18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
01:03 19.07.2018

Если взятка не идет к вице-губернатору

Марат Оганесян унизил статус вице-губернатора. Не ему носили взятки, он забирал лично. Это утверждает чиновник, которому Оганесян на просьбу об отпуске ответил: «Пенис тебе».

Если взятка не идет к вице-губернатору

Октябрьский суд 30 июня оставил под арестом бизнесмена Василия Сливкина, обвиненного в даче взятки бывшему вице-губернатору Петербурга Марату Оганесяну. В материалах дела указана цепочка из шести человек, якобы причастных к транзиту отката в 20 миллионов за контракт в рамках строительства стадиона на Крестовском острове. Дело расследуется два месяца, сегодня стало известно, что оно продлено до октября, и по-прежнему только один участник в рассказе следствию связал бизнесмена и чиновника. «Фонтанка» ознакомилась с воспоминаниями бывшего зампреда комитета по строительству Петербурга Александра Янчика.

Марат Оганесян и Александр Янчик работали рука об руку с 2011 года. Вместе пришли из Москвы в Северо-Западную дирекцию по строительству, реконструкции и реставрации Минкульта (Оганесян директором, Янчик замом по экономике и финансам), достраивали вторую сцену Мариинского театра, начинали реконструкцию БДТ Товстоногова. В 2013-м Оганесяна назначили вице-губернатором, Янчик стал его помощником, а впоследствии – первым зампредом комитета по строительству. Хорошие отношения испортились. Янчик давал Оганесяну нелестную характеристику (властный и бескомпромиссный) и под протокол вспоминал, как тот на одном из его заявлений поставил резолюцию «Пенис тебе». 20 марта 2015 года Янчик был уволен. По его собственному признанию, на этом настоял Оганесян, который и сам на посту вице-губернатора продержался немногим больше — месяц.

Дело о взятке началось с Янчика. Задержанный по мошенничеству с контрактом на поставку видеотабло Александр Александрович дополнил признательные показания хрестоматийным «А был еще случай». И вспомнил, как незадолго до увольнения участвовал в передаче Оганесяну 20 млн.

Судя по показаниям Янчика, вице-губернатору принадлежала идея заводить на стадион доверенных подрядчиков. Победу в конкурсах предопределяла грамотно составленная документация. Плану якобы помог успешный опыт работы с «Балтстроем» Дмитрия Михальченко. В его компании работала профи, Анна Колесникова. Ей было предложено за гонорар 100-200 тысяч рублей помогать с документами фирмам. Одной из таких оказался «Стройэлектромонтаж-5» (СЭМ-5) Василия Сливкина. В начале 2015 года он заявился на конкурс по художественной подсветке стадиона стоимостью 347 млн рублей и выиграл.

По уверению Янчика, специалиста по документации ввел в конкурсную процедуру Оганесян. Но Колесникова сообщала следствию, что предложение составлять заявки для подрядчиков поступило от Янчика, и он же предоставлял данные предполагаемых победителей, а с вице-губернатором не контактировала, «так как это было общение не моего уровня».

По версии следствия, взятка от СЭМ-5 передавалась в два этапа – 26 января и 27 февраля 2015 года. В обоих случаях Янчик использовал Колесникову «втемную», отправляя на встречи с представителями СЭМ-5. По ее утверждению, она предполагала, что чиновник отсылает ее за деньгами, но в каком количестве, за что и почему, он не пояснял. Первый раз это был конверт, второй – сумка для ноутбука. Они доставлялись Янчику на место работы, в комстрой.

Бывший зампред на допросе подтвердил, что имя Оганесяна при Колесниковой им не называлось.

Исходя из показаний Янчика, Оганесян сам ездил за взятками, что было по меньшей мере странно для вице-губернатора, который в декларации о доходах указывал девять квартир (на двоих с женой), три земельных участка, три мотоцикла и два престижных авто.

Александр Александрович в следственных кабинетах проявил избирательную память. Он детально описывал якобы данную Оганесяном инструкцию по получению откатов, указывал адреса встреч с посредником, но затруднился припомнить день, когда вице-губернатор сообщил ему, что согласовал со Сливкиным участие СЭМ-5 в конкурсе на художественную подсветку, и за что Сливкин должен передать ему 20 млн рублей, то есть 12% от суммы госконтракта. Сложности также возникли с точной датой и местом свиданий для передачи денег. Янчик божился, что не помнит адрес (по его словам, это было в районе здания комитета по строительству). Оганесян якобы приезжал на служебной машине марки «Ауди» с номером 007, с водителем. Водитель сидел в машине, разговор с Оганесяном происходил тет-а-тет.

По нашим данным, следствие допросило водителя Оганесяна, но версия экс-зампреда не нашла подтверждения.

Насколько известно «Фонтанке», после ухода из Смольного Янчик не трудоустроился, но ему, кажется, по-прежнему везет. В октябре 2016 года у стометровой квартиры на Большой Московской улице появился новый собственник, женщина. В марте 2017-го по делу о мошенничестве с видеотабло жилье арестовано Смольнинским судом, как следует из выписки Росреестра. Странным было бы ходатайство следователя Гузунова об обеспечительных мерах, не будь новым владельцем квартиры кто-то из близких родственников Янчика.

По делу о взятке Александр Александрович значится свидетелем. Статус обвиняемых, кроме Оганесяна и Василия Сливкина, получили еще его сын, Кирилл Сливкин, и экономист СЭМ-5 Николай Хрипунов. По версии следствия, они выполняли роль посредников при передаче денег от фирмы взяткополучателю. Исходя из их показаний, они не признают участие в снабжении Оганесяна откатами.

Александр Ермаков,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.