Авто Недвижимость Работа Арт-парк Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

15:49 21.08.2019

Три кита исполнения закона

Министр юстиции Александр Коновалов считает, что следующая стадия развития цивилизации — это полное отсутствие института права. Во время своей лекции на восьмых Сенатских чтениях в Конституционном суде он также высказал мысль, что европейская судебная практика угрожает мировому правопорядку, а законопослушность зиждется на трех китах: страх, выгода, долг.

Три кита исполнения закона

архив: Фонтанка.ру

Министр юстиции Александр Коновалов считает, что следующая стадия развития цивилизации — это полное отсутствие института права. Во время своей лекции на восьмых Сенатских чтениях в Конституционном суде он также высказал мысль, что европейская судебная практика угрожает мировому правопорядку, а законопослушность зиждется на трех китах: страх, выгода, долг.

В самом начале восьмых Сенатских чтений Александр Коновалов заявил, что его выступление будет импровизацией. «Я пришел сюда абсолютно чистый и пустой», - сказал он, добавив, что выступит в жанре «провокации дискуссии». Заявленная тема: «Право в глобальном мире». По негласным правилам дискуссионного клуба в Сенате Коновалов отрекся от своей должности министра юстиции и попытался донести свою позицию понятным языком. Но без традиционного упоминания Канта все равно не обошлось. Первую часть своей лекции временно не министр юстиции посвятил вопросам борьбы с международной преступностью. По его мнению, сегодня мировое сообщество не способно консолидированно противостоять ни террористам, ни наркобаронам, ни нелегальным мигрантам. Вся суть заключенных конвенций заключается в слове «бюрократия». И выливается это в итоге в то, что наиболее мощные правовые системы начинают действовать самостоятельно, по сути продвигая на международный рынок технологию экстерриториальности юрисдикции. И нисколько не считаясь с тем, что прописано в законодательстве национальном и как это практикуется в национальных юрисдикциях. За примером далеко ходить не надо. «Террорист номер один представлял большую опасность для всей планеты, - соглашается Коновалов, - но то, что его шлепнули просто так, даже не спросив разрешения у государства, на территории которого это происходило, это, наверное, должно вызывать у юриста определенные сомнения в легитимности происходившего».

Следующий аспект, которого коснулся Коновалов, это «проблема инструментализма в праве». Юристы Европы и Америки специализируются, как правило, в узких сферах. В то время как в России любой адвокат за солидное вознаграждение возьмется за дело, в котором не имеет не только опыта, но и аккредитации. И будет утверждать, что он дока, способный выиграть процесс. Коновалов не уверен, какая из полярных позиций верная, но признает тот факт, что «сегодня право является исключительной высокотехнологичной сферой применения человеческих знаний». Поэтому исключительно важны «специализация, профессионализм, навыки и знания, которые отрабатываются и оттачиваются годами в десятках проигранных и выигранных процессов». Юрист при этом отмечает, что постоянно растет количество юридических инструментов, которые следуют за бурным развитием экономики. Коновалов уверен, что человечество может погубить себя, увлекшись торговлей долгами и забыв о производстве реальных товаров. «Рискую предположить, что именно ослабление эффективности оборота деревативов, вторичных инструментов стало причиной глобального финансового кризиса, - сказал Коновалов. - Это очень опасный путь. Путь, который способен привести к глобальному мировому кризису, и не к одной волне».

Отсюда вытекает еще одна проблема. В своем стремлении получить эффективные инструменты для обслуживания трендов мировой экономики юриспруденция влияет на само состояние права. Заинтересованные специалисты лоббируют законопроекты, действуя в интересах отдельной категории лиц. Это, по мнению Коновалова, размывает право. В качестве примера он привел работу комиссии над поправками в Гражданский кодекс, которые накануне Дмитрий Медведев внес в парламент. Коновалов выразил надежду, что законопроект «не растащат по кусочкам», он не будет исковеркан, и его примут в разумные сроки. По словам министра юстиции, в ходе работы над поправками, развернулась борьба между инструментальным и концептуальным подходами. «Были внесены смелые предложения, которые 20 лет назад показались бы недопустимыми, - сказал он. – И, тем не менее, нашлись специалисты, которые, ориентируясь на мировой опыт, говорили о том, что это безнадежно устарело, нужно сделать все гораздо более радикально. Некоторые из этих предложений нашли свое место в проекте, и он сегодня выглядит довольно смело и довольно неординарно во многом. Но то, что они предлагали, поверьте мне, это было абсолютно незнакомо, неведомо нашему правосознанию». Что именно он имеет в виду, Коновалов не пояснил, но отметил, что предложения поступали под лозунгом, что нужно опираться на опыт в мировой практике. Похоже, что предлагалось просто скопировать нормы британского коммерческого права. Как отметил Коновалов, «дискуссия на этом этапе показалась довольно мирной, и дело не дошло до кровопролития серьезного». А сам документ в общем уцелел и оказался достаточно сбалансированным.

Реклама

В третьем блоке своего выступления Коновалов неожиданно поделился «своими сомнениями в том, что право вообще имеет серьезные и хорошие перспективы своего существования и развития». По его мнению, причина в том, что заставляет «субъекта правоотношения следовать праву». В представлении юриста существует три уровня мотивации, так как «человек — существо трехсоставное, он действует на уровне эмоций, прагматичного осмысления действительности и иррациональности». Практически на каждом из предыдущих семи Сенатских чтений упоминалось имя Иммануила Канта. Какая бы тема ни была бы заявлена, выступающие неизменно обращались к наследию немецкого философа. Не смог удержаться и Александр Коновалов. «Для каждого то, что Кант называл категорическим императивом, может выглядеть в своей форме, - заявил он. - Есть формы более-менее типовые, для многих миллионов людей. Это некая надрациональная составляющая, которая человека заставляет действовать так или иначе. Даже если он иначе не мотивирован к такому поведению. Так вот на этих уровнях могут быть определены три ключевых слова, которые определяют мотивацию применять право».

Эти три слова: страх, выгода и долг. Естественное инстинктивное желание человека получать удовольствие и избегать страданий мотивирует его законопослушание. Но это, по мнению Коновалова, было характерно на самых ранних этапах человеческой цивилизации. «По итогам осмысления чувственного рефлекторного опыта человек рационально начинает понимать, что жить по закону ему в конечном итоге выгодно и комфортно, в том числе за счет того, что он может на долгие годы и даже десятилетия планировать свою деятельность, планировать развитие своей имущественной сферы», - аргументирует он. Третий уровень мотивации не связан с временным периодом, так как во все века находились люди, «которые вели себя безупречно (не воровали, не убивали), несмотря на то, что закон не работал, и не было надежды, что он заработает в ближайшее время». По мнению юриста, это говорит о том, что «ими руководило что-то надчувственное и надрациональное, у них было представление о долге и человеческом облике». Коновалов считает, что идеальный вариант — это сочетание всех трех мотиваций.

Для того чтобы понять, чем руководствуется современное общество, выступающий предложил окунуться в историю и сравнить эпохи. Но его периодизация несколько отличается от традиционной. Это не первобытная община, рабство, феодализм, капитализм и так далее. Периодизация по Коновалову звучит как: мифологическое общество, корпоративное и посткорпоративное. В эпоху мифологии человек подчинялся инстинктам, считал себя неотделимой частью природы, жил в постоянном страхе. С развитием цивилизации появляется понятие долга, в поведении возникает рациональное зерно. Эпоха ренессанса вместе с возрождением приносит человечеству эгоизм. После Второй мировой войны религия отошла на второй план, и на правовой арене появляется личность, с его правами, возведенными в ранг наивысшей ценности. Преступность такой подход побороть не смог, а вот перегибы стали проявляться в самых разных местах. «Мне как практикующему христианину было неприятно, что несколько тетенек молодых устроили шабаш в главном храме страны, - неожиданно заявил Коновалов. - Как юрист я готов оценивать это трезво и рационально: не думаю, что они заслуживают сурового наказания, просто наказания заслуживают, судимости, наверное, да, но вряд ли реального лишения свободы. Но это должны решать другие юристы, это должны решать судьи, безусловно».

Выступающий несколько раз подчеркнул, что это рассуждения его как гражданина и рядового юриста по профессии. «Сегодня стало известно, что международная организация Amnesty International признала этих девушек узницами совести. Почему? - вопрос прозвучал риторически. - Потому что это ссылка на практику Европейского суда по правам человека: любое самовыражение, в том числе оскорбляющее, шокирующее, унижающее государство, его представителей или отдельные категории лиц, тем не менее имеет право на существование». По мнению Коновалова, «это является признаком некоего размывания фундаментального подхода к праву, которое известно со времен не то что римского права, но еще со времен древнегреческих философов: мое право на самовыражение заканчивается там, где начинается право другого на самовыражение или его право на защиту от такого самовыражения». Коновалов подчеркнул, что отступление от этих принципов означает угрозу для всего мирового правопорядка.

По мнению докладчика, такое верховенство самовыражения над правом не было бы столь опасным, если бы эта самая личность развивалась, росла и самосовершенствовалась. «Но, к сожалению, мы видим-то другое, - сказал он. - Мы видим, что человечество, как в целом, так и в лице своих отдельных представителей, наоборот деградирует и скатывается в то самое мифологическое состояние. Человек ощущает себя частью природы. То, что вместо природы в виде джунглей со зверями теперь существует природа в виде мегаполисов, от этого она природой быть не перестает. Человек ощущает себя частью толпы. Сегодня люди верят в Интернет, в пакет потребительских услуг не менее свято, чем человек 5 000-летней давности в какого-нибудь деревянного истукана или проплывающее над его головой облако».

Неадекватность, по мнению Коновалова, самовыражения сегодняшнего индивидуума можно увидеть в самых разных проявлениях: от безобидного, на первый взгляд, забрасывания снежками футболистов, от прошлогодних беспорядков в Великобритании, до расстрела десятков людей на острове. «В нашей стране такие вещи тоже происходят, конечно, они страшны сами по себе. Я мог бы привести много примеров. Но мне кажется, что человек, который бросает ребенка о стену, а потом не дает везти его к врачу, а потом сжигает, а потом инсценирует его исчезновение, смотрится гораздо органичнее и естественнее в обществе, в котором общепринято материться на улицах, бить женщин в семье, мочиться на обочинах дороги, поливать дерьмом власть в социальных сетях, чем в том обществе, в котором есть какие-то рамки поведения», - заключил он.

Резюме Александра Коновалова весьма не утешительно, как для права как института, так и для рода людского в целом. Человечество измельчается, оно становится все более разобщенным, современные технологии: коммуникативные, торговые, индустриальные позволяют человеку существовать практически автономно. У юриста нет вообще никаких сомнений в том, что через несколько десятилетий человек вообще сможет не выходить из своей квартиры, работая фрилансером, получая зарплату на банковскую карту, покупая необходимое через интернет-магазины и все свое общение выстраивая через социальные сети. «Беда в том, что человек в таком состоянии не мотивирован на исполнение права, он не будет в нем нуждаться, - озвучил Коновалов свой вердикт. - Находясь в этом состоянии, он будет нуждаться разве что только в организации по защите прав потребителей».

Реклама


Когда человечество забаррикадируется по своим квартирам, на первый план выйдут те, кто за счет сформировавшихся социальных сетей, коммуникативных, торговых, политических, будет обслуживать население. Коновалов предполагает, что управлять этими сетями будет, скорее всего, не очень широкая группа лиц. «Они будут жить не по праву, а по неким деловым обыкновениям, то есть по сути по обычаям, - предсказал он. - Мы катимся в состояние первобытного общества, пускай, на новом уровне организованного, пускай, снабженного колоссальными возможностями научно-технического прогресса, но общество устроено достаточно примитивно. Роль права в этом смысле может оказаться плачевной». Нарисовав столь сомнительную перспективу, Коновалов, вопреки национальной традиции, сразу ответил на вопрос, что делать. Припомнив уже в третий раз за вечер президента, он посоветовал «включать голову и не становиться заложником тех примитивных типовых моделей, которые сегодняшняя цивилизация обильно предлагает людям».

Юлия Никитина, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор