18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
03:22 20.10.2018

Доброе имя обвиняемых в пытках. Как полицейских охраняли от журналистов

Пытки кипятком и зажжённой сигаретой. Агрессивные методы выбивания показаний оперативники, по версии обвинения, применяли для повышения показателей работы отдела.

Доброе имя обвиняемых в пытках. Как полицейских охраняли от журналистов

pixabay.com

В Невском районном суде Петербурга 25 сентября зачитали обвинение сотрудникам 70-го отдела полиции. В получасовом выступлении прокурора упоминались электрошокер, поливание кипятком и фокусы с курением. Всего этого журналисты могли не услышать. На защиту фигурантов встали их матери. Похоже, что и у судьи проснулись известные инстинкты. Но не надолго.

«Вы самый экшн пропустили», — этой фразой корреспондента «Фонтанки» встречает адвокат обвиняемого Сергея Котенко Михаил Ратнер.

На стульях напротив него расположились мамы полицейских. Их сыновей обвиняют в пытках. Эта несправедливость придаёт им уверенности в любых своих словах и вообще в том, как устроен этот мир. Дамы продолжают начатый ещё на прошлом заседании односторонний спор по поводу качества российской журналистики. На этот раз под обстрел попали девушки из «Московского комсомольца». Родственники фигурантов высказывают своё мнение и поясняют, что в этом деле «из мухи сделали слона».

Под внимательный взор мам попадает фотоаппарат корреспондента «Медиазоны», одна из них начинает объяснять о запрете съёмки в суде. В ответ ей отвечают, что на каждом заседании судья принимает заново решение об использовании технических гаджетов. Но женщина в это верить отказывается.

— Вы, видимо, работаете в «Ералаше»? — говорит она.
— Нет, я работаю в России.

Невысокий усатый мужичок в форме судебного пристава открывает дверь зала. Группа поддержки обвиняемых устремляется внутрь. Мамы учительским взором следят, чтобы тех, кого они определили как журналистов, не попали в зал. Перед корреспондентом «Медиазоны» встаёт женская грудь. Ему говорят, что проход открыт только для родственников.

«Мест нет», — заключает пристав и закрывает дверь.

После жалобы в объединённую пресс-службу судов Петербурга журналистов всё же пускают в зал, но не дальше порога. Оказывается, что стульев меньше, чем слушателей. Пара крепких мужчин в кожаных куртках стоят у стены. Их никто не выгоняет.

«Я понимаю, что у нас открытое заседание, но это не значит, что представитель прессы может прийти и написать что угодно», – раскрывает свой настрой судья Наталья Гордеева.

Ее подхватывает адвокат Михаил Ратнер. По его словам, подсудимые были действующими сотрудниками полиции и обладали правом проведения оперативно-разыскных мероприятий, в том числе и скрытых, значит, «разглашение их лиц может угрожать жизни и здоровью, безопасности не только для них, но и их близких».

Защитник фигуранта Александра Ипатова добавил, что обстоятельства дела связаны со «сведениями, которые составляли охраняемую законом тайну». Он не стал использовать слово «пытки».

«Участие прессы может привести к нарушению прав подсудимых на неприкосновенность частной жизни, нарушить личную и семейную тайну, а также защиту доброго имени, потому что у них непризнательная позиция по делу и приговор ещё не вынесен», – заключила судья Гордеева и попросила журналистов выйти из зала.

За закрытыми для прессы дверями защита Сергея Котенко ходатайствовала о смягчении ему меры пресечения. Ему диагностировали онкологическое заболевание. На прошлом заседании Котенко присутствовать не смог, так как находился под присмотром врачей в больнице УФСИН им. Гааза. По словам адвоката Ратнера, позже его вернули в Кресты. Сегодня на заседании у камеры с подсудимыми стояли костыли. Защита предложила освободить полицейского под подписку о невыезде. В заседании объявили перерыв.

К родственникам в коридор вышел всё тот же усатый пристав, он попросил группу поддержки «реагировать спокойно» на решение судьи. Котенко всё же изменили меру пресечения с ареста на подписку о невыезде, затем в зал пустили журналистов.

Судья Гордеева перемену настроения объяснила «сведениями о медицинских заболеваниях, которые составляют тайну» и содержались в рассмотренном ходатайстве.

Прокурор начал зачитывать обвинение по первому эпизоду. По версии следствия, 25 апреля 2017 года Артём Морозов, Сергей Котенко, Михаил Антоненко и Кирил Бородич «под надуманным предлогом» организовали встречу с Алексеем Шепелиным.

Встреча состоялась в припаркованном на проспекте Солидарности «Мерседесе». Шепелина привез друг Шустов, который находился за рулём автомобиля. Вместо приветствия Котенко ударил Шепелину по лицу, кулаком разбил ему очки, затем вытащил из машины на улицу, тут силу поспешили продемонстрировать коллеги полицейского. Руки Шепелину связали ремнём, его голова встретилась с капотом машины. В это время Шустова повалили на асфальт и заковали в наручники. Обоих доставили в 70-й отдел полиции.

Когда прокурор описывал процесс избиения, группа поддержки в зале суда начала переглядываться и подхихикивать. Сами обвиняемые также не выглядели расстроенными, с их лиц не сходили улыбки.

Оперативники у Шепелина интересовались связями в мире незаконного оборота наркотиков, сказать ему было нечего. Полицейские, заявил прокурор, били его ногами, в ход пошёл и электрошокер. Морозов давил пальцами на подбитый глаз задержанного, вставил зажжённую сигарету ему в ноздрю.

Затем в куртку Шепелина положили растительный наркотик и составили протокол его досмотра. Подписывать он его не захотел, за что ещё получил несколько ударов.

Второй эпизод, который вменяют фигурантам, — не очень вежливый визит в букмекерскую контору Greenbet на улице Дыбенко в ночь на 18 мая 2017 года. Участвовали в мероприятии Морозов, Котенко и Ипатов. По версии следствия, свой поход на мир ставок они начали, подкрепившись алкоголем.

У входа в контору дежурил охранник Абдулкамалов. Он сразу стал мишенью полицейских. Александр Ипатов разбил два монитора в попытках задержать Абдулкамалова. За сценой наблюдали посетители. Чтобы они не задавали лишних вопросов, Котенко продемонстрировал пистолет.

Когда враг был повержен, нападавшие за счёт заведения позволили себе победного коньяка. Затем забрали видеорегистратор, загрузили Абдулкамалова в машину и доставили в 70-й отдел. К троице полицейских присоединился Андрей Барашков. Охраннику задавали вопросы, на которые он не знал ответа. За незнание ему выдавали удар кулаком или ногой и облили кипятком.

В конце процедуры на Абдулкамалова составили административный протокол о мелком хулиганстве, он его подписал.

В обоих случаях, по версии обвинения, полицейские действовали «в целях повышения  показателей работы 70-го отдела полиции».

Подсудимые вину не признали. Представители потерпевших и свидетели сегодня в суд не пришли, заседание отложили до 8 октября.
 
Лена Ваганова,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Справка:

И.о. замначальника 70-го отдела полиции Невского УМВД Михаил Антоненко, оперуполномоченные Кирилл Бородич, Александр Ипатов, Сергей Котенко, бывшие замначальника того же отдела Артем Морозов и оперативник Андрей Барашков были арестованы осенью 2017 года. В зависимости от роли каждого им предъявлены обвинения по статьям 286 («Превышение должностных полномочий с применением насилия»), 292 («Служебный подлог»), 285 («Злоупотребление должностными полномочиями»), 161 («Грабеж») и 222 УК РФ («Незаконный оборот оружия»). Морозову также вменяется 228 статья (незаконное хранение наркотиков).

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор