18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
08:34 21.09.2018

Город

10.07.2018 19:42

Как Иосиф Бродский получил недвижимость в Петербурге

Затянувшаяся история создания Музея Иосифа Бродского получила изящную развязку: инвестор приобрел под него соседнюю с мемориальной квартиру в доме Мурузи. И это позволит, наконец, открыть полноценный постоянно действующий музей

Как Иосиф Бродский получил недвижимость в Петербурге

Инвестором при покупке квартиры, расположенной через стену от «полутора комнат» Иосифа Бродского, выступил управляющий партнер Fortgroup Максим Левченко. Он же является председателем попечительского совета Фонда создания музея Бродского. Покупка квартиры позволит в любом случае открыть в здании постоянно действующий музей нобелевского лауреата. А в перспективе — решить проблемы, связанные с нежеланием соседки поэта Нины Федоровой переезжать: помещения можно будет, минуя ее, соединить, и музей получит парадный вход, гардероб, лекционно-выставочное пространство и многое другое.

«Лично я не готов и дальше смотреть эту мыльную оперу с элементами фарса. Музей должен быть. И он будет. Мы найдем, мы уже ищем выход из тупика», – писал Левченко около года назад, рассказывая о проблемах создания музея.

Мавританская лепнина, печи и камин

«Новая» четырехкомнатная квартира располагается на втором этаже дома, выходит окнами на улицу Короленко и выглядит как анфилада залов площадью порядка 200 квадратных метров. Как сообщил «Фонтанке» Максим Левченко, цена была «рыночной» — 35 миллионов рублей. Помимо того, что помещения сохранили историческую планировку и отделку, эта квартира удобна отсутствием жилых помещений под ней — что дает все возможности перевести ее в нежилой фонд. Состояние недвижимости оценивается как «очень хорошее». 

Как Иосиф Бродский получил недвижимость в Петербурге

«Есть единое мнение, что это лучший вариант, чтобы расширять пространство, потому что существующих площадей в мемориальной квартире явно не хватает, – рассказал бизнесмен. – Здесь же получится организовать и вход, и кафе-библиотеку, где можно почитать книги, провести время, посмотреть выставки. Но это будет решать совет, должно пройти общественное обсуждение. Я думаю, что больше всего времени займет проектирование, дизайн, концепция наполнения музея. Мне кажется, что это минимум месяцев девять. И потом потребуется время на реализацию».

Музей будет частным. Его созданием займется команда проекта http://brodsky.online в сотрудничестве с Фондом создания музея Иосифа Бродского и Музеем Анны Ахматовой. Бывшие владельцы квартиры, Максим и Карина Малышевы, войдут в попечительский совет фонда и тоже примут участие в создании музея. 

«Мы начали общаться по поводу планов, связанных с музеем, более полугода назад, и нам эта идея показалась правильной и интересной, после чего мы с Максимом Левченко и его представителем предметно обсуждали и сам проект, и наше возможное участие в будущем, – рассказал Максим Малышев. – У них достаточно профессиональная команда Brodsky online, мне понравился их подход, и сам формат проекта — не замораживание неких форм в классическом исполнении, а живое динамичное пространство».

Максим рассказал, что бизнес-проекты, которые реализует его семья, «близки по формату» Музею Бродского, и могут быть полезны. 

«Мы договорились, что наша площадка в Москве (площадка делового общения для представителей ведущих архитектурных бюро, студентов архитектурных вузов, девелоперов  Pluton Project расположена в известном московском культурном пространстве ArtPlay. — Прим. ред.) будет некой платформой, базой для продвижения музея, дискуссий», – привел он пример.

Карина Малышева рассказала, что, живя в этой квартире, она чувствовала обязанность не испортить сохранившееся уникальное пространство — хотя жить с тремя детьми при анфиладной планировке им было не вполне комфортно.

Красным обозначены границы мемориальной квартиры, синим - приобретенной
Красным обозначены границы мемориальной квартиры, синим - приобретенной

«В комнате, которая примыкает к квартире Бродского, осталась мавританская лепнина, белые классические печи в каждой комнате, сохранился камин, – рассказала она. – Говорят, что печи — действующие. Если честно — я не топила никогда, а соседи сверху топят».

Как молодежь выбирает Бродского

Председатель правления Фонда искусствовед и друг Бродского Михаил Мильчик, уже два десятилетия ведущий борьбу за создание музея, не стал скрывать чувств по поводу произошедшего.

«Безусловно, мы рады этому решению, потому что имеем возможность организовать полноценный официальный музей, – поделился он своими чувствами с «Фонтанкой». – К сожалению, он пока будет располагаться в новых комнатах, а мемориальная квартира останется в том же качестве, в котором она находится теперь. Мы не можем ее полноценно использовать как музей из-за того, что у нас есть соседка. Но мы тесно будем связаны, естественно, посетители официального музея будут посещать мемориальную квартиру. Может быть, в перспективе, после того, как мы откроем музей, мы сделаем ремонт в той, мемориальной части, — но это не в близком будущем. А здесь, сейчас, начнется работа над концепцией, потому что мы думаем сделать этот музей вполне современным. Если в той квартире, мемориальной, посетители будут попадать в атмосферу 1960-1970-х годов, то здесь они будут находиться в XXI веке и через новые методы постигать историю жизни и творчества нашего героя».

Аудиторией музея Мильчик видит в первую очередь молодежь.

«Что меня до сих пор удивляет, но удивляет приятно, – что к Бродскому, поэту, прямо скажем, непростому, такой удивительный интерес среди многих молодых людей, – признался он. – Причем не только тех, которые интересуются литературой. И я думаю, что этот музей, который будет организован в уже купленной квартире, будет привлекать внимание. Тем более что мы будем стараться использовать там новые способы подачи материала, интерактивные в частности».

Михаил Мильчик рассказал, что в новой квартире будет удобно организовать «круговую» экспозицию: в одном конце квартиры есть вход, а в другом — выход, которые ведут на одну и ту же лестничную площадку. Причем посетители не будут никому мешать: жилые квартиры располагаются выше, ходить мимо дверей посетители не должны.

Историк и соредактор журнала «Звезда» Яков Гордин, также друживший с Бродским и входящий в правление Фонда создания музея, предположил, что до революции эти две квартиры и вовсе были единым пространством, разделенным в советские годы. Покупку он назвал «очень важной» и надеется, что она станет реальным импульсом для работы музея. Частная форма собственности его не пугает — напротив, он видит в ней определенную свободу действий, да и сам Бродский, по его мнению, «вполне одобрил бы» такую форму.

Экспонаты, мебель и арт-объекты

Некоторая сложность может возникнуть с подлинными экспонатами, которые предполагается выставлять в мемориальной квартире: временным открытием музея на юбилей поэта в 2015 году занимался Музей Анны Ахматовой, и именно ему принадлежат вещи из комнаты Бродского. 

«Я встречаюсь с теми людьми, которые представляют фонд и делают виртуальный музей Brodsky online, – рассказала «Фонтанке» директор Музея Анны Ахматовой Нина Попова. – Это люди из нашего круга общения, и мы многое обсуждаем. Участие экспонатами — это проблема. Потому что один музей — государственный, другой — частный. В прошлом году Министерство культуры приняло решение о возможности делиться экспонатами, но мы к этому сюжету еще не подходили. До прошлого года их нельзя было ни выставлять, ни отдавать. Придут, предложат – обсудим, подумаем. И решаем не только мы, но и министерство».

Впрочем, в положительном решении Музея Ахматовой не сомневается Яков Гордин, благодаря которому музей обрел ряд экспонатов.

«Дело в том, что хранившиеся у меня вещи Бродского, – а это и мебель, и библиотека, – я в свое время передавал Музею Ахматовой именно с прицелом, чтобы после образования музея Бродского они перешли туда, – рассказал он «Фонтанке». – Это совершенно нормально, и Нина Ивановна Попова это прекрасно понимает, и заинтересована в том, чтобы существовал дружественный музей. Так что, я думаю, все будет нормально. А уж чтобы грамотно оформить это юридически — нужны грамотные переговоры».

Разногласие между музейщиками может возникнуть на почве использования в экспозиции (опять-таки в ее мемориальной части) «типологической» мебели, то есть такой же, но не «той самой». 

«Типологическую мебель для Бродского в комиссионках покупать нельзя, это неправильно, – уверена Попова. – Там должен быть другой образный ряд. Надо дать представления о проблемах, связанных с историей, временем, культурными обстоятельствами, личностным устройством самого Бродского, продлить историю от начала его жизни до финала его жизни. Есть целый ряд способов создания арт-объектов, которые дают возможность ассоциативно представить, о чем идет речь».

Впрочем, Михаил Мильчик уверен в обратном: так как он лично и детально сфотографировал обстановку комнаты Бродского в день его отъезда, а после смерти отца поэта — и комнату родителей, не стоит упускать возможность показать обстановку. Тем более что сохранена часть подлинной мебели, а другая часть (два шкафа и мебель из родительской комнаты) не была уникальной, и может быть заменена точными аналогами того же времени, к чему многие музеи прибегают.

«Ключ к будущему музею»

Потенциальным куратором экспозиции в новом пространстве называют историка Павла Котляра. В интервью «Фонтанке» он весьма осторожно высказался о своем видении музея, хоть и назвал произошедшее «прорывом», без которого стояние в тупике «могло быть вечным».

«Можно сколько угодно приобрести квадратных метров, которые будут соответствовать пожарным нормам и другим, но если не придумать чего-то по-настоящему и востребованного и значимого, это может быть бессмысленно, – рассудил он. – Я не хочу сказать, будто гарантирую, что я придумаю хорошо, а кто-то другой плохо. Просто у нас очень часто формальная история подменяет собой творческую и креативную».

Идеологию нового пространства на первых порах он видит как постоянно сменяющие друг друга проекты, кураторские высказывания, выставки, лекции, с последующим посещением группами мемориальной квартиры (для этого пока посетителям нужно будет одеваться и идти через другой вход). 

«Но тут важно, что приобретенная квартира — это ключ, фактически, гарантия создания полноценного Музея Бродского, в котором будут современные помещения, входные зоны, гардеробы, что было бы невозможно сделать просто в мемориальной квартире, – признал он. – Это главная проблема музеев-квартир: не то что сотрудников не посадишь – ты вешалку для одежды не поставишь никуда. А на новой площади можно будет сделать современную входную зону и книжно-поэтическое кафе, пространство для лекций, временных выставок и прочее, а в мемориальной части в перспективе — постоянную экспозицию, связанную с Бродским». 

Справка: Фонд создания музея Иосифа Бродского был основан в 1999 году Михаилом Мильчиком и Яковом Гординым, своей целью он неизменно ставил превращение коммунальной квартиры в доме Мурузи (на Литейном, 24) в мемориальный музей и культурный центр. В этом здании Иосиф Бродский жил с 1955 до 1972 года и оттуда уехал 4 июня, чтобы вылететь в Вену. Процесс выкупа комнат в мемориальной квартире растянулся на два десятилетия и так и не был завершен: одна из соседок, Нина Федорова, жившая там еще при Бродском, наотрез отказалась переезжать в предложенные ей альтернативные варианты.

Алина Циопа, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...