28.08.2015 13:23
0

Пучнин: «В «Солнечном» обкатывали технологии к выборам 2016 года»

Председатель Горизбиркома Алексей Пучнин рассказал в студии «Фонтанки.Live», почему выборы в маленьком МО «Солнечное» стали для комиссии делом принципа.

Горизбирком окончательно взял под контроль ситуацию в МО «Солнечное», прославившемся попыткой провести «тайные» выборы. Сформирован новый состав ИКМО. Короткая, но бурная эпопея тайных «солнечных» выборов по-прежнему интригует. Особенно в преддверии масштабной избирательной кампании 2016 года. Чьи интересы столкнулись в маленьком муниципалитете Курортного района, какие технологии пытались там обкатать и к чему готовились те, кто вдохновил местных депутатов на «политический самострел»? На эти и другие вопросы главного редактора «Фонтанки.ру» Александра Горшкова и ведущей «Фонтанки.Live» Венеры Галеевой ответил председатель Санкт-Петербургской избирательной комиссии Алексей Пучнин.

- Новый состав ИКМО «Солнечное» сформирован, выборы муниципальных депутатов назначены на 15 ноября. Планирует ли Горизбирком контролировать, как принимают документы у потенциальных кандидатов, все ли образцы документов для регистрации им доступны, нет ли фальшивых очередей и тому подобного?

– Да, безусловно. Любой опыт является опытом, и перезапуск выборов в МО «Солнечное» – для нас не только дело закона, но и дело принципа. Поэтому мы продолжим не только следить, но и оказывать содействие новой комиссии муниципального образования, чтобы не было ничего плохого. А было только все хорошее.

Ведь «Солнечное» этого заслуживает, несмотря на то, что это одно из самых маленьких муниципальных образований — всего 271 избиратель там проживает. И никогда явки больше 50% там не было. На прошлых выборах 100 человек проголосовало за муниципальных депутатов, которые самораспустились. Но организация выборов, чтобы из этого 271 избирателя были и кандидаты, и люди, содействующие выборам, — очень важно. Я очень рассчитываю, что новая ИКМО это обеспечит.

- Почему потребовалось сформировать новую ИКМО?

– Это правильный вопрос. Живая и нормальная система должна работать постоянно. Если ИКМО сформирована правильно, она работает 5 лет. В данном случае это ошибка системы. ИКМО была сформирована в 2012 году. Люди, которые входили в эту комиссию, об этом хоть и помнили, но не понимали должным образом, что выборы — это дело ответственное, что это не переизбрание действующих депутатов, а создание условий для всех, кто хочет избираться. Более того, в апреле этого года без участия Санкт-Петербургской избирательной комиссии действующий муниципальный совет заменил трех членов комиссии с правом решающего голоса.

 - А они должны это согласовывать с Горизбиркомом?

– Нет. Там есть обязательная и необязательная процедура. Половина членов избирательной комиссии муниципального образования назначается муниципальным советом по рекомендации Горизбиркома, и половина — по представлению других субъектов выдвижения. Как правило, это политические партии. Поэтому апрельские изменения не надо было согласовывать с Санкт-Петербургской избирательной комиссией. Но уведомить — надо было. Потому что мы организуем обучение, организуем контроль разных избирательных действий.

- Члены ИКМО получают какую-то зарплату?

– Нет, это не так. Избирательные комиссии муниципальных образований — это петербургский феномен. Потому что, как правило, их не существует нигде. В том числе в Москве, хотя это очень большой город — там все функции избирательных комиссий муниципальных образований выполняют территориальные комиссии. Это позволяет сокращать бюджетные расходы, задействование человеческого ресурса, и обеспечивать должную степень контроля со стороны субъектовой комиссии, такой, как наша. В Петербурге все-таки органы местного самоуправления являются более самостоятельными, и поэтому они пользуются правом формировать ИКМО. Все они действуют в течение пяти лет. Ряд комиссий обладают правом юридического лица и на платной основе привлекают только председателей комиссии. Ряд комиссий этим правом не пользуются и оплачивают работу членов ИКМО только в избирательный период. Вообще большой вопрос — нужны ли они.

- То есть работа членов ИКМО — безвозмездная?

– Да, и большую часть времени, за исключением трех избирательных месяцев, — незаметная.

- И в ИКМО «Солнечное» на такой безвозмездной основе появляются новые сотрудники, и не все они имеют отношение к МО «Солнечное»?

– Если говорить категоричным языком, все они не имеют отношения к МО «Солнечное». Закон не устанавливает ограничений на перемещение лиц внутри избирательной системы. В то же время остальные лица, которые входили в состав ИКМО, являлись жителями «Солнечного» или Курортного района.

- У вас есть версия, что же потянуло нежителей «Солнечного» поработать на благо Курортного района?

– Я бы не хотел эти версии озвучивать, но, исходя из того, как были организованы выборы, которые не состоялись, эти версии должны проверить правоохранительные органы.

- Вы упомянули, что для вас выборы в «Солнечном» – дело принципа. Если там только 271 избиратель — в чем принцип?

– Принцип прост. Даже там, где один человек, уже есть с кем поговорить, а там 271 человек. В «Солнечном» сошлись принципы многих людей. Не только тех, кто организовывал выборы, но и тех, кто поощрял самострельный муниципальный совет. Самострел совершить, то есть самораспуститься, в современной политической системе — это рискованно. Самороспуск, как мне известно, находится под политическим запретом. Ведь людей выбирают на пять лет, и распуститься за год до истечения срока полномочий не просто решиться, с кем-то посоветоваться надо. Я четко могу сказать, что политический запрет на самороспуск любых выборных органов власти существует.

- Что значит «политический запрет»?

– Это значит, что, если вам избиратель доверил пять лет полномочий, вы должны эти пять лет полномочий для избирателя отдать. Если вы не желаете работать депутатом — у вас должны быть веские причины. И федеральный законодатель сформулировал этот политический запрет относительно недавно: если депутат не ходит на работу, и в результате муниципальный совет становится недееспособным, то его лишают полномочий и возможности переизбраться. То есть этот политический тренд оформлен федеральным законом. А тут они все решили тихо переизбраться за год до истечения срока полномочий. Прекратить срок своей деятельности для 271 избирателя.

- Значит, некто весьма влиятельный сказал: «Давайте»?

– Это не мой вопрос. Надеюсь, что там не было какой-то глубокой или высокой связи. Но, наверное, жизнь покажет.

- Наверное, у вас есть версия, что это было? Это была проба пера за год до федеральных и городских выборов?

– Для меня даже этот маленький факт самороспуска и назначения тайных выборов — это необходимость пресечения, даже если это была чья-то проба пера. Потому что 2016 год — это год огромных выборов в городе. И назначение маленьких тихих выборов без участия всех политических партий надо было либо проконтролировать, либо пресечь. Поскольку они выступали неумело — не публикуя своих решений в газетах — пресечь это было довольно просто. И, если кто-то топтался на этой территории в целях порепетировать 2016 год, то у него не получилось.

 - То есть это была обкатка технологий?

– Я допускаю возможность этого.

 - А какие другие объяснения могут быть?

– Я не буду формулировать никаких версий, не обладая точной информацией. Но мы в первый день после того, как нам стала доступна информация о назначении этих выборов, обратились в правоохранительные органы с целью исследовать вопрос самороспуска и назначения выборов. И уверены, что ответ будет.

- Бюджет «Солнечного» – порядка 35 миллионов рублей в год. Это, конечно, деньги. Но для серьезных фигур — не те суммы, ради которых бьются. Значит, финансовый вопрос оставляем в стороне.

– Это тоже вопрос логики. В «Солнечном» мы видим принцип командной игры. Это не личная цель одного депутата переизбраться. Есть совершенно четкие признаки командной игры и в составе избирательной комиссии, и в составе выдвинутых кандидатов, чтобы не допустить до регистрации других кандидатов. Поэтому, безусловно, я допускаю, что там были определенные технологии.

- В муниципальную комиссию пришли люди, в том числе люди из Петроградского района. Может быть, это приоткроет завесу большой политической интриги в маленьком «Солнечном».

– Вполне возможно.

- То, что в «Солнечном» назначены внеплановые выборы, выяснилось достаточно случайно. Есть ли гарантия, что в сентябре не «всплывет» еще пара-тройка таких тайных выборов?

– Нет. Мы разработали поправки в закон «О выборах депутатов муниципальных советов Санкт-Петербурга», чтобы обязать муниципальные советы и ИКМО информировать Санкт-Петербургскую избирательную комиссию о назначении выборов и предусмотреть санкции для тех, кто этого не делает.

- Если вернуться к опыту массовой муниципальной кампании 2014 года в Петербурге. Там мы видели и попытки тайно назначить выборы, и фальшивые очереди, и затягивание приема документов у кандидатов. Чем же отличается то, что сделали в «Солнечном», от того, что происходило в 2014 году?

– Вы имеете право таким образом формулировать вопрос. Я вынужден отчасти с вами согласиться, что признаки ненадлежащих технологий, незаконных и несправедливых, присутствуют на любых выборах. Вместе с тем, я бы не преувеличивал проблему 2014 года. Потому что из 107 муниципальных образований, где проходили выборы, основной блок проблем был в 7-9 муниципальных образованиях, где, действительно, были и фальшивые очереди, и трудности с регистрацией кандидатов, и что-то другое, неподобающее нашему городу. Но все-таки, несмотря на семикратное увеличение проблем — по сравнению с маленьким «Солнечным», мы довольно эффективно с ними сражались. Я говорю и о Горизбиркоме, и о правоохранительных органах. Есть прецеденты возбуждения уголовных дел по данным фактам, и я уверен, что они закончатся приговорами.

- О каких муниципалитетах идет речь?

– Речь идет о муниципальных образованиях прежде всего в Выборгском районе. Это тоже опыт, который не забыт. Могу уверить вас, что люди, которые участвуют в таких технологиях, в следующем году при формировании территориальных избирательных комиссий или ИКМО нами рекомендоваться не будут. Включаться в избирательную систему они не будут. В 2014 году эффективное противодействие нарушениям было.

- Но все-таки оно было не столь безапелляционным, как в «Солнечном», где представители Горизбиркома буквально ночевали. Что мешало сделать то же самое в 2014 году?

– Все необходимые действия, в том числе совместно с правоохранительными органами, в отношении муниципальных образований в Московском районе, в Выборгском районе, в Красногвардейском, где такие прецеденты были, мы совершили. Может быть, не хватало сотрудников для ночевок, потому что выборов было побольше, а основной задачей были выборы губернатора. Но пресечение противоправных действий мы совершили.

- Те люди, которые совершали эти противоправные действия, выведены из избирательной системы Петербурга?

– Да. Довольно много выводов сделано по итогам сентября 2014 года, и не только по муниципальным выборам, но и по итогам голосования даже на избирательных участках. Порядка 10 председателей ИКМО прекратили свои полномочия, в том числе по нашим рекомендациям. И больше 100 председателей участковых избирательных комиссий (а всего комиссий около 2 тысяч), где были ошибки при составлении участковых протоколов, тоже потеряли свои статусы.

- Есть ли гарантия, что они не всплывут в других комиссиях и в других районах города?

– Мы следим за этим. Но все-таки удивительны акценты. Вы в основном за репрессии, а я — в основном за созидание. Важно, чтобы больше было хороших людей в нашей системе.

- Все-таки нужен живой, наглядный пример: показательные порки, сечь розгами на площади.

 - Нет. Только не это. Мы все-таки живем в стране с презумпцией невиновности. И сечь кого-то мы не имеем права. Правда сама по себе является поркой. Мы называем нарушителя нарушителем и увольняем с работы. Что касается уголовного преследования — это будет.

 - Горизбирком имеет право формировать ИКМО?

– Да, безусловно. Это совершенно законная процедура. Формирует муниципальную комиссию муниципального образования муниципальный совет, если пропускает срок — то Санкт-Петербургская избирательная комиссия. А в отсутствие муниципального совета — без всякого срока Санкт-Петербургская избирательная комиссия. Поэтому и право, и обязанность здесь были. Члены ИКМО покинули пределы «Солнечного» – и мы сформировали ИКМО из представителей разных политических партий, ОНФ и собраний избирателей по месту жительства.

- Вы начали говорить о том, что избирательные комиссии муниципальных образований, вероятно, не нужны. Их сложно контролировать, когда происходят такие вещи, как в «Солнечном». Есть ли возможность решить эту проблему системно: отменить ИКМО или передать часть их полномочий ТИКам?

– Второй способ, который менее репрессивный, более законный и эффективный. По представлению муниципального совета Санкт-Петербургская избирательная комиссия вправе передать эти полномочия территориальным избирательным комиссиям. И мы это практикуем. Впервые в истории Петербурга, в Кронштадте — поскольку на одном небольшом острове существовать двум избирательным комиссиям не резон — выборы проводились территориальной избирательной комиссией, и я благодарен муниципальному совету за политическую волю и решение. В Выборгском районе, где было много нареканий – полномочия муниципальной избирательной комиссии перешли территориальной избирательной комиссии. Нужна политическая воля и решение муниципальных депутатов, которое мы моментально реализуем.

- Ведется ли разъяснительная работа среди муниципальных депутатов, чтобы они поняли, что это в их же интересах?

– Мы разослали наши представления во все муниципальные советы. Этим заинтересовались пока только единицы. Надеюсь, что будет больше.

- Фактически остается календарный год до выборов 2016 года. Страна вступает в предвыборный период. И некоторые считают, что открывается большое окно возможностей для некоторых граждан, стремящихся избраться в депутаты разных уровней. Как вы думаете, насколько эти возможности могут быть реализованы?

– В Петербурге они будут реализованы. Уже хотя бы потому, что петербуржцы очень активны, и история с маленьким «Солнечным» это подтверждает. Что касается подготовки в 2016 году, то в Петербурге это будет огромный политический сезон, и он, пожалуй, уже начался. Интерес к выборам депутатов Законодательного собрания проявляется на всех уровнях политического истеблишмента. Наша функция — укрепить доверие к выборам, чтобы этот интерес был восполнен справедливым результатом. Важно синхронизировать систему выборов депутатов, потому что в Петербурге снова будут отличающиеся от всей страны выборы. Депутаты Госдумы избираются по смешанной системе, и в то же время депутаты Законодательного собрания — пока только по партийным спискам.

- Но ведь пока неизвестно, как будет?

– Это воля законодателя — петербургского парламента. Пока действует закон, который предусматривает избрание только по партийным спискам. Если законодатели решат изменить эту систему — мы об этом узнаем. Федеральный закон не содержит императивной нормы на этот счет. Только Москве и Петербургу разрешено — а не предписано — формировать парламент исключительно на мажоритарной основе. И Москва это сделала, там нет партийных списков вообще. Для других регионов партийные списки обязательны.

- К чему склоняются в Законодательном собрании?

– Если бы это была интрига, я бы вам ее не открыл. Я уверен, что в ближайшее время на основании каких-либо переговоров модель избрания Законодательного собрания будет выбрана.

 - Сколько времени у ЗакСа на принятие такого решения? Ведь у вас должно остаться время на нарезку избирательных округов?

 - Время должно оставаться. Но в любом случае это должно случиться до июня следующего года. День голосования перенесен на середину сентября.

 - Вы сказали о необходимости укрепления доверия к выборам. Это ваше желание или на это есть воля из федерального центра?

– Безусловно, есть воля из федерального центра. Как говорит один великий человек, «правду говорить легко и приятно». Доверие к выборам укрепляется на основании трех принципов, о которых постоянно говорит администрация президента на любых мероприятиях. Они просты: выборы конкурентные, легитимные и открытые. В случае, если этим трем принципам выборы соответствуют, то вопроса доверия не существует.

- На федеральном уровне звучала фраза, что выборы должны быть с непредсказуемым результатом.

 - У Вячеслава Володина (первый заместитель руководителя администрации президента. — Прим. ред.) есть замечательная фраза о том, что выборы — это предсказуемый процесс с непредсказуемым результатом.

 - Хотелось бы знать, что это означает. Потому что сейчас выборы идут в ряде регионов, и в большинстве из них ни о каком непредсказуемом результате речь не идет. Новые партии практически не допущены, результат может быть непредсказуемым только в той части, на процент больше или меньше получат коммунисты, ЛДПР или «Справедливая Россия».

 - И?

- Это и есть задача, которая поставлена?

 - Все-таки я позволю себе выступить защитником политической и избирательной системы. «Недопущены» – не значит «выпороты на площади».

 - Участники от оппозиционных партий — кто в тюрьме, кто на подписке о невыезде. Кто под следствием.

– С представителями правящей партии такое тоже случается. Я думаю, все, что там случилось — по закону. Давайте говорить языком сухой статистики. Участие в выборах в Государственную думу в 2016 году могут принять не 4 политические партии, а 14 — и только потому, что они принимают участие в выборах и проходят в региональные парламенты. Из этих 14 партий три заявляют, что они — несистемная оппозиция. Я плохо представляю, что такое «несистемная» оппозиция, но, говоря журналистским языком, это те, кто против. Что касается недопущения до выборов в этом году, то каждый случай индивидуален. Если они сдают подписи умерших или несуществующих людей — то это их проблема. За нарушения их никто не будет регистрировать. Но это не конец их карьерного роста. Может быть, в следующем году они поучаствуют в выборах более эффективно, лучше сформируют свой юридический штат или сборщиков подписей наберут.

- Наверное, по закону к любым подписям можно предъявить претензии, и самые распрекрасные юристы будут бессильны.

 - Можно прикопаться и к столбу. Но есть установка федерального центра исполнять закон и быть лояльными. И к мелочам не докапываться.

 - То есть она просто еще не дошла до тех регионов, где сейчас такие сбои?

 - К исправлениям в подписных листах, как правило, уже не докапываются. А вот к мертвым подписантам нельзя не докопаться.

 «Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

По плану в сентябре 2015 года в Петербурге должны были пройти только одни выборы — депутатов местного совета в МО «Город Ломоносов». Но 25 июля Горизбиркому стало известно о назначении выборов в муниципальном образовании «Солнечное». Выяснилось, что муниципальный совет сложил полномочия, а 16 июля ИКМО приняла решение о назначении выборов на 13 сентября. ИКМО объявила о выборах в муниципальной газете «Солнечные часы», которая печатается на обычном офисном принтере тиражом 200 штук. На момент, когда эта история стала достоянием общественности, до окончания приема документов у потенциальных кандидатов оставалось 4 дня. Кроме того, ИКМО, в которую входят 8 человек, для организации приема документов создала окружную комиссию, состоящую только из трех человек. Фактическое руководство работой комиссии взяла на себя Люсьена Дубовская, которая за пару месяцев до этого стала зампредом ИКМО. Прежде Дубовская являлась секретарем в ТИК №18 Петроградского района, в это же время там трудился Михаил Субботин, ставший впоследствии руководителем аппарата спикера ЗакСа Вячеслава Макарова. До ТИК №18 Дубовская служила руководителем правового отдела местной администрации МО «Кронверкское» в том же Петроградском районе.

Санкт-Петербургская избирательная комиссия обратилась в прокуратуру с просьбой проверить обстоятельства назначения выборов в «Солнечном». Прокуратура, в свою очередь, обратилась в Сестрорецкий районный суд.

Горизбиркому удалось добиться продления приема документов у кандидатов на одну неделю. К 7 августа сдать документы смогли 77 выдвиженцев, 22 из них были зарегистрированы. 18 августа окружная избирательная комиссия перенесла выборы на 15 ноября в связи с тем, что все зарегистрированные кандидаты написали заявления об отказе от участия в выборах. По странному стечению обстоятельств именно в этот день в Сестрорецком суде должно было состояться первое заседание по поводу «солнечных» выборов. 20 августа Горизбирком на своем заседании упразднил окружную избирательную комиссию МО «Солнечное». 21 августа 7 из 8 членов ИКМО «Солнечное» сложили свои полномочия. Санкт-Петербургская избирательная комиссия сформировала новый состав ИКМО. Новая комиссия назначила выборы депутатов муниципального совета МО «Солнечное» на 15 ноября.

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий
Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор