18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
01:32 14.12.2018

Дареные земли Усманова

Эксперты “Фонтанки” постарались расшифровать слова Алишера Усманова, объяснившего "взаимовыгодным обменом" подарок стоимостью 50 млн долларов фонду, которого ФБК Навального связывает с Дмитрием Медведевым.

Дареные земли Усманова

Алишер Усманов//Сергей Семенов/Коммерсантъ

Алишер Усманов в интервью СМИ рассказал, что в 2010 году обменялся с фондом «Соцгоспроект» роскошным недвижимым имуществом, и обе стороны получили объекты примерно равной стоимости. Объясняться с журналистами миллиардера вынудило расследование Алексея Навального «Он вам не Димон». Юристы, специализирующиеся на сделках с недвижимостью, прокомментировали «Фонтанке» распространенность такого рода обменов.

На вопрос «Ведомостей», зачем фонду «Соцгоспроект» на основании договоров пожертвования и дарения были переданы участки общей площадью свыше 4 гектаров и жилой дом 2800 квадратных метров рядом с поселком Знаменское в Подмосковье, Алишер Усманов ответил, что дом и участок принадлежали его сестре и фонд в обмен на это имущество уступил участок 12 гектаров на Рублевке по номинальной цене.

«12 га на Рублевке на берегу Москвы-реки стоят примерно $ 50 млн. Переданный мною участок в 4 га стоит около $ 15–20 млн и дом – еще $ 30 млн. Так что баланс примерно 50 на 50», – пояснил миллиардер.

Это был ответ на предположение Навального, что подарок фонду, который связывают с премьером Медведевым, можно расценивать как взятку чиновнику.

«Фонтанка» обратилась к экспертам по сделкам с недвижимостью, попросив вчитаться в ответ Алишера Усманова и поделиться своими соображениями.

Руководитель практики по недвижимости и инвестициям адвокатского бюро «Качкин и Партнеры» Дмитрий Некрестьянов сообщил «Фонтанке»:
 

"Без изучения документов объяснение Алишера Усманова может показаться странным. По факту он говорит, что произошла мена. Но мена происходит между теми же сторонами. Я вам апельсин, а вы мне лимон. А если я вам апельсин, а вы лимон – соседу, то это уже не мена, а самостоятельные сделки. Они могут быть связаны коротким промежутком времени, мотивами, заинтересованными сторонами, но это не мена. По описанию переход объектов недвижимости на Рублевке похож на притворную сделку, прикрывающую мену. Но мы не знаем сторон сделки и должны делать скидку на отсутствие у Усманова юридического образования. Возможно, он неверно воспроизвел ситуацию.

В объяснении собеседника «Ведомостей» смущает также фраза «Фонд уступил мне участок по номинальной цене». При совершении сделки речь все же должна идти о рыночной цене, в противном случае могут возникнуть вопросы налогового характера. Если участок стоимостью 50 млн продан за номинальный 1 млн долларов, то продавец, получается, недоплатил государству налогов с 49 млн, если нет налоговой льготы. Термин «номинальная стоимость» употребляется для обозначения не рыночной цены, а заниженной".

Глава юридической конторы Гессена Андрей Тындик уточнил:

«Участие родственника в сделке не препятствует возможности обмена имуществом между сторонами. Но Усманов в таком случае вправе рассчитывать на возмещение расходов со стороны сестры».

Адвокат, партнер юридического бюро «S&K Вертикаль» Евгений Зверев пояснил «Фонтанке», что договор мены объектами недвижимости достаточно редко, но встречается на рынке.

«Судя по интервью, стороны имели в виду именно мену. Если при этом ФБК ссылается на то, что фонд "Соцгоспроект" приобрел участки по договору пожертвования, то предстоит установить, было ли это на самом деле пожертвование либо иная сделка. Также имеет значение подтверждение и способ оформления передачи другого участка в собственность Алишера Усманова «Соцгоспроектом», а также последующие отношения сторон».

 


Адвокат, член Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Виктор Алехин спроецировал ответ Усманова на Гражданский кодекс (ГК):

«Из опубликованных материалов следует, что Алишер Усманов передал недвижимое имущество фонду по договору пожертвования. Закон не запрещает физлицам совершать договоры дарения в пользу некоммерческих организаций. Но в соответствии с 582-й статьей ГК пожертвованием признается дарение вещи в общеполезных целях. Другое дело, Усманов говорит, что взамен подаренного имущества ему было уступлено некое иное имущество по номинальной цене, а это предполагает возмездный характер сделки и наличие обязанности покупателя по оплате переданного ему имущества.
Этот момент обращает на себя внимание. Из материалов следует, что для Усманова совершенные сделки взаимосвязаны. Логичнее было бы оформить такие отношения договором мены, а не договорами пожертвования и договором по отчуждению 12 гектаров по номинальной стоимости. При этом не стоит забывать, что в соответствии с пунктом 2 статьи 170 ГК притворная сделка, то есть сделка, которая совершена в целях прикрыть другую сделку, ничтожна».

О возможной притворности вспомнил и адвокат коллегии «Волошин, Армасов и партнеры» Мурат Армасов:

«Трудно сделать однозначный вывод, насколько описанная сделка является взаимовыгодной для ее сторон и обычной с точки зрения нормального гражданского оборота. Неясно, является ли описанная сделка договором мены в полном смысле этого слова, или схема более сложная. Само по себе безвозмездное получение имущества от иных лиц для фонда является вполне нормальным явлением. Другое дело, дискуссионным представляется вопрос о том, имелись ли у самого фонда юридические основания для передачи принадлежащей ему недвижимости в качестве встречного предоставления по договору мены (если это был именно договор мены). Подобная безвозмездная передача была бы естественной, когда бы она проводилась в рамках тех целей, для которых фонд был создан. Например, если получатель недвижимости является как раз одним из тех лиц, которым помощь оказывается фондом исходя из целей его создания. Кроме вопроса о правомерности распоряжения фондом имуществом, встает вопрос о мнимости или притворности такой сделки. А также может возникнуть вопрос к фонду о занижении им доходов от такой сделки. Такая продажа по номинальной стоимости может быть воспринята как притворная сделка (если она по сути является частью договора мены), либо притворной сделкой, прикрывающей договор дарения, если эта номинальная стоимость действительно значительно меньше рыночной стоимости.

Эксперт консалтинговой компании, пожелавший остаться неназванным, затруднился разложить по полочкам объяснение Усманова.

«Это мало похоже на рыночную историю, – объяснил он. – Трудно даже при желании увидеть признаки сделки, скорее, это какая-то договоренность».

Александр Ермаков,«Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор