Государственному музею им. Пушкина. Речь идет о «Портрете неизвестного в студенческом мундире» кисти неизвестного художника 1820-1830-х гг. (бумага, акварель, карандаш, лак), размер 9,4 см на 8,3 см, и «Портрете молодой женщины с белым шарфом» также неизвестного живописца 1842 года (бумага, акварель, белила, карандаш, лак), размер10*9 см. Ценность этих картин заверена экспертом Ольгой Глебовой. Есть и акт приема-передачи картин, подписанный замдиректора музея Пушкина по учету и хранению Усовой.

Подводная фауна. «Фонтанка» исследовала окружение Ильи Трабера и случайно написала летопись петербургского бизнеса

Ох, рано...

Вопросам безопасности Александр Уланов уделял много внимания, выступая учредителем нескольких охранных предприятий, в частности того самого ООО «ОО «АВИ». В нулевые годы его совладельцем значился и Игорь Кривонос. Это личность выдающаяся и даже легендарная — без всякой иронии. Уроженец Тамбова, с 1995 года он возглавил отряд специального назначения «Тайфун». Был «приписан» к Федеральной службе исполнения наказаний, но славу стяжал подвигами в Чечне. Согласно официальной биографии Игоря Кривоноса, в 2003 году он покинул «Тайфун» и занялся охранным бизнесом. А в качестве общественной нагрузки возглавил Союз организаций ветеранов силовых структур и охранных предприятий «Наш город», зарегистрированный все там же, на Старорусской, 14. К слову, масштаб личности Игоря Кривоноса позволял ему вести бизнес далеко не только по этому адресу. К примеру, в СПАРК он значится экс-владельцем 50% доли в ООО «ОП «Балтик-эскорт», учредителем которого когда-то был другой легендарный предприниматель Роман Цепов.

Еще один специалист по безопасности в окружении Ильи Трабера — Виктор Корытов. СПАРК помнит его как зампредседателя правления Газпромбанка, но интересы его гораздо шире. Например, он официально значился членом совета директоров АО «Морской порт Санкт-Петербург», а в 2000 году — советником генерального директора.

Еще он выступал партнером по бизнесу Игоря Комарова — человека трудной и интересной судьбы. «Википедия» знает его в первую очередь как футболиста, лучшего бомбардира ленинградского «Динамо» и игрока основного состава «Зенита» с тренером Юрием Морозовым. В том числе в «золотом» сезоне 1984 года. После череды завитков судьбы он возглавил управление безопасности газового хозяйства «Газпрома». С Виктором Корытовым он пересекся в поселке Никольский Подпорожского района, на небольшом лесопильном производстве ТОО «Торнадо-Лес» – там бывшему футболисту принадлежало 45% долей, а его партнеру — 55%.

Кузница кадров

Кроме партнеров по бизнесу, Илья Трабер славится подбором кадров для руководства своими активами. К примеру, его ООО «Экологический флот», которое обслуживает заходящие в порт суда на 800 млн рублей в год, возглавляет Борис Кудрявцев. В прошлом — генерал-майор таможенной службы, начальник Выборгской таможни в неспокойные 2002-2005 годы. Со службы он ушел по собственному желанию, хотя этому предшествовала московская проверка фронта работ Бориса Кудрявцева и указания на необходимость устранения недостатков.

После увольнения генерал-майор далеко не уехал – устроился работать в ЗАО «Восход» – таможенный склад в Торфяновке. Совладельцем и гендиректором компании тогда был Александр Гусев. А его можно отыскать в списке членов совета директоров ОАО «Балтийский судомеханический завод», где в числе конечных владельцев видятся и Александр Уланов, и сам Илья Трабер. Спустя недолгое время после перехода Бориса Кудрявцева из таможенного бизнеса в портовый, к ЗАО «Восход» было присоединено ЗАО «А-Терминал», единственным владельцем которого значилась Любовь Цой — еще один непременный участник списка заинтересованных лиц в фирмах, за которыми стоит Илья Трабер.

Еще один хорошо известный в Петербурге менеджер — Олег Ануфриев — возглавляет принадлежащее Илье Траберу на 20% ООО «Промконсалтинвест Санкт-Петербург». Фирма интересна тем, что оказывает деликатные услуги Внешэкономбанку. Официально это называется «оказанием консультационных услуг по вопросам урегулирования задолженности отдельных должников». «Оказание юридической помощи» требуется и ООО «ВВСС», оператору аэропорта Пулково. Причем помощи явно уникальной — заказ на эту услугу проводился на условиях закупки у единственного поставщика. Насколько знания, опыт и авторитет Ильи Трабера помогали Внешэкономбанку и аэропорту в решении их проблем, доподлинно неизвестно.

Космические дали

Отдельная часть истории Ильи Трабера связана с ООО «Форт», а точнее, с его гигантскими угодьями в 3,6 тыс. га на берегу Финского залива в районе Приморска. Он значился владельцем 37,5% долей этой фирмы до августа 2018 года, а сейчас эта же доля – у Эдуарда Худанайтова, которого СМИ называют соратником Игоря Сечина.

История о том, как «Форт» получил контроль над землей некогда стратегического полигона ракетно-космической корпорации «Энергия», многократно описана. Достаточно будет лишь упомянуть, что к моменту передачи земли совладельцами «Форта» значились Любовь Цой и Игорь Полторак, люди не чужие высокопоставленным выборгским чиновникам.

Позже — уже вместе с землей — в числе владельцев «Форта» были люди с именами Андрей Голубев и Николай Шамалов. Первое имя напоминает осведомленным петербуржцам о банках, дорогих бутиках и бензине, а второе — и вовсе о таких вещах, что всерьез вслух лучше не обсуждать. При этом в один день в апреле 2014 года с Николаем Шамаловым доли в «Форте» получили все тот же вездесущий Александр Уланов и Владимир Даниленко. Их имена неизменно попадаются тем, кто изучает бизнес-путь Ильи Трабера. Не случайно они появились и в этот раз — спустя четыре года сам подводник-антиквар записал свое имя в совладельцы ООО «Форт».

Как именно в руки этой уважаемой компании попала земля полигона, где испытывались компоненты космического шаттла «Буран», наверное, не важно. Тем более что желающих оспорить права «Форта» на тысячи гектаров живописной прибрежной земли за минувшие годы хватало с избытком. Но ее, во-первых, удалось отстоять, а во-вторых, худо-бедно стало понятно, что с ней делать — строить порт. Можно предположить, что участников этой долгоиграющей истории сплотили трудности, которые пришлось преодолеть, и слова о партнерстве для них — не пустой звук. Пикантной деталью можно считать то, что руководителем ОАО «Приморский НТЦ» (ранее оно было филиалом РКК «Энергия») на момент передачи земли «Форту» в 2012 году была Яна Шапкина. Одновременно с ракетно-космическим полигоном она руководила ООО «Портофлот инвест-2», где владельцем до сих пор значится Марина Даниленко, не случайно носящая ту же фамилию, что и давний партнер Ильи Трабера Владимир Даниленко.

Как в лучших домах

Если пытаться прослеживать цепочки рукопожатий, расходящихся от личности Ильи Трабера, можно дойти — всего через пару итераций — до самых известных и уважаемых в Петербурге предпринимателей.

Возьмем, к примеру, один из недавних активов Ильи Трабера — ООО «Новые коммунальные технологии», которое теперь контролирует крупный терминал «Юг-2» в порту Усть-Луга. Там — новая команда партнеров Трабера. Среди них, к примеру, Ольга Брагина, которая руководила московским ООО «Дело», причем вполне успешно: например, получила заказ от Агентства страхования вкладов на его защиту в суде от оставшихся без выплат вкладчиков. А владеет этим «Делом» Алена Баендаева. Ее основные активы — в Москве, но в нашем городе она этим летом вошла в состав учредителей ООО «Невский атриум» – МФЦ на углу Невского и Марата. В апреле 2019 года в одном списке владельцев «Невского атриума» вместе с Баендаевой были — Игорь Лейтис и Анатолий Мариничев из группы «Адамант».

Если цепочка выглядит длинной, то есть покороче: еще один партнер Ильи Трабера по морскому терминалу в Усть-Луге — Артем Бегун. До того, как заняться морским бизнесом, он значился совладельцем и членом совета директоров петербургского радиоэлектронного завода «Реконд». Сейчас «Реконд» принадлежит еще одним известным в городе девелоперам — Андрею Березину и Елене Смотровой.

В числе тех, кто делит риски портового бизнеса с Ильей Трабером, — и Сергей Пупко, экс-совладелец и президент юридической группы «Прайм Эдвайс», а также председатель общественного движения «Россия православная». Одним из его проектов была поддержка программ УФСИН по Петербургу и Ленобласти. Но и без этого «Прайм Эдвайс» по праву считается одной из самых авторитетных юридических фирм Петербурга, участвовавшей во многих громких делах.

В числе активов Сергея Пупко — фирма «РР-сити», которая как-то бралась достраивать долгострои в Ленобласти в обмен на пустующие земли. Однако там не задалось, и деньги на спасение обманутых дольщиков в Мурино давал в итоге банк «Россия». Это, конечно, совпадение, но как тут не вспомнить мимолетное сотрудничество в Приморске партнеров Ильи Трабера с Николаем Шамаловым.

В этом же «РР-сити» ранее партнерами были и Владимир Даниленко (тот самый многолетний бизнес-спутник Ильи Трабера), и Вадим Егоров, некогда учредитель и глава ООО «Приморский УПК». Эта фирма сейчас ведет нелегкую подготовку к строительству огромного портового комплекса в районе Ермилово на другой стороне Финского залива.

Другой совладелец и тоже бывший глава «Приморского УПК» (и множества других так или иначе связанных с Ильей Трабером компаний) Рамис Дебердеев также может похвастаться обширным кругом бизнес-связей. Например, по ООО «Терминал и К» в числе его партнеров — представители семьи Гешеле и герой публикаций «Фонтанки» Семен Кузьмин. Чуть позже он был членом совета директоров АО «Опытный завод Интеграл» и вполне мог пересекаться с Сергеем Чемезовым, главой «Ростеха», в который входит «Интеграл». Про то, как слухи связывают Дебердеева с Игорем Сечиным, уже выше говорилось. Реже упоминается АО «Татнефтегаз», где партнер Ильи Трабера стал гендиректором в июне 2016 года — как раз тогда, когда эта малоизвестная на рынке компания широко обсуждалась. Дело в том, что ее представители написали тогда письмо Владимиру Путину с предложением передать им в аренду на 10 лет госпакет акций АО «Башнефть». Этот проект как-то не пошел, но история запомнилась.

Круги связей и знакомств замыкаются. Конечно, почти все, кто работал в петербургском бизнесе в 1990-е годы, друг друга знают. И то, что в этой статье нет имени какого-то уважаемого предпринимателя, — не значит, что он никогда не имел дел с самим Ильей Ильичем или с его партнерами. Просто называть всех — значит заново писать «Желтые страницы».

Денис Лебедев,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру
Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор