Авто Признание & Влияние Фонтанка-500 Книги «Фонтанки» Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

20:31 23.02.2020

Беглый владелец «Интарсии»: Якунин обещал меня уничтожить

СК завершил дело главы крупнейшей реставрационной компании Петербурга Виктора Смирнова и ищет его по миру. «Фонтанка» набрала сотовый номер и услышала знакомый голос.

Беглый владелец «Интарсии»: Якунин обещал меня уничтожить

Владелец  «Интарсии» Виктор Смирнов объявлен в международный розыск по делу о мошенничестве и присвоении на сумму более 700 млн рублей. Он уехал из России, не дожидаясь ареста. Потерпевшей выступила компания «Тристар инвестмент холдингс». Ее связывают с сыном Владимира Якунина. Смирнов в разговоре с  «Фонтанкой» подтвердил, что экс-главу РЖД можно считать человеком слова.

- Виктор Геннадьевич, вы где?

– В Великобритании с сентября 2014 года. Последний раз в России был в январе 2015-го.

- Вас тут с собаками ищут. Заочно арестовали, в международный розыск объявили.


– (Смеется.) О месте моего проживания знают Генпрокуратура и следователь ГСУ СК Петербурга Алексей Головкин. На днях звонил ему, просил обратить внимание на некоторые объективные вещи в уголовном деле.

- Вам предъявлено обвинение в хищениях денег компании «Тристар инвестмент холдингс», по заказу которой вы реставрировали Дом со львами на Вознесенском проспекте. Судя по пресс-релизу СК, все предельно прозрачно. В октябре 2009 года с вами заключили контракт, в 2012-м заказчик в связи с нарушением сроков и требований выполнения работ расторг контракт, однако у вас и заместителя Дмитрия Соколова возник умысел на обогащение путем хищения имущества заказчика.

– Ну прям уж и обогатился. В 2012-м было возбуждено первое уголовное дело по нам, сразу после изгнания «Тристаром» с объекта. Северо-Западный центр судебной экспертизы Минюста провел бухгалтерско-финансовую экспертизу и подтвердил, что мы заплатили своим подрядчикам на 600 млн рублей больше, чем нам выплатил заказчик. Сумма нашего контракта была 2,1 млрд, мы получили от «Тристара» 1,6 млрд. Украсть у самого себя невозможно.

- Зачем вкладывались?

– Репутацию берегли.

- Из-за чего взъелся «Тристар»?

– Иногда мне кажется, что так зарабатывают заказчики. Генподрядчик вкладывает собственные средства, чтобы закончить проект, а заказчик, получив работу, выдавливает.


- Давайте по персонам пройдемся. Вам покровительствовал тогдашний управляющий делами президента Владимир Кожин?

– Это надуманная история. Он не лоббировал интересы «Интарсии».

- Вы лично его знаете?

– Общался только по объектам, где заказчиком выступало Управделами. Константиновский дворец, например.

- Вам знаком виолончелист Сергей Ролдугин?

– Да, мы же делали ему объект на набережной Мойки, 122. Он был прямым пользователем изначально.

- Вы верите, что он держал офшорные счета?

– Это скорее политический вопрос, не знаю.

- Какую роль в операционных делах «Интарсии» играл ваш бывший партнер и директор фонда «Константиновский», который почти за 10 млрд восстановил одноименный дворец, Геннадий Явник?

– Никакую.

- Поддерживаете ли вы с ним отношения?

– Нет.

- После исчезновения «Интарсии» с рынка почти всю нишу реставрационного госзаказа занял «Балстрой». Как вы полагаете, Дмитрий Михальченко мог приложить руку к краху вашей фирмы?

– Не припомню, чтобы «Балстрой» чинил нам препятствия. С его руководством мы находили общий язык. Недопонимания не было. Наоборот, по профессиональным вопросам наши специалисты обменивались опытом.

- С чего началось падение «Интарсии» осенью 2015 года?

– Меня уже не было в России. Компания без руководителя, который управлял всеми процессами, не может существовать.

- Получается, вы сами закрыли бизнес?

– Нет. Нам создали условия.

- Кто? И в чем они заключались?

– «Тристар» подал иск на 4,5 млрд рублей. Банки отказывали в гарантиях, опасаясь нашего поражения. Это послужило началом краха «Интарсии».

- Андрей Якунин, сын бывшего главы РЖД Владимира Якунина, был причастен к «Тристару»?

– Он точно был учредителем, конечным бенефициаром на момент заключения договора «Интарсии» с «Тристаром». Потом, насколько помню, у него остался 1 %. Как сейчас, не знаю.

- Вы только-только начинаете знакомиться с материалами уголовного дела. Удивитесь, если обнаружите в них показания Андрея Якунина против вас?

– Нет.

- Между вами пробегали черная кошка?

– (Подумав.) Наверное, да. 11 ноября 2011 года «Тристар» делал предоткрытие гостиницы Four Seasons в Доме со львами. Якунин-младший публично заявил, дескать, они будут думать, что делать с «Интарсией» и конкретно со Смирновым, то есть со мной. А Якунин-старший пообещал, что я никогда не буду работать в Петербурге и он уничтожит меня. Получается, слово сдержал. Владимир Иванович считал, что именно я срываю сроки на объекте.

- А зачем вы срывали сроки?

– Напомню, до нас генподрядчиком выступала компания Strabag AG, и через три года ее выдавили. Контракт мы заключили в 2009 году, гостиница должна была открыться в 2011-м. Но изначально на объекте фактически не было генпроектировщика. Точнее, был, но номинальный.

- А почему вы, такой мастеровитый, взялись за неподготовленный объект?

– Времени до участия в тендере было мало. Наши специалисты не успели вникнуть в качество проекта. Это моя ошибка.

- Что вами двигало?

– Имя заказчика и сумма контракта. И азарт. Если Strabag не справился, то я точно сделаю.

- Сроки сдачи переносились неоднократно, и Якунины, наверное, имели право на вас серчать.

– Вернемся к генпроектировщику. Если я не найду на ремонт квартиры архитектора и приличного прораба, сроки могут быть сорваны. Но сначала я, заказчик, разберусь в себе, а потом буду винить тех, кто делает малярку и прочее. Начальный проект гостиницы поменялся процентов на девяносто уже в процессе наших работ. Не имея проекта, невозможно рассчитать конечную стоимость. Какая сумма была фактически затрачена, никто на самом деле не знает. Из прессы знаю, что на отель 250 млн долларов потратили. Сколько Strabag до нас затратил, не знаю, но нетрудно посчитать, что сумма нашего контракта была порядка 50 млн долларов.

- У вас была возможность решить спор с Якуниным полюбовно?

– До моего отъезда из России постоянно велись переговоры. Мне предлагалось сначала заплатить двадцать млн долларов, потом десять, потом пять. После того, как они поняли, что у меня нет и пяти, переговоры прекратились. Деньги требовались за задержку открытия. Образно говоря – за нанесенный репутационный ущерб.

Отель  Four seasons собирались открыть в 2009, 2010, 2011, 2012 годах, потом к ПМЭФ-2013. Удалось только к саммиту G20, который прошел в сентябре 2013-го.

- Это правда, что вы написали письмо Владимиру Путину с просьбой вмешаться?

– Да, 27 февраля отправил.

- Какую роль в Доме со львами играет Управделами президента?

– Оно сдало здание «Тристару» в аренду до 2058 года.

Договор аренды и инвестирования в реконструкцию здания между Управделами и «Тристаром» был подписан 3 декабря 2004 года. Согласно допсоглашению от 2009 года, ежемесячная арендная плата за здание площадью 26,4 тыс. квадратных метров составляла 1,9 млн рублей.

Как следует из допсоглашения, подписанного сторонами 3 августа 2010 года и согласованного с Владимиром Кожиным, Управделами возместит «Тристару» стоимость работ на объекте, в том числе проектные, реставрацию, оплатит приспособление объекта культурного наследия под современное использование (под гостиницу), восстановительные, консервационные, противоаварийные, реконструкцию, капремонт, строительно-монтажные и другие.


Для просмотра в полный размер кликните мышкой

- Вы выводили деньги со счетов «Интарсии»?

– (Смеется.) Отсутствие на данный момент уголовного дела по выводу – ответ на ваш вопрос.

- На что живут беглые в Англии?

– На когда-то полученные дивиденды от строительного и реставрационного бизнеса.

- Чего там не хватает русскому человеку?

– Знания английского языка. А исконное – оно все есть тут.

- Вы намереваетесь возвращаться в Россию?

– Очень хотелось бы, но следствие, судя по его настрою, не позволит это мне сделать.

- Мы писали о вашем сыне Станиславе Смирнове и его земельном участке рядом с финской границей. Он, участок, вроде арестован.

– Не хотел бы комментировать. Все аресты, которые сейчас происходят в отношении имущества моих родственников, связаны исключительно с моим уголовным преследованием. Полтора месяца назад 70-летнюю тещу пытались вытащить на допрос, после чего она попала в больницу. Склонить хотели к показаниями против меня.

- Ваш заместитель Соколов находится под домашним арестом, и судить его, в отличие от вас, будут очно. Не находите это несправедливым?

– К сожалению, у меня нет с ним связи. Если бы он захотел, я бы помог, чем смог.

- Если суд пожелает допросить вас по видеосвязи, не откажетесь?

– Наоборот, выражаю полное желание дать показания по делу.

- Одновременно с уголовным делом «Тристар» взыскивает с «Интарсии» миллиарды через арбитраж. На 1 марта назначена кассация. Какие деньги вы делите?

– С нас требуют деньги за сорванные работы и штрафные санкции, в том числе по технике безопасности (мои сотрудники ходили без касок) более 1 млрд. Это нонсенс. Мы, в свою очередь, хотим вернуть свои 600 млн рублей. Их хватит для возрождения «Интарсии».

С Туманным Альбионом связь держал Александр Ермаков,
 «Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Справка:

В свое время «Интарсия» занимала половину петербургского рынка реставрации и работала по России. Ей доставались реставрация Константиновского дворца, зданий Сената и Синода, восточного крыла Главного штаба. Годовая выручка достигала 10 млрд рублей, штат - полутора тысяч сотрудников. В настоящее время компания проходит процедуру банкротства.

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор