18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
14:18 22.09.2018

Откуда у выборов хвост

По масштабу вбросов выборы 2016 года не отличаются от выборов 2011-го. «Единая Россия» получила 13,7 процента голосов «дополнительно» за счёт «скорректированной» явки. Математическую точность таких значений «Фонтанке» доказывали независимый аналитик Сергей Шпилькин и политолог Дмитрий Орешкин.

Откуда у выборов хвост

Михаил Огнев/"Фонтанка.ру"

Физик по первому образованию, Сергей Шпилькин занимается анализом электоральной статистики с 2007 года, а цифры, которые он исследовал, ещё старше: с конца 1990-х. Он использует только официальные данные ГАС «Выборы». Сначала – о явке избирателей на участки, потом – о результатах голосования по мере их появления. Политолог Дмитрий Орешкин изучает связь между статистикой и географией: как меняется рисунок голосования в зависимости от регионов. Если сопоставить выводы обоих экспертов, получается, что нашей самой любимой, судя по официальным итогам выборов, партии сильно помог так называемый «административный ресурс». Если проще, то арифметика, по мнению обоих исследователей, доказывает, что по всей стране голоса за «Единую Россию» попросту вбрасывали.

Колокол и хвост

– На сайте izbirkom.ru, «витрине» ГАС "Выборы", доступны все результаты с детализацией до участков, – знакомит со своим методом Сергей Шпилькин. – В день голосования по мере поступления информации с участков, от Дальнего Востока к европейской части страны, появляются данные о явке, а после 21 часа – первые результаты выборов. Поэтому ещё до официального объявления итогов можно начинать делать выводы о характере голосования.

Получая информацию, Сергей Шпилькин начинает составлять график: ось X – процент явки, ось Y – количество проголосовавших на разных участках. При нормальном ходе голосования полученная кривая должна представлять собой почти симметричный «колокол».

– Во многих странах мира это распределение представляет собой неширокую симметричную колоколообразную кривую, – отмечает Шпилькин.

Примерно такая же кривая получается при анализе последних выборов в Москве, где чистоту, видимо, не просто обещали, а как-то за ней присматривали.

Москва
Москва

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Высшая точка приходится на значение явки, которая была свойственна в среднем максимальному числу участков в стране. Чем дальше значение явки от среднего по стране – тем меньше, по идее, участков с такой явкой. В идеале, участки с нулевой явкой – такое же редкое явление, как участки со 100-процентной, поэтому там минимум избирателей, то есть на этих значениях кривая прилипает к оси X. Но это, добавляет аналитик, в той ситуации, когда с выборами всё в порядке. Правильный симметричный «колокол» получается, например, при анализе данных о выборах 1999 года, хранящихся на сайте ЦИК. С 2000-го, замечает Сергей Шпилькин, начинаются аномалии.

– У «колокола» в 2000 году появился небольшой «хвост» со стороны высоких явок, – рассказывает физик. – С тех пор его размеры от выборов к выборам росли, а максимума достигли в 2008 и 2011 годах.

«Хвост», о котором говорит Сергей Шпилькин, мы можем увидеть на графике как подъём кривой в сторону максимального числа проголосовавших при явке, стремящейся к 100 процентам. Иначе говоря, в какой-то момент в данных ЦИК стало появляться много участков с явкой гораздо выше, чем средняя по стране, вплоть до 100-процентной. И как-то совпадает, что именно на этих участках «поддержанные властью», как выражается аналитик, кандидаты получают необычайно высокую поддержку, бывает, что тоже близкую к 100 процентам.

В Петербурге «колокол» хороший, но не идеальный. В среднем явка немного выше 30 процентов, на участках с такой явкой самый большой успех «Единой России» – порядка 55 процентов, но и остальные партии там тоже набрали свой максимум. И это нормально. Но после отметки 45-процентной явки появляется пресловутый «хвост», хоть и небольшой. Видны всплески успеха «Единой России» на участках, куда её электорат, судя по графику, ходил строем. И на участках, где явка оказалась близка к 100-процентной, взлетает число голосов именно за эту партию. Словно электорат не только ходил строем, но и голосовал пачками.

Санкт-Петербург
Санкт-Петербург

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Но есть субъекты Федерации, для которых на графике «хвост» оказывается больше, чем сам «колокол». К таким регионам предлагает присмотреться политолог Дмитрий Орешкин.

Воронежская область
Воронежская область

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Особые зоны

Есть субъекты Федерации, для которых график совсем не похож на колокол, а напоминает гребёнку с зубцами. Это, по методу Шпилькина, плохой признак. Такие регионы Дмитрий Орешкин выделяет в особую группу, называя её «корпорацией особых электоральных режимов».

Калмыкия
Калмыкия

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

– В России есть два типа голосования, – объясняет Дмитрий Орешкин. – Первый отличает городскую, независимую, более активную в индивидуальном плане часть страны. Второй – это примерно 20 регионов, начиная от Чукотки на самом востоке, потом Тыва, Кемеровская область, юг Тюменской области и сама Тюмень, Татарстан, Башкортостан, Мордовия, дальше – вдоль Волги, вниз к Кавказу, там – Калмыкия, Дагестан, Чечня. В сумме – 20 субъектов Федерации. Особенность «голосования» – именно в кавычках – на этих территориях в том, что явка там обычно составляет 80 – 90 процентов и больше. И идёт «голосование» всегда консолидированно за какую-то одну партию. И повторяется это от одного избирательного цикла к другому.

По наблюдениям Сергея Шпилькина, в Москве, которая в «особую корпорацию» обычно не входит, тоже несколько раз появлялся «хвост».

– Это случилось на выборах 2008 года, – перечисляет физик, – на скандальных выборах в Мосгордуму в 2009 году, на выборах 2011-го, вызвавших массовые сообщения о нарушениях.

«Хвост», считает Сергей Шпилькин, не появляется по естественным причинам. Статистически не может вдруг возникнуть значимого числа участков, где дружно отправятся голосовать все избиратели поголовно. С этим согласен и Дмитрий Орешкин.

– Это плод фальсификационной деятельности местного руководства, – уверен политолог. – В Чечне – беру её как самого яркого представителя этого кластера – в 2012 году на выборах президента явка была 99,8 процента. Те, кто жил в Советском Союзе, понимают, как такие вещи делаются. Такую явку просто физически невозможно обеспечить. И из них 99,6 процента проголосовали за Путина. Конечно, просто пишутся протоколы, как это делалось в советское время. Итоги отражают настроение местного руководства, но никак не настроение граждан.

Партия хвоста

Сергей Шпилькин говорит, что внезапное и сильное желание избирателей дружно пойти на участки может объясняться не только «правильно» составленными итоговыми протоколами, но ещё и словом «вброс».

– Добавление голосов за одного из кандидатов повышает явку на участке, – объясняет физик. – Одновременно оно смещает вклад этого участка в распределение голосов из основного «колокола» в сторону более высоких значений явки. Именно это и ведёт к образованию «хвоста».

На таком гиперактивном участке сверхсознательные граждане, как выясняется при подсчёте, дружно голосуют за тех самых «административно поддержанных» кандидатов или партии. В итоге популярность такого кандидата в «хвосте» оказывается выше, чем в основном «колоколе». А распределение голосов, отданных за других, не меняется.

– Так можно вычислить количество голосов, добавленных одному из кандидатов, – делает вывод физик. – По отличию формы «хвоста» для него от распределения голосов для остальных.

В день последнего голосования, 18 сентября, уже по данным о промежуточной явке, которые фиксировались с 10 утра каждые 3 часа, Сергей Шпилькин понял, что и на этот раз, увы, как в 2011-м, голосование будет «хвостатым». В ночь на 19-е число у него на графике был не один пик «колокола», как мы все надеялись, а хорошо известные два максимума. И было видно, что второй максимум несёт имя конкретной партии.

– Распределение голосов за «Единую Россию» помимо основного пика на явках вокруг 37 процентов, общего с другими партиями, имеет второй максимум – на явках 80 – 95 процентов, – объясняет Сергей Шпилькин изображение на графике. – Если объяснить эту часть распределения искусственным добавлением голосов, то оно описывается заштрихованной площадью между графиком распределения голосов «Единой России» и масштабированным графиком распределения голосов за другие партии.

Вся Россия
Вся Россия

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Количество голосов, которые тем или иным способом добавились «Единой России», учёный оценивает в 12 миллионов. Он провёл коррекцию данных по своим расчётам, отняв «предполагаемый административный вклад». И вычислил значения, которые могли бы получить партии без этого вклада.

Предварительные официальные данные, которыми оперировал Сергей Шпилькин, такие: явка – 47,8 процента, «Единая Россия» – 54,2, КПРФ – 13,3, ЛДПР – 13,2, «Справедливая Россия» – 6,2.

Без участия админресурса, по мнению аналитика, эти данные могли бы выглядеть так: подлинная явка – 36,8 процента, "Единая Россия" – 40,5, КПРФ – 17,3, ЛДПР – 17,1, «Справедливая Россия» – 8,1.

Парадоксальные выборы

Расчёты Дмитрия Орешкина доказывают, что «административный ресурс» помог «Единой России» увеличить свою долю в общем голосовании, но в абсолютных цифрах, утверждает политолог, поддержка нашей главной партии по сравнению с 2011 годом упала.

– В регионах с особым электоральным статусом на выборы пришли, я округляю, 10 миллионов избирателей, – объясняет он свои расчёты. – Всего в России 110 миллионов избирателей. В целом по стране официальная явка составила 47,8 процента. Таким образом, голосуют, если округлить, 55 миллионов. Из них 10 миллионов, как я уже говорил, обеспечены зонами особого электорального режима, где почти все голосовали за «Единую Россию». На другой кластер остаётся 45 миллионов голосовавших. Там за «Единую Россию» проголосовало, по официальным данным, от 35 до 45 процентов избирателей, то есть примерно 18 миллионов.

Всего получается, что в стране за «Единую Россию» проголосовало порядка 28 миллионов человек. Добавим, что результаты Дмитрия Орешкина совпадают с официальным значением в 28,3 миллиона. Больше трети здесь – вклад «особых» регионов, одинаковый на любых выборах. Поэтому оценивать всенародную поддержку «Единой России», считает Орешкин, надо по двум другим третям – по регионам без «особого электорального статуса».

– При суммарном расчёте общее количество голосов за «Единую Россию» снизилось за счёт низкой поддержки в первом кластере, но выросла относительная доля за счёт неизменных 10 миллионов во втором кластере, – делает вывод политолог. – Это парадоксальные выборы. Они дали дикий результат: в процентах поддержка «Единой России» выросла, но физически она снизилась. Потому что в условно «свободных» регионах люди не пошли голосовать.

Ирина Тумакова, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...