18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
16:12 20.11.2018

Контр-адмирал вреда Родине не признал

В Петербурге судят высокопоставленного офицера Генштаба. Контр-адмирала обвиняют в корысти ценой почти на 1 млн долларов. По версии обвинения, он посягнул на интеллектуальную собственность России, допустив частные фирмы к продаже навигационных карт. Второй эпизод уголовного дела связан с квартирным мошенничеством. Причастность к злодействам офицер категорически отрицает, а на вопросы судьи с десяток раз прозвучало контр-адмиральски бодрое “Я не понимаю!”.

Контр-адмирал вреда Родине не признал

В Петербурге судят высокопоставленного офицера Генштаба. 53-летнего начальника Военно-топографического управления Сергея Козлова обвиняют в тяжких корыстных преступлениях почти на 1 млн долларов. По версии обвинения, он посягнул на интеллектуальную собственность России, допустив частные фирмы к продаже навигационных карт. Второй эпизод уголовного дела связан с крупным квартирным мошенничеством. Причастность к имущественным злодействам Сергей Козлов категорически отрицает, а судья Андрей Павлов на вопрос, все ли ясно по существу предъявленного обвинения, с десяток раз услышал контр-адмиральски бодрое: “Я не понимаю!”

Битва за товар

В 224-й военный гарнизонный военный суд на площади Труда Сергей Козлов приехал в цивильном костюме, идеально выбритый, стройный и подтянутый. Взгляд уверенный. Несмотря на серьезность обвинений, следствие не стало избирать ему меру пресечения, ограничившись обязательством о явке. Живет Сергей Викторович в Москве, откуда и будет ездить в суд. По-прежнему возглавляет Военно-топографическое управление Генштаба. Нанял четырех адвокатов. На первое заседание с ним приехали два.

Главный эпизод уголовного дела связан с государственными интересами. По версии следствия, в 2010 году Козлов, занимавший должность начальника управления навигации и океанографии ВМФ (УНиО), отдал приказ заключить лицензионный договор с компаниями “Чарт Пилот” и “Транзас” с передачей прав коммерческого использования и распространения морских навигационных карт, исключительные права на которые принадлежат Российской Федерации в лице Минобороны. Ущерб от бизнес-схемы, как подсчитали в военном следственном управлении СКР по ЗВО, составил 9,6 млн рублей за 2010 - 2011 годы.

Навигационно-гидрографическая информация - товар востребованный и, пожалуй, даже более вечный, нежели энергоресурсы. Его используют все мореплаватели, военные и гражданские, и сухопутные подразделения российской армии. Карты с с навигационной, геодезической и гидрометеорологической обстановкой в районах океанов, морей и побережий предназначены для безопасности мореплавания. Из-за постоянной смены обстановки главное требование к картам - актуальность. Их обновляют, заново тиражируют, распространяют. В структуре Минобороны за гидрографию отвечает как раз управление навигации и океанографии.

До допуска частных фирм к бизнесу схема распространения была проста и линейна. 280-е Центральное картографическое производство (ЦПО) готовило карту, через госконтракт заказывало нужное количество Центральной картографической фабрике (ЦКФ), читай - типографии. Тираж печатали офсетным способом и свозили на склад УНиО. Оттуда, по положению о распространении картографической продукции, военные реализовали карты. Бывало, часть тиража оставалась непроданной и нерозданной. Но бюджет на безопасности мореплавания не экономил, заказы на обновление карт поступали исправно.

С “Чарт Пилотом” в картографию пришли современные методы. Фирма освоила технологию печати карт по требованию (ТППТ). В электронный вариант устаревшего тиражного оттиска на компьютере вносят изменения, и в течение суток мореплавателю доставляют актуальный вариант. ТППТ пришла на смену традиционному печатному процессу, ее используют во всем мире для сокращения расходов на печать тиража, его хранения на складах и на случай, если карты нет в наличии.

Неудивительно, что коммерсанты “подвинули” на картографическом рынке предприятия Минобороны. ЦКФ, оставшись на офсетной технологии, с 2012 года ни одной новой карты не напечатала и заказы не получает. “Чарт Пилот”, наоборот, расширил сеть контрагентов и клиентов.

У следствия возникли серьезные вопросы к Сергею Козлову по его отношениям с бизнесменами. Свидетель по уголовному делу, бывший юрисконсульт УНиО Владимир Гришко, сегодня заявил суду, что лицензионный договор с “Чарт Пилотом” заключали в его отсутствие.

“Бывало, и прежде документы проходили без моей визы, и я предупреждал руководство, чтобы не подписывало их до моего ознакомления”, - пояснил Гришко.

Также гособвинитель Тенгиз Какушадзе настоял на оглашении показаний экс-юрисконсульта на предварительном следствии. Тогда Гришко заявлял, что, по его мнению, договоры с “Чарт Пилотом” нелегитимные. В частности, УНиО действовало без доверенности от Минобороны, хотя интеллектуальная собственность может передаваться только правообладателем. А “Чарт Пилот” благодаря договору стал фактически монополистом в рынке реализации картографической продукции. Причем, по мнению Владимира Алексеевича, ведомство Сергея Козлова не контролировало объем продаж частной фирмы.

Защита контр-адмирала парировала, что права на интеллектуальную собственность России “Чарт Пилоту” в рамках договора не переходили, а лицензию на картографическую деятельность компании выдал Росреестр.

“К тому же оригиналы карт хранятся в Федеральном картографо-геодезическом фонде России, а не у “Чарт Пилота”, а изменения компания вносит по Извещениям мореплавателям, издаваемым управлением навигации Минобороны”, - добавил Сергей Козлов.

Проиграли конкуренцию

Вторым свидетелем судья Андрей Павлов вызвал директора ЦКФ Андрея Золотайкина. Он пояснил, что с приходом Козлова заказы фабрике уменьшились, а “Чарт Пилот”, наоборот, получал больше. В качестве примера привел 2009 год, когда ЦКФ получила 100 миллионов рублей на печать тиража, хотя требовались 140.

“В то же время УНиО заплатило 40 миллионов рублей “Чарт Пилоту” на создание оригиналов карт, - уточнил Андрей Золотайкин. - Раньше эта работа была прерогативой ЦКФ. Получается, сторонней коммерческой организации передавали работу государственной организации, которая имела возможность зарабатывать и приносить доход бюджету. По моему мнению, усилия руководства Минобороны должны быть направлены на то, чтобы действовал прежний порядок. Какая выгода от лицензионного договора - не могу сказать. У государства был бизнес, монополия на создание и реализацию карт. Выпускали товар и получали деньги. Появилась новая технология (ТППТ. - Ред.). Ну так купите ее и зарабатывайте от лица государства! А получается, только коммерческая организация печатает карты”.

“А ущерб государству при таких обстоятельствах, по вашему мнению, может быть?” - спросил судья Андрей Павлов.

Андрей Золотайкин затруднился ответить.

Подсудимый был эмоционален. После речи прокурора он в реплике не меньше десяти раз повторил: “Я не понимаю, Ваша честь!” - и прошелся по пунктам обвинения. В целом позиция Сергея Викторовича сводится к тому, что вреда Родине он не наносил, ущерб от договорных отношений УНиО и “Чарт Пилота” отсутствует, а проблема заключается лишь в том, что одна компания проиграла другой на рынке распространения картографической продукции.

“ЦКФ - это ОАО со 100-процентным государственным уставным капиталом. Но все-таки это коммерческая организация. Допускаю, что “Чарт Пилот” отрицательно повлиял на работу фабрики, но исключительно в рамках конкуренции, - заявил Сергей Козлов. - А государство получает прибыль от фирмы в виде роялти (перечисление процентов от продаж. - Ред.). Офсетный способ, наоборот, убыточный”.

Доказательства по квартирному мошенничеству суд исследует позже. По версии обвинения, Козлов, владея жильем в подмосковной Истре, подал документы в центральную жилищную комиссию Минобороны и Управление делами президента России как не имеющий квартир ни в собственности, ни по договору соцнайма. Контр-адмирала признали нуждающимся и в 2008 году выдали 72-метровую квартиру в Москве за 18,5 млн рублей. Ее приватизировала падчерица. Военачальник с тем же экспрессивным “Я не понимаю, Ваша честь!” пояснил, что истринское жилье строили его родители, им же оно и принадлежит, и фактически к нему Сергей Викторович отношения не имеет.

Александр Ермаков,
"Фонтанка.ру"


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор