18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
03:27 27.03.2019

Город

30.08.2015 18:52

За Мефистофеля вступились сотни

Народный сход на Лахтинской улице собрал сотни горожан, возмущенных уничтожением барельефа Мефистофеля. Так массово петербуржцы не защищали город со времен «Охта-центра» и гостиницы «Англетер».

За Мефистофеля вступились сотни

Народный сход у дома Лишневского на Лахтинской улице, по разным оценкам, собрал от 200 до 500 человек. Горожане пришли выразить возмущение акцией вандалов. 26 августа неизвестные сбили барельеф Мефистофеля, взиравшего с высоты 6 этажа на строящуюся церковь Ксении Петербургской.

Неделю назад об архитекторе Александре Лишневском знали единицы, а клуб любителей творчества архитектора не мог и рассчитывать на сколь-нибудь массовую аудиторию. Но к часу дня вокруг дома на Лахтинской, 24, собралось несколько сотен человек. Людская масса то и дело вываливалась с тротуара на проезжую часть. Но там горожан оттесняли гаишники.

Все ждали появления распечатанного изображения Мефистофеля, главного символа и действующего лица народного схода. По сюжету, фотографию должны были закрепить на месте утерянного барельефа.

Идею выдвинул историк архитектуры Вадим Басс. «С уродами, вероятно, надо бороться на их поле. Символическое – так символическое. Если они будут понимать, что уничтожение материала не означает уничтожения образов – может, заткнутся. А то пойдут цензурировать дальше», – написал он в Facebook. Предложение поддержали активисты. Кто-то взял на себя печать фотографии, кто-то – поиск промышленного альпиниста.



Однако еще до начала схода идея начала проваливаться. Внезапно перестал брать трубку сотрудник ЖКС, с которым вроде бы договорились о допуске на крышу. А перед самым началом мероприятия был дан и вовсе плохой знак – появился замглавы районной администрации Андрей Цибиногин.

Вешать фотографию без согласования – не лучшая идея, сообщил он. Сначала надо обследовать место и убедиться, что ее удастся хорошо закрепить. Иначе это может быть небезопасно для прохожих. «Придираются», – буркнул под нос журналист Павел Лобков. Но позже – и вовсе выяснилось, что все выходы на кровлю закрыты новенькими замками.

И все же появление Мефистофеля, отпечатанного на пенокартоне, собравшиеся встретили овациями. Депутаты не растерялись – зажигали толпу, стоя на табуретке. Борис Вишневский звал на следующий митинг, клеймили вандалов Александр Кобринский и Максим Резник.

Докричаться до избирателей народным избранникам было нелегко. «Покиньте проезжую часть», – перебивали их мегафоны полиции. Правоохранители пеклись о безопасности. «Могли бы и улицу перекрыть», – высказался мужчина по-соседству. «Да какой! Пустили по кругу одни и те же машины, специально ездят», – ответил его собеседник.

В десятке метров от импровизированной сцены депутатов уже было не расслышать. Но люди не расходились. Горожане вспоминали, как Ленинград защищали в блокаду.

- Вы чего-то ждете от схода?
– К сожалению, ничего. Просто больно, обидно от произвола и безнаказанности. Этот дом стоит сто лет, а этот (строящаяся церковь Ксении Петербургской – Прим. ред.) – может быть, год, –
поделился с «Фонтанкой» участник Филипп.
 - То же самое было в фашистской Германии, когда необразованные молодчики при попустительстве властей сжигали книги и уничтожали произведения искусства, – с недовольством вмешался Георгий Егоров.

Среди участников схода обнаружился глава КГИОП Сергей Макаров. Как оказалось, он был не против размещения фотографии на фасаде. В конце концов, это частая практика при реставрации. Но за безопасность горожан тоже беспокоился.

- Почему Вы сюда пришли? – поинтересовался корреспондент.
– Посмотреть, что будет. И потом я пришел с фирмой, которая готова восстановить барельеф за свой счет, – объяснил Макаров.

Реставраторы действительно нашлись поблизости. Восстановить скульптуру можно с большой точностью. Главное – получить сохранившиеся исторические фрагменты, чтобы изучить и использовать авторский материал, объяснил директор мастерской «Наследие» Юрий Щедров. Фирма практически специализируется на разбитых объектах. Она восстанавливала носовую скульптуру «Витязь», уроненную с высоты 3 метров при переезде Центрального военно-морского музея, и изуродованный вандалом монумент солдату в поселке Толмачево под Лугой.

Неплохо было бы заодно отреставрировать и весь фасад, задумчиво посмотрел на Дом Лишневского Сергей Макаров. На нем кирпичная кладка выглядывает из проплешин от обвалившейся штукатурки, а на уступах прорастают деревья. Но ремонт жилых домов – теперь вотчина Фонда капремонта. А в программе дом записан на 2021-й год.


Смотреть в новом окне "Фонтанка.ру"

Спустя час после начала схода жители начали расходиться. Эксцессов не случилось. Правда, участников все же развлек помощник депутата Виталия Милонова – Александр Мохнаткин. Как оказалось, он живет «в четырех домах» от Дома Лишневского.

«Барельеф Мефистофеля был сделан человеком, который, похоже, ненавидел православие. Он не мог не знать, что на этой улице жила блаженная матушка Ксения Петербургская. И установил скульптуру на своем доме намеренно», – высказал соображения Мохнаткин. О реставрации декора и речи быть не может. «Я считаю, что восстановление будет разжиганием межрелигиозной розни», заявил он.

Дискуссия больше напоминала троллинг, но в мгновение собрала вокруг помощника депутата толпу. Сбивать маскарон, наверное, было неправильно, с сомнением сказал Мохнаткин в итоге. Но все же Мефистофелю на Лахтинской улице не место. И надо было бы написать письмо куда следует, чтобы декор сняли и перенесли в музей.

Тема уничтожения исторического наследия давно не поднимала такой волны негодования в Петербурге. Горожан не трогал ни снос дома Мордвиновых на Театральной площади, ни демонтаж большей части Никольских рядов. На улицу заставил выйти только проект строительства «Охта-центра».

Нет-нет, а ораторы митинга все же вспоминали старые добрые протесты 1980-х. Тогда митинги за сохранение исторического наследия собирали тысячи ленинградцев. И именно из них выросло петербургское градозащитное движение.

Первым примером стал Дом Дельвига на Владимирской площади. В октябре 1986-го года «Группе спасения» удалось собрать около 3 тысяч человек в его защиту. «Это первый свободный митинг, который был проведен независимо от властей и не был разогнан», – вспоминает один из основателей организации, ныне депутат ЗакСа Алексей Ковалев. Тогда дом Дельвига удалось отстоять.

Следующий, еще более громкий протест разразился в марте 1987-го.  Горожане пришли защищать от сноса гостиницу «Англетер» на Исаакиевской площади. Для многих здание являлось не только архитектурной ценностью, но и исторической. Здесь закончились дни поэта Сергея Есенина.

Митинги против сноса "Англетера" и снос здания

Митинг продолжался трое суток. Активисты дежурили даже ночью. За это время на площади побывало около 20 тысяч человек. А 18 марта в город ввели внутренние войска, оттеснили людей от «Англетера» и снесли здание.

«Мы выступили, фактически не имея шансов, когда сделать было уже почти ничего нельзя. Я знал это с самого начала. Контракт на реконструкцию был уже подписан, и его разрыв означал большие потери для бюджета РСФСР. Партия потерять деньги бы не позволила», – говорит Ковалев.

И все же политик считает – нынешний сход с «теми», «прошлыми» уже не имеет ничего общего. На этот раз горожане выступают против идеологии и «православнутых», которые занимаются разрушением из идеологических соображений. А тогда люди выступали за культуру.

Антонина Асанова,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор